30.01.2017 | Марианна Беленькая

Искусство торга

Россия пытается найти новых союзников в Сирии

После того как правительственные войска взяли под свой контроль Алеппо, значительная часть вооруженной оппозиции подписала соглашение о прекращении огня Фото: Sergei Grits AP⁄TASS

Обеспечив физическое выживание режима Башара Асада, Россия приступила к политическому маневрированию. И даже предложила участникам внутрисирийского конфликта проект будущей Конституции страны. Но новые российские инициативы могут вызвать неожиданную реакцию.

На минувшей неделе российские дипломаты активно занимались сирийской проблемой. В понедельник и вторник в столице Казахстана Астане прошли переговоры между участниками внутрисирийского конфликта при посредничестве Москвы, Анкары и Тегерана. А в пятницу представители сирийской оппозиции встретились с главой российского МИД в Москве. Налицо неожиданный поворот сюжета – Москва начинает напрямую вести диалог с вооруженными противниками Башара Асада. И тут она может столкнуться с целым рядом проблем.

На нейтральной площадке

Переговоры в Казахстане, который считается нейтральной стороной, одинаково уважаемой всеми участниками конфликта в Сирии, были организованы по инициативе России, Турции и Ирана. И именно в Астану приехали представители вооруженной оппозиции, чтобы встретиться как с делегацией официального Дамаска, так и с российскими дипломатами и военными. Братания между сирийцами не случилось, впрочем, этого и не ждали. Основной, хотя и негласной целью двухдневных переговоров было установление доверительных контактов между вооруженной оппозицией и российской делегацией.

Комментируя итоги переговоров в Астане, Сергей Лавров отметил, что российская делегация в составе представителей МИД и Минобороны провела несколько прямых встреч с делегацией вооруженной оппозиции. В частности, обсуждались перспективы совместной борьбы с терроризмом в Сирии, прежде всего с группировкой «Исламское государство» (запрещена в РФ).

Была достигнута договоренность об участии вооруженной оппозиции в переговорах по сирийскому урегулированию наряду с политической оппозицией, особо отметил Лавров.

Фактически впервые за почти шесть лет конфликта в Сирии Москве удалось наладить доверительные отношения с людьми, которые контролируют ситуацию «на земле». Однако сближение с вооруженной сирийской оппозицией рискует повлечь за собой известные осложнения.

Компромисс гарантов

Единственным официальным итогом встречи в Астане стало совместное заявление стран–гарантов мирного урегулирования – России, Ирана и Турции. Оно было оглашено хозяином встречи, главой МИД Казахстана Кайратом Абдрахмановым в присутствии спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. Три страны объявили о создании механизма мониторинга прекращения огня в Сирии, а также подтвердили приверженность принципам суверенитета и территориальной целостности этой страны. Было подчеркнуто, что военного решения сирийского конфликта нет и урегулирование возможно только в ходе политического процесса на основе резолюции СБ ООН №2254.

Первоначально предполагалось, что итоговое заявление подпишут и сирийские участники встречи, однако в первый же день стало очевидно – делегации оппозиции и правительства пока не готовы поставить подпись под одним документом, причем противоречия у них не только друг с другом, но и со странами-гарантами – Ираном и Турцией. Разногласия возникали по самым разным вопросам. Как практическим (ситуация в районе Вади-Барада, откуда поступает вода населению Дамаска и который правительство пытается вернуть под свой контроль, а оппозиция считает, что это нарушение перемирия), так и теоретическим (каким должно быть будущее политическое устройство Сирии).

Постпред Сирии в ООН Башар Джаафари, представлявший официальный Дамаск, настойчиво называл делегацию вооруженной оппозиции «террористами», обвиняя их вместе с Турцией в саботаже переговоров.

Глава делегации оппозиции, лидер политического крыла группировки «Джейш аль-Ислам» Мухаммед Аллюш отказывался признавать в качестве гаранта перемирия Иран, а также говорить о дальнейшем урегулировании до тех пор, пока не будет полностью соблюдаться соглашение о прекращении огня и решен вопрос с политзаключенными.

По итогам переговоров в Москве признали, что имел место элемент шантажа со стороны оппозиции. Но самое главное, что обе делегации все же не покинули Астану до окончания переговоров. И то, о чем в Москве умолчали, – Турция и Иран все же подписали итоговое заявление, после того как оттуда были убраны самые спорные формулировки, в первую очередь о светском характере будущего сирийского государства. На этом фоне достаточно неожиданно прозвучало заявление главы российской делегации, спецпредставителя президента РФ по урегулированию в Сирии Александра Лаврентьева, что Москва передала вооруженной оппозиции проект конституции Сирии, в котором, как утверждают арабские источники, значится подобная формулировка.

Впрочем, уже сам факт наличия российского проекта сирийской конституции стал сенсацией.

Конституционный раскол

В Москве подчеркивают, что проект конституции подготовлен на основе консультаций со всеми сторонами конфликта, включая официальный Дамаск, оппозиционные силы и страны региона. По словам российских дипломатов, они лишь хотели подтолкнуть процесс разработки новой конституции Сирии и не собираются вмешиваться в процесс принятия Основного закона.

Официально проект конституции широкой общественности представлен не был. Но источники в делегации оппозиции ознакомили СМИ с некоторыми его положениями. Спустя несколько дней после переговоров те же источники предоставили полный текст конституции на русском языке.  В нем не оказалось ни слова о светском характере будущего сирийского государства. В то же время полностью исчезли статьи, согласно которым президентом Сирии должен быть мусульманин, а источником права в стране является шариат.  Ислам ни разу не упоминается в тексте, но говорится о равенстве всех религиозных организаций и уважении всех религий и религиозных святынь. Именно такой вариант устраивает алавитов и христиан Сирии, но считается светским в глазах суннитской оппозиции.

Срок президентского правления остается прежним – 7 лет. Однако президент теряет право переизбрания. На действующего президента Асада это правило не распространяется. У него остается его право переизбрания в соответствии с конституцией 2012 года.

Однако еще до того, как полный текст документа стал доступен, арабские СМИ, контролируемые Саудовской Аравией и Катаром, уже сделали свой вывод, заявив, что за проектом конституции стоит «Иран и сирийский режим».Ведь именно они настаивают на «светском характере» Сирии, тогда как вооруженная оппозиция, основой идеологии которой являются религиозные установки, заинтересована в исламизации страны, хотя это и не декларируется вслух. «Иранские уши» увидели и в намерении убрать слово «арабская» из названия страны.

Бывшие террористы – новые партнеры?

Формальной темой переговоров в Астане было обсуждение мер по закреплению соглашения о прекращении огня, достигнутого в конце декабря. Именно с такой повесткой согласились те, кого еще недавно в России называли террористами и боевиками. Сейчас, цитируя главу МИД РФ Сергея Лаврова, это полевые командиры, которые должны стать участниками политического урегулирования.

Вооруженная оппозиция оценила усилия Москвы и также сменила тональность. Махмуд Аллюш заявил, что Россия перешла от роли участника боевых действий к роли гаранта урегулирования. Т. е. полевые командиры готовы принять посредничество Москвы в решении вопросов с Ираном и официальным Дамаском. А это значит, что на данном этапе российские дипломаты и военные, которые принимали непосредственное участие в переговорах, выполнили свою задачу.

Если говорить не о словах, а о практических результатах взаимодействия новых союзников, то здесь важна работа по разграничению отрядов оппозиции от боевиков террористических организаций «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в России).

Практически с начала конфликта в Сирии Москва настаивала на том, чтобы международное сообщество договорилось о том, кого в этой стране считать террористом. Вопрос стал еще более актуальным после начала военной операции России на сирийской территории. На Западе и в арабском мире Москву неоднократно обвиняли в том, что она борется в Сирии не с террористами, а с вооруженной оппозицией. Но кого считать террористами, а кого оппозицией, на уровне СБ ООН так и не было решено.

Вот цитата официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, датированная 6 октября 2016 года, после очередного обстрела российского посольства в Дамаске: «Создается впечатление, что наши западные партнеры забывают, что «Джебхат ан-Нусра», «Исламское государство», «Джунд аль-Акса», «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам» и другие подобные группировки – это все та же разросшаяся «Аль-Каида» (запрещена в РФ), которая 15 лет назад совершила страшные теракты в США». Теперь представители «Джейш аль-Ислам» ведут переговоры с российскими дипломатами и военными и приезжают в Москву.

«Ахрар аш-Шам» в переговорах в Астане не участвовала, как и еще несколько близких к ней группировок. Однако Москва не против вести диалог и с ними. Об этом свидетельствует тот факт, что «Ахрар аш-Шам» оказалась в опубликованном Минобороны РФ списке сирийских вооруженных формирований, подписавших 29 декабря соглашение о прекращении огня. И хотя представители группировки отрицают, что давали на это свое согласие, очевидно, что работа с ними ведется.

Что изменилось? Почему Россия вдруг пошла на диалог с теми, кого считала террористами, и почему они, в свою очередь, пошли навстречу Москве?

Первый и главный фактор – изменение турецкой политики в Сирии, а также примирение Москвы и Анкары. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган – один из виртуозов ближневосточной политики и никогда не упустит свою выгоду при любом раскладе сил. Когда был шанс превратить Сирию в свою зону влияния, по сути, в протекторат, Эрдоган сделал все возможное для свержения сирийского президента Башара Асада, с которым незадолго до начала протестов в этой стране активно сотрудничал.

Когда сирийские курды, поддерживающие тесные связи с Рабочей партией Курдистана, которую турки считают террористической организацией, получили шанс создать на турецкой границе свой фактически независимый анклав, как это было в Ираке, когда ИГ стала осуществлять теракты на территории Турции и когда внутренняя оппозиция чуть не осуществила военный переворот, Анкара предпочла стать частью политического процесса в Сирии на основе взаимодействия с Москвой. На тот момент Россия доказала, что уходить из Сирии не собирается. Право сильного на Востоке уважают, и Эрдоган не стал исключением.

Москва также нуждалась в сотрудничестве, ведь под контролем Турции находится значительная группа вооруженной оппозиции. Анкара и арабские страны вели агрессивную информационную войну против России, обвиняя ее в убийстве мирных граждан в Сирии. Москва стремительно теряла симпатию на Ближнем Востоке, а военный конфликт грозил стать бесконечным. Учитывая, что затягивание боевых действий не в интересах России, поиск компромиссов был неизбежен.

И вот первые итоги сотрудничества двух стран: экономическая столица Сирии город Алеппо вернулся под контроль официального Дамаска. И фактически сразу значительная часть вооруженной оппозиции подписала соглашение о прекращении огня.

Следующий шаг для Москвы – наладить собственные контакты с оппозицией, ведь Эрдоган может снова развернуться на 180 градусов. Переговоры в Астане показали, что диалог возможен. Но насколько надежны новые партнеры?

Здесь очень важен нюанс, что именно Турция и Катар поддерживают не приехавшую в Астану группировку «Ахрар аш-Шам». За участвовавшей в переговорах «Джейш аль-Ислам» стоит Саудовская Аравия. Эр-Рияд, хоть и отказавшийся на данном этапе от роли официального посредника в переговорах, бдительно следит за своими интересами в Сирии, не случайно именно представитель близкой ему группировки был назначен главой делегации.

Почему же в Астану не приехала «Ахрар аш-Шам», несмотря на имеющиеся на нее у Турции рычаги давления? Среди сирийских журналистов существует версия – Анкара и Доха оставили эту группировку в стороне от переговоров для маневра, на случай, если их будет не устраивать развитие событий. Присоединиться же к достигнутым договоренностям «Ахрар аш-Шам» всегда успеет, тем более что на нее, по всей видимости, все же распространятся условия перемирия, ведь в списках Минобороны РФ она осталась.

Пока же оппозиция диктует свои условия. Уже через неделю оппозиционеры ждут ответ на свои предложения о механизме контроля перемирия.

«Русские заверили, что в течение недели изучат его, и решение будет принято на их встрече с турецкой стороной, которая состоится в Астане примерно через семь дней», – заявил журналистам представитель оппозиционеров Усама Абу Зейд. Только после этого оппозиция будет принимать решение, приезжать ли в Женеву, где 8 февраля должны начаться переговоры о политическом урегулировании. Москва очень надеется на их присутствие, иначе весь переговорный процесс снова превратится в пустые разговоры.

Иранский фактор

Примечательно, что в Москве не комментировали требование сирийских оппозиционеров вывести из Сирии все иностранные вооруженные формирования, поддерживаемые Ираном, т. е. отряды «Хезболлах». Но очевидно, что Москве не избежать серьезного разговора с Тегераном. Уже на стадии подготовки к переговорам в Астане появившаяся напряженность в отношении двух региональных партнеров вылилась в публичную сферу.

Иранцы были против участия в переговорах представителей новой американской администрации, которых пригласил в Астану Лавров. Тегерану также не нравится резкий крен России в сторону Турции – только недавно стороны обменивались обвинениями в адрес друг друга, а сегодня уже вместе наносят авиаудары. С подозрением к этому относятся и в Сирии, особенно в среде алавитов, испытывающих к туркам неприязнь еще со времен Османской империи. И в Дамаске, и в Тегеране очень недовольны тем, что Россия громогласно заявляет о своих успехах в борьбе с терроризмом в Сирии, пренебрегая ролью сирийских военных и иранских союзников.

Трудно представить, что Иран благосклонно отнесется к расширению политического влияния вчерашних полевых командиров, чья идеология прямо противостоит интересам шиитов. Ведь иранцы в последние десять лет потратили немало ресурсов, как военных, так и финансовых, чтобы выстроить зону шиитского влияния между Ираном и Средиземным морем (через территорию Ирака, Сирии и Ливана).

На данный момент Иран является основным, если не единственным гарантом экономической стабильности официального Дамаска. Если бы не помощь Тегерана, еще в 2013 году сирийское правительство могло бы рухнуть. В январе 2013 года Иран открыл первую кредитную линию для оказавшегося под международными санкциями Дамаска в размере $1 млрд, благодаря чему правительство смогло расплатиться за импортируемое продовольствие. Затем последовал кредит на $3,6 млрд на закупку нефтепродуктов. Третий кредит поступил в 2015 году, и снова на миллиард.

Кроме того, в 2012 году между Сирией и Ираном начало действовать соглашение о свободной торговле, и товарооборот между ними вырос с примерно около $300 млн в 2010 году до $1 млрд в 2014-м. Эксперты не исключают, что в ближайшее время эта сумма превысит $5 млрд. Фактически нет сектора экономики Сирии, где бы не было иранских вложений или иранской доли. В том числе заключаются контракты на использование сирийской земли, а по сути, согласно публикациям некоторых СМИ, иранцы скупают ее за бесценок.

Буквально за неделю до начала переговоров в Астане между Тегераном и Дамаском были подписаны пять новых крупных экономических соглашений. По данным СМИ, Иран получил право стать третьим мобильным оператором в Сирии, кроме того, достигнуты договоренности о строительстве нефтяного терминала на территории 5 тыс. га, такой же участок выделяется Ирану и под сельскохозяйственные нужды, так же как и возможность эксплуатации фосфатных шахт примерно в 50 км к востоку от Пальмиры.

Учитывая размер вложений, Ирану нужны гарантии, что после окончания военного конфликта он сможет сохранить все свои контракты и рано или поздно получить долг.

Для сравнения по данным на апрель 2016 года, Москва и Дамаск подписали несколько соглашений на восстановление структуры Сирии на сумму 850 млн евро. И если в 2011 году товарооборот между странами составлял примерно $1,98 млрд, то в 2014-м упал до $594 млн.

При этом алавиты – самые верные и фактически единственные союзники Москвы в Сирии, очень надеются, что среди прочего Россия создаст здесь рабочие места, будет активно покупать их сельскохозяйственные товары и поможет им выйти на другие рынки (а это во многом прямая конкуренция с Турцией). Цитирую слова сирийцев: «мы хотим, чтобы Россия была для нас тем же, что и США для Израиля». А кроме христиано-алавитского анклава в районе средиземноморского побережья, безусловной поддержки у России в Сирии нет нигде.

Ливанская модель

Устами оппозиции и сирийского правительства говорят их региональные партнеры. И вопрос в том, как они будут разграничивать сферы своего влияния в этой стране. Ждет ли Сирию ливанская модель государственного устройства, когда за каждой партией и каждым министром стоят интересы иностранных хозяев и система работает ровно до тех пор, пока они не начинают выяснять отношения друг с другом? В Сирии с учетом ее экономической привлекательности цена влияния будет гораздо выше, чем в Ливане.

А значит, России придется выстраивать отношения с теми, кто до сих пор считался врагом, при этом не предать старых друзей, найти тонкий баланс между интересами своих партнеров, а по сути соперников, и быть готовой инвестировать, а не только гордиться тем, что оказала содействие в борьбе с терроризмом в Сирии.

Конкуренция на финише 25.09.2017
Конкуренция на финише

Чего добилась Россия за два года военной кампании в Сирии

Пациент скорее мертв 16.06.2017
Пациент скорее мертв

Минобороны не уверено в том, что удалось ликвидировать главаря ИГ Абу Бакра аль-Багдади

Переходящие руины 20.12.2016
Переходящие руины

Исламисты вернули себе контроль над Пальмирой – Москва уверена, что в этом виноват Барак Обама

Враг моего врага 12.12.2016
Враг моего врага

Запад грозится наказать Россию за ее дружбу с Башаром Асадом

Конец гуманитарных пауз 16.11.2016
Конец гуманитарных пауз

Российские военные возобновили ракетные и бомбовые удары по сирийским боевикам

Аттракцион великодержавности 07.11.2016
Аттракцион великодержавности

Зачем Россия собирает «военно-морской кулак» у берегов Сирии

Билет на свободу 02.11.2016
Билет на свободу

За право выйти из Алеппо боевики берут по $300 с каждого мирного жителя

Гуманитарная пауза 18.10.2016
Гуманитарная пауза

Самолеты России и Сирии приостановили бомбежки Алеппо перед полномасштабным штурмом

Пролетая над Парижем 15.10.2016
Пролетая над Парижем

Переговоры Путина и Олланда во Франции сорвались из-за военных действий России в Алеппо

Курс на слом однополярного мира 14.10.2016
Курс на слом однополярного мира

Путин ратифицировал соглашение о бессрочном размещении российской авиагруппы в Сирии

В поисках взаимопонимания по Сирии 13.10.2016
В поисках взаимопонимания по Сирии

В Европе обсуждают санкции против России из-за Алеппо, пока дипломаты готовятся к новым переговорам

Такой Париж нам не нужен 11.10.2016
Такой Париж нам не нужен

Владимир Путин отказался встречаться с Франсуа Олландом на его условиях

Дорогое стратегическое удовольствие 07.10.2016
Дорогое стратегическое удовольствие

В Госдуме и Минобороны всерьез задумались о размещении военных баз по всему миру

Без шансов договориться 05.10.2016
Без шансов договориться

США не дали Совбезу ООН осудить обстрел посольства России в Дамаске

«Война продлится как минимум еще пять лет» 26.09.2016
«Война продлится как минимум еще пять лет»

Райан О’Фаррелл и Коди Роше, эксперты независимого исследовательского центра Bellingcat, рассказали «Профилю», чем отличается одна воюющая группировка от другой, с кем воюет российская армия и сколько еще может продолжаться конфликт в Сирии

Неоконченная пьеса для истребителей с оркестром 26.09.2016
Неоконченная пьеса для истребителей с оркестром

Какие уроки может извлечь Россия из сирийской кампании

«Доброе утро. Молитесь за Сирию» 22.09.2016
«Доброе утро. Молитесь за Сирию»

Мировые СМИ и соцсети обсуждают Сирию после провала сделки Лаврова и Керри

«Предел безнравственности опускается все ниже и ниже» 21.09.2016
«Предел безнравственности опускается все ниже и ниже»

США обвинили Россию в обстреле гуманитарных конвоев ООН в Сирии

Прекращение прекращения огня 19.09.2016
Прекращение прекращения огня

Дамаск заявил об окончании перемирия в Сирии

Два года за стертую Сирию 19.09.2016
Два года за стертую Сирию

Популярному блогеру Антону Носику грозит реальный срок за призывы в интернете

15 часов тишины 13.09.2016
15 часов тишины

Если режим прекращения огня в Сирии будет соблюдаться, он продлится еще пять дней

Сирия à la carte 07.09.2016
Сирия à la carte

Сегодня все серьезные игроки в сирийском конфликте пересматривают сложившиеся альянсы, преследуя исключительно свои интересы. Недавнее турецкое вторжение на север этой страны ускорило процесс

Успехи контрреволюции 21.03.2016
Успехи контрреволюции

Итоги российской операции в Сирии

Стрельба боевыми 22.03.2016
Стрельба боевыми

В Сирии Россия впервые опробовала стратегические бомбардировщики-ракетоносцы в условиях реальной войны

С прицелом на мировую 15.02.2016
С прицелом на мировую

Защищая интересы Башара Асада, Россия рискует всерьез столкнуться с его врагами на Ближнем Востоке

Триумф и отчаяние 29.12.2015
Триумф и отчаяние

Владимир Путин и технически, и идеологически вооружает свою страну для военных авантюр, подобных сирийской

Калибр имеет значение 12.12.2015
Калибр имеет значение

Зачем Россия задействовала подводную лодку для борьбы с исламскими радикалами в Сирии

Штиль-антитеррор 23.11.2015
Штиль-антитеррор

На угрозы «Исламского государства» российские власти ответили «надлежащими мерами» и призывами к бдительности

Не время для дискуссий 23.11.2015
Не время для дискуссий

Российские парламентарии, в отличие от их избирателей, не сомневаются в правильности внешней политики РФ

Мне возмездие 23.11.2015
Мне возмездие

Сможет ли террористическая угроза примирить Россию и Запад

Трудно быть изгоем 17.11.2015
Трудно быть изгоем

В секретном стратегическом документе Кремль формулирует цели своей интервенции в Сирии

Один в небе воин 17.11.2015
Один в небе воин

У России будет минимум союзников в борьбе с исламистским террором на Ближнем Востоке

Сирия в сердце моем 02.11.2015
Сирия в сердце моем

Увлекшись конфликтом в далекой арабской стране, рядовые россияне почти забыли про Донбасс

Несовместимость 01.11.2015
Несовместимость

Поскольку нынешняя Россия ведет священную войну со всем миром, из погибшего на войне солдата ей надо делать не самоубийцу, а государственного святого

Бои за ближнего своего 18.10.2015
Бои за ближнего своего

Россия и США не могут договориться о координации своих действий в Сирии, потому что ведут в этой стране разные войны

Гляжу в озера Сирии 05.10.2015
Гляжу в озера Сирии

Вмешательство России в сирийский конфликт нельзя объяснить логически, но можно обосновать геопоэтически

«Эти люди должны знать, что они станут ветеранами» 05.10.2015
«Эти люди должны знать, что они станут ветеранами»

Против кого, как и сколько времени будут воевать в Сирии российские военные, пока не может сказать никто

Сбитый прицел 03.10.2015
Сбитый прицел

Какие задачи поставлены перед российскими ВВС в Сирии

Неизвестная война 05.10.2015
Неизвестная война

Что заставило Путина 30 сентября 2015 года начать сирийскую операцию, мы, возможно, когда-нибудь узнаем

КОНТЕКСТ

25.09.2017

Конкуренция на финише

Чего добилась Россия за два года военной кампании в Сирии

21.08.2017

Зомби безопасности

Чем больше российские власти заботятся о безопасности России, тем сильнее другие страны ощущают исходящую от нее угрозу

18.07.2017

На развалинах халифата

Ближнему Востоку угрожает новый конфликт из-за передела сфер влияния

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ