01.03.2017 | Алексей Афонский

Между двух стульев

Власти Донецкой и Луганской народных республик ввели внешнее управление на предприятиях украинских бизнесменов

Фото: Wikimedia Commons

Донецк и Луганск не дождались от Киева снятия торгово-транспортной блокады, как того требовал объявленный в понедельник ультиматум, и ввели внешнее управление на предприятиях, находящихся под украинской юрисдикцией. Больше остальных пострадали Ринат Ахметов и его холдинг СКМ. Между тем, последствия ощутят на себе и украинский бюджет, и рабочие, и Москва, которой придется платить рабочим зарплату. Политологи сходятся во мнении, что ситуация обернется потерями для всех сторон.

Ситуация на границе подконтрольных Киеву территорий и двух самопровозглашенных республик обострилась в конце января. Тогда ветераны добровольческих батальонов украинской армии и активисты националистических движений заявили, что торговля с Донбассом неприемлема и незаконна. Вместе с некоторыми депутатами Верховной Рады они начали блокировать железнодорожное сообщение с ДНР и ЛНР. Сначала оказалась перекрыта узловая железнодорожная станция Светланово, затем — движение по грузовой линии Луганск-Лисичанск-Попасная в районе населенного пункта Золотое, далее — переезд из поселка Бахмут Донецкой области в подконтрольную ДНР Горловку, магистраль Ясиноватая-Константиновка и движение на мариупольском направлении. По всем этим путям на Украину поступал донецкий и луганский уголь.

Действия активистов не только вызвали критику ОБСЕ (организация заявила, что блокада приведет к гуманитарной катастофе в регионе), но и вынудили правительство страны ввести чрезвычайные меры в энергетической системе. Власти разработали график веерных отключений электричества, а управление тепловыми электростанциями перевели в ручной режим. При этом Киев заверял, что не собирается закупать электроэнергию в России (хотя за день до этого профильный министр Игорь Насалик называл поставки из РФ единственной альтернативой углю из Донбасса).

Внефракционный депутат Владимир Парасюк называл режим ЧП запугиванием граждан и попыткой заставить их возмущаться активистами. Он обещал, что ветераны АТО захватят ТЭЦ, если работа электростанций прекратится под предлогом нехватки угля.

В то же время, украинская прокуратура еще в январе возбудила уголовное дело по факту блокады. Против нее высказывался и президент Петр Порошенко. «Они "защищают" украинскую металлургию от украинского же кокса, украинские семьи — от украинского тепла, украинские дома — от украинского света, украинцев — от рабочих мест», — говорил глава государства. «Я не знаю тех, кто блокирует, но тех, кто организует, я знаю. И даже догадываюсь, кто помогает им это делать. Но это против Украины», — вторил ему премьер-министр Владимир Гройсман.

Им отвечали в запрещенном в России «Правом секторе», пресс-секретарь которого Артем Скоропадский говорил, что не смущен возможными потерями для украинского бюджета — все все они оправданы в военных реалиях. «Солдаты находятся в окопах тоже не в самых комфортных условиях, но во время войны с этим надо мириться. Украина должна разорвать дипломатические отношения с Россией, назвать войну войной, а не антитеррористической операцией и, естественно, прекратить любую торговлю с оккупированными территориями».

Блокада сказывалась и на работе предприятий Донбасса. Многие из них вынуждены были закрыться, как, например, Харцызский трубный завод, Комсомольское рудоуправление, «Краснодонуголь», Енакиевский и Макеевский металлургические заводы. Все они входят в холдинг Рината Ахметова «Метинвест». Его потери за месяц блокады оцениваются в 6-10 миллионов долларов. В понедельник последнюю доменную печь остановил Донецкий металлургический завод.

В тот же день слово взяли главы ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий. «Киев, используя радикалов, организовал и продолжает блокаду железнодорожных путей, угрожает блокадой автомобильных дорог, соединяющих республики Донбасса с Украиной. Мы введем внешнее управление на всех предприятиях украинской юрисдикции, работающих в ДНР и ЛНР. Мы перестанем поставлять уголь на Украину. Для поставок угля нет ни возможности, ни схемы оплаты», — заявили Захарченко и Плотницкий в совместном обращении. На выполнение своих требований они дали Киеву два дня.

При этом власти сепаратистов подчеркнули, что внешнее управление не означает национализации компаний. «Это не дает смены права собственности. Передача прав собственности — это решение Народного совета, но здесь я бы не стал бежать впереди паровоза», — объяснял министр доходов и сборов ДНР Александр Тимофеев.

В штабе блокады сначала говорили, что не воспринимают всерьез угрозы Захарченко и Плотницкого. «Они не знают, что им сделать, потому что этот уголь никому, кроме Украины, не нужен», — говорил координатор штаба Анатолий Виногродский. Но уже во вторник его соратники заявили о штурме своих позиций. Атаку, по их словам, организовали «вооруженные титушки» (так на Украине называют спортивных молодых людей, которые за деньги охраняют политические акции или устраивают провокации на них), пытавшиеся захватить тепловозы с углем и уничтожить редут.

В результате столкновения пострадали трое человек. Прибывшие полицейские задержали 37 участников схватки, но активисты все равно обвинили власти в бездействии. Организаторами нападения участники блокады назвали украинское МВД, которое таким образом якобы хотело «вызвать вооруженный отпор». До этого украинские политики и политологи утверждали, что руководство страны не пойдет на снятие блокады силовым путем (хотя вечером 28 февраля министр внутренних дел Арсен Аваков попросил у правительства дополнительные полномочия для этого).

И вот в ночь на 1 марта власти ДНР и ЛНР выполнили свою угрозу. В республиках созданы специальные штабы, которые займутся переводом предприятий на внешнее управление. Их задача — не удержаться на плаву, а переориентировать производство под российский рынок, заявил председатель Народного совета ЛНР Владимир Дегтяренко. Вместе с тем, власти обещают не забыть и про права рабочих.

Угроза нависла и над индивидуальным предпринимателям, которые работают на Донбассе без статуса резидента. В ближайшее время им предстоит зарегистрироваться в местных налоговых органах, иначе их активы тоже перейдут в управление временной администрации.

В республиках не сомневаются, что внешнее управление будет способствовать развитию компаний. Там уже говорят о налаживании экономических связей с партнерами по всему миру (правда, признают, что часть сырья теперь вынуждены будут закупать в России). «Несмотря на трудности с политическим признанием республики, наши предприятия довольно успешно сотрудничают со странами ближнего и дальнего зарубежья. По сути, наши производители начали уход от украинских рынков сбыта в пользу других стран уже более двух лет назад», — рассказал исполняющий обязанности министра промышленности и торговли ДНР Алексей Грановский.

Один из идеологов ДНР Борис Литвинов заверил, что к нему уже обращались «грамотные специалисты, готовые приложить свои знания и умения в управлении предприятиями». «А если вспомнить о потенциале Донецкой области, которая приносила Украине 20% ВВП, потенциал этих предприятий довольно высок», — уверен Литвинов.

Украинский политолог Константин Батозский указал на то, что до сих пор предприятия, находившиеся на Донбассе, но под юрисдикцией Украины, выплачивали зарплату своим сотрудникам из средств собственников. Теперь эта нагрузка ляжет на Москву, которая, по словам Батозского, дотирует непризнанные республики.

Сильнее всех последствия перевода предприятий на внешнее управление почувствует на себе крупнейший бизнесмен Украины Ринат Ахметов. Накануне вооруженные люди заблокировали работу его благотворительного фонда «Поможем». Штаб организации располагался на стадионе «Донбасс-Арена». Спустя несколько часов руководство фонда заявило о полном прекращении работы.

Однако благотворительность — далеко не главное направление деятельности Ахметова. В 2014 году, после начала конфликта, он отказался поддерживать самопровозглашенные республики, сохранив лояльность Киеву. При этом принадлежащие ему предприятия продолжали работать в ДНР и ЛНР. Власти республик говорили, что это во многом вынужденная мера — так они надеялись сохранить рабочие места для граждан. В данный момент в Донбассе расположены 47 компаний, входящих в группу СКМ. Их потеря, по оценкам экономистов, грозит бизнесмену банкротством.

В СКМ входит две последние частные шахты ДНР — «Ждановская» и «Комсомолец Донбасса» (остальные были национализированы вскоре после начала боевых действий). При этом даже в случае перехода под внешнее управление они, вероятно, смогут обеспечивать ДТЭК, еще один холдинг Ахметова и часть СКМ, сырьем. Впрочем, холдинг может понести и другие потери в виде теплоэлектростанций.

Украинские политологи сходятся во мнении, что предприниматель стал жертвой своего стремления сохранить нормальные отношения с обеими сторонами конфликта. Теперь ни одна из них не заступилась за Ахметова и его активы. И если Донецку с Луганском обретение контроля над ними сыграет на руку, то Киев может потерять несколько миллиардов гривен недополученных налогов.

Между тем, на Донбассе есть не только предприятия холдинга Ахметова. Донецкий металлургический завод, остановивший работу на днях, принадлежит украинскому бизнесмену Виктору Нусенкису. А химический завод «Стирол» является частью холдинга Ostchem Group Дмитрия Фирташа. Сейчас его судьбу решает австрийский Минюст: выдачи олигарха требуют одновременно США и Испания, обвиняющие его в коррупционных преступлениях и отмывании денег.

Некоторые активы и вовсе контролируются российскими структурами, как, например, Алчевский металлургический комбинат и Алчевский коксохимический завод. Оба они входят в корпорацию «Индустриальный союз Донбасса», которой владеет ВЭБ. «Лугансктепловоз» — крупнейший производитель тепловозов на Украине — входит в российский «Трансмашхолдинг». Все они были зарегистрированы в украинской юрисдикции, однако, возможно, к ним в Донецке и Луганске отнесутся иначе.

«Пока еще стороны сохраняют пространство для маневра и надеются, что ситуация нормализуется. При всем том, что все преследуют свои цели, и у Ахметова много недоброжелателей как на Украине, так и в республиках, его предприятия давали давали значительные поступления в бюджет Украины. Их сотрудники имели работу с приемлемыми зарплатами, а это уже плюс для ДНР и ЛНР. Я думаю, что стороны пытались соблюдать статус-кво до последнего, но здравомыслия Украине все же не хватило», — отметил в разговоре с «Профилем» украинский политолог и экономист Александр Дудчак.

«Хотелось бы все же надеяться на то, что ситуация разрешится в интересах населения. От всей этой истории страдает, в первую очередь, оно. Национализация, о которой идет речь, приведет к последующей приватизации, и тогда пострадают люди. Переход во внешнее управление несет в себе и плюсы, и минусы. Предприятия, которые были интегрированы в единую схему, будут разобщены. Эта цепочка, которая связывала их, порвется. Заменить эти компании будет очень сложно. Получается, одно предприятие может разрушить весь производственный процесс. К сожалению, на первом месте здесь политика, а не экономика. И это в итоге обернется потерями для всех», — говорит политолог.

В России на решение властей ДНР и ЛНР отреагировали достаточно хладнокровно. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что действия продиктованы необходимостью «выживать». «Не думаю, что здесь применимо слово "отжим". Мы являемся свидетелями того, как отторгнутые своим государством области попадают в еще более тяжелое положение, будучи поставленными в условия блокады со стороны экстремистов», « сказал Песков. По его словам, действия Донецка и Луганска, в какой-то степени можно понять.

Министр иностранных дел Сергей Лавров указал, что блокада Донбасса противоречит Минским соглашениям. Введение внешнего управления, по словам дипломата, напротив, целиком укладывается в них: «В сложившихся условиях руководство провозглашенных Донецкой и Луганской народных республик едва ли имело какой-то иной выход для того, чтобы обеспечить дальнейшее функционирование предприятий. Это связано и с сохранением рабочих мест, и с необходимостью эту продукцию не только производить, но и продавать».

КОНТЕКСТ

13.11.2017

Праздник не для всех

Михаил Саакашвили пообещал украинцам Новый год без Петра Порошенко

31.10.2017

Начали издалека

Комиссия спецпрокурора США Роберта Мюллера предъявила первые обвинения членам предвыборного штаба Трампа

30.10.2017

Скучно и немножко визы

Россияне все меньше следят за украинскими событиями, треть опрошенных выступают за полный таможенный контроль

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ