13.02.2017 | Алексей Афонский

Умный и дальновидный ход

Президентом Германии предсказуемо избрали Франка-Вальтера Штайнмайера, серьезных соперников на выборах у него не было

Фото: Wikimedia Commons

12 февраля в Германии прошли выборы президента. Победителем ожидаемо стал бывший министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер. Его кандидатуру партии правящей коалиции согласовали еще в ноябре, поэтому реальных соперников у недавнего дипломата не было. Тем не менее, избрание Штайнмайера называют важным событием для страны и Европы в целом, а канцлер Ангела Меркель уже заявила, что экс-министру предстоит быть главой государства в трудные времена. В интервью «Профилю» научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Федор Басов объясняет, почему прошедшее голосование заслуживает внимания, и как оно может повлиять на расклад сил в немецкой политике на годы вперед.

— Начнем с фигуры президента Германии. Какими полномочиями он обладает, ведь известно, что вся реальная власть принадлежит канцлеру?

— Согласно Основному закону ФРГ [официальное название Конституции], президент — высшее должностное лицо, глава государства. Он может распустить Бундестаг, если у того не получается сформировать правительство большинства. Законы ФРГ вступают в силу только после подписания их федеральным президентом. Президент утверждает в должности федерального канцлера, выбранного бундестагом, и назначает федеральных министров по представлению канцлера. Только президент может объявлять войну.

— Как проходят выборы президента?

— Выборы президента Германии не являются прямыми. Вместо всенародного голосования главу государства выбирает Федеральное собрание. Этот орган не является постоянным и существует только для избрания главы государства. В него входят все действующие депутаты Бундестага (630 человек) и столько же депутатов парламентов всех 16 федеральных земель (ландтагов). Каждый земельный парламент делегирует число депутатов, пропорциональное количеству жителей этой федеральной земли. Также соблюдается пропорция партийного представительства при делегировании земельным парламентом своих депутатов в федеральное собрание.

Каждый из 1260 членов Федерального собрания имеет право выдвинуть своего кандидата на пост главы государства. При этом Штайнмайер, как действующий депутат Бундестага, и сам принимал участие в голосовании. Для победы необходимо в первом или втором раунде получить абсолютное большинство голосов или в третьем раунде — относительное.

— Как относятся к такой процедуре в политических кругах Германии и в обществе?

— Непрямые выборы подвергаются критике со стороны некоторых политологов и небольшой части населения. Есть предложения перейти к всеобщему избранию федерального президента как, например, в Австрии. Это, под мнению отдельных сторонников прямого голосования, было бы боле демократично.

— Как Франк-Вальтер Штайнмайер стал основным претендентом на должность президента?

— Кандидатуру Штайнмайера прошлой весной выдвинула его собственная Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Позднее ее поддержали еще несколько политических сил: Христианско-демократический союз (ХДС), Христианско-социальный союз (ХСС), вместе с СДПГ входящие в правящую парламентскую коалицию, а также Свободная демократическая партия (СвДП) и «Союз 90/Зеленые». Интересно, что ХДС впервые в истории поддержал кандидата на пост президента от СДПГ. Более того, в предвыборный год [имеются в виду парламентские выборы, которые состоятся 24 сентября 2017 года]. Это решение далось Ангеле Меркель нелегко. По информации СМИ, она сначала отказала партнерам по коалиции в поддержке Штайнмайера. Лишь спустя полгода, в ноябре, ХДС и ХСС объявили о своей поддержке кандидата от социал-демократов.

— Чем можно объяснить такое поведение канцлера?

— В год выборов в Бундестаг ХДС было трудно пойти на то, чтобы президентский пост занял кандидат от СДПГ. Несмотря на то, что сейчас ХДС, ХСС и СДПГ являются партнерами по правящей коалиции (и, вероятно, останутся ими после парламентских выборов), сам по себе формат большой коалиции из нескольких партий обычно рассматривается ее участниками как вынужденная мера. Меркель хотела бы видеть новым президентом политика из своей партии. На этот пост могли бы претендовать действующие министры Урсула фон дер Ляйен, Вольфганг Шойбле и другие видные христианские демократы. Канцлер готова была даже рассматривать кандидатуру бывшей уполномоченной по делам архива Штази Марианне Биртеллер, которая входит в партию «Зеленых». Но после того, как социологи опубликовали результаты опросов, согласно которым для абсолютного большинства немцев Штайнмайер является желательной кандидатурой, лично Меркель, ХДС и ХСС поддержали его.

— Если Штайнмайера поддержали все ведущие партии Германии и его победа была делом фактически решенным, почему некоторые партии все же выставили своих кандидатов?

— СвДП и «Союз 90/Зеленые» согласились с выбором правящей коалиции, потому что не являются популистами и, как правило, готовы сотрудничать с другими партиями, в том числе с ХДС, ХСС и СДПГ. Чего нельзя сказать о других политических силах страны. В Германии сейчас есть сразу несколько партий, которые, в зависимости от взглядов, считаются право- или левопопулисткими. Самые заметные из них — ультраправая «Альтернатива для Германии», Левая партия, «Свободные избиратели» и Партия пиратов. Все они выставили на выборы своих представителей, потому что не могут позволить себе согласиться с мейнстримом.

— Как сам Штайнмайер отнесся к своеобразному карьерному понижению? Ведь за последние десять лет он успел побывать и министром иностранных дел, и вице-канцлером. Неужели у него не было более серьезных амбиций, чем кресло президента?

— Дело в том, что он уже участвовал в гонке за пост канцлера в 2009 году и проиграл ее Ангеле Меркель. С тех пор он лишился одной почки, которую в качестве донора пожертвовал собственной супруге. Это добавило ему популярности среди населения, но отняло немало сил. Поэтому для Штайнмайера участвовать в борьбе за пост канцлера без высоких шансов на победу было непривлекательно. А вот пост президента, не требующий такого напряжения сил, как должность министра или канцлера, может стать достойным венцом его политической карьеры. В 61 год его репутация по-прежнему остается безупречной и ничем не запятнанной.

— Как результаты выборов повлияют на борьбу за Бундестаг и пост канцлера?

— Уход Штайнмайера в президенты уже привел к тому, что к активной политической деятельности вернулся многолетний депутат Европарламента и его недавний председатель Мартин Шульц. СДПГ уже выдвинул его кандидатом в канцлеры. Председатель партии Зигмар Габриэль, который заменил Штайнмайера на посту министра иностранных дел, и сам был бы не прочь осенью возглавить правительство, но явно уступает в популярности и Штайнмайеру, и Шульцу. Возвращение последнего позитивно сказалось на рейтинге СДПГ, который вплотную приблизился к показателям ХДС/ХСС. Если Шульц и не станет канцлером, то вполне сможет быть очень авторитетным главой МИДа в новом правительстве. Этим он окончательно выровняет позиции социал-демократов относительно блока ХДС/ХСС. Так что такую сложную рокировку можно назвать умным и дальновидным шагом СДПГ, которая пытается выжать максимум из нынешней ситуации.

КОНТЕКСТ

15.11.2017

Больше специальных прокуроров

В Минюсте США планируют начать расследование урановой сделки Хиллари Клинтон

08.11.2017

Природная вражда

Ольга Романова покинула Россию после «доноса» замдиректора ФСИН

02.11.2017

Охота на троллей

Представители Facebook, Twitter и Google рассказали конгрессменам о «российском вмешательстве» в выборы

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ