25.01.2017 | Аркадий Кузнецов

Если не «Мамочка», то кто

Возможный кандидат от СДПГ Зигмар Габриэль отказался от борьбы с Ангелой Меркель за пост канцлера ФРГ

Фото: SPÖ Presse und Kommunikation/Flickr

Министр экономики и член СДПГ Зигмар Габриэль не будет выдвигать свою кандидатуру на пост канцлера в сентябре, поэтому социал-демократам придется подыскать нового кандидата. Габриэль заявил, что хотел бы, чтобы его место занял Мартин Шульц. Если судить по опросам общественного мнения, решение Габриэля продиктовано тем, что у него не было шансов в противостоянии с Меркель. Почему серьезных шансов обойти на выборах Ангелу Меркель сегодня нет ни у кого, пояснил «Профилю» главный научный сотрудник Института Европы РАН Алексей Синдеев.

Парламентские выборы в ФРГ пройдут в сентябре. Многие аналитики называли их в числе главных рисков 2017 года в связи с ростом популизма и изоляционистских настроений в мире в целом и в Европе в частности. В ФРГ роль партии, выступающей против истеблишмента и использующей популистские лозунги для привлечения недовольных, стала «Альтернатива для Германии», хорошо проявившая себя на местных выборах в некоторых землях.

Однако на роль канцлера в данный момент альтернативы нет, считает главный научный сотрудник Института Европы РАН Алексей Синдеев. «Альтернативы Ангелы Меркель на данный момент не существует — ни с точки зрения ситуации в самой Германии, ни с точки зрения ситуации в ЕС, — говорит он. — Это не хорошо и не плохо, это просто данность. Сейчас она предстает в средствах массовой информации в качестве защитницы Европы. Причем начали создавать такой образ не кто иные, как американские журналисты. Более опытного, более знающего, умеющего добиваться результата политика сейчас в Европе нет. Меркель уже несколько раз выводила ЕС из ряда очень сложных ситуаций, например, из кризиса еврозоны и ситуации с Грецией».

Ситуация вокруг Европы становится все неопределеннее, а конкуренты Меркель, в частности, социал-демократы, не могут оперативно выдвинуть ей альтернативу, сказав: «Вот этот человек может стать канцлером». Этого, указывает Синдеев, не могут не замечать избиратели.

По опросам общественного мнения, от 32% до 38% людей готовы проголосовать за партию Меркель. «Это говорит о том, что, по всей видимости, и представители партии зеленых, и представители партии социал-демократов будут голосовать именно за стабильность, потому что при всем том, что происходит в Европе, в Германии безработица невелика, бюджет в плюсе, — говорит Синдеев. — Привлекать избирателей будет и стиль Меркель: прагматичность, желание заниматься не популизмом, а добиваться результатов».

Потенциальную сложность для Меркель на ее пути к очередному сроку может представлять кризис с беженцами. «Однако и здесь не все так просто, — указывает эксперт. — С одной стороны, это был, скажем так, гуманитарный поступок со стороны Меркель: если идет огромное количество беженцев, их нужно принимать. С другой стороны, она никоим образом не говорит, что не совершала ошибок. Она исправила свою позицию и теперь готова в качестве одной из мер укреплять внешние границы Европейского Союза. И более того, буквально несколько дней назад Меркель заявила, что кризис с беженцами еще не решен, и необходимо думать о механизме солидарности, о перераспределении беженцев. То есть она не пытается идеализировать ситуацию. Хотя проблема, созданная ей — незаконное пересечение границ ЕС, — по-прежнему существует».

В то же время, если посмотреть на людей, совершивших теракты, можно заметить, что они радикализировались уже в Германии или на территории ЕС. Более того, отмечает Синдеев, они были там в качестве мигрантов еще до того, как туда пришла последняя волна беженцев. При этом процент совершенных мигрантами преступлений, который немцы отслеживают с прошлого года, незначителен, особенно если учесть масштаб преступлений: речь обычно идет о мелких кражах.

«Кроме того, от глаз скрыта большая работа с беженцами, которую проводят власти Германии, — рассказывает Синдеев. — К ней подключаются также различные союзы и организации. Надо не забывать и о давлении на радикальных исламских проповедников. Если речь идет о внутренней безопасности, альтернативы Меркель тоже нет, поскольку тема внутренней демократии связана с христианскими партиями, это их домен. Еще один вопрос, который будет активно муссироваться, особенно после избрания Трампа, — это "влияние" России на выборы. Однако власти его не просто муссируют, а собираются принимать определенные меры. Подобное нагнетание тоже способствует активизации комплекса, связанного с вопросом безопасности».

Наконец, Меркель нет альтернативы из-за существования партии «Альтернатива для Германии». Эта партия консолидирует недовольных в различных слоях общества. «Их официальная тактика — провоцировать, — объясняет эксперт. — Те, кто никого не выбирают, но при этом недовольны, проголосуют за "Альтернативу для Германии". По сути, это партия изгоев. К чему это приведет? Арифметически получается, что Меркель получает большинство, но она не будет вступать в коалицию с "Альтернативой". Борьба за коалицию будет сложной».

В целом, в той ситуации, в которой находится Европа, для избирателей главное — стабильность, заключает Синдеев. Именно поэтому альтернативы Меркель нет, и это будет личностный выбор избирателя, связанный с ее качествами. «На нее сыграет и определенная стилизация — мать Отечества, защитница Европы. Внутренние темы вроде социальной справедливости будут играть меньшую роль, но и здесь ХДС предлагает определенные меры, например, сокращение налогов», — говорит эксперт.

КОНТЕКСТ

15.11.2017

Больше специальных прокуроров

В Минюсте США планируют начать расследование урановой сделки Хиллари Клинтон

08.11.2017

Природная вражда

Ольга Романова покинула Россию после «доноса» замдиректора ФСИН

02.11.2017

Охота на троллей

Представители Facebook, Twitter и Google рассказали конгрессменам о «российском вмешательстве» в выборы

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ