20.01.2017 | Алексей Афонский

Отпущен из вредности

Последний содержавшийся в Гуантанамо россиянин Равиль Мингазов передан властям Объединенных Арабских Эмиратов

Фото: shutterstock

Власти США освободили Равиля Мингазова. До сегодняшнего дня он оставался последним гражданином России, содержавшимся в знаменитой тюрьме для террористов в заливе Гуантанамо на Кубе. Вместе с еще двумя бывшими заключенными его отправили в ОАЭ, хотя Москва настаивает на его возвращении на родину, а сам Мингазов говорит, что хотел бы жить в Катаре. Оставшимся в Гуантанамо узникам, скорее всего, придется еще долго ждать освобождения, ведь Дональд Трамп выступает за продление их тюремного заключения.

Вместе с Мингазовым из тюрьмы отпустили 50-летнего афганца Хаджи Вали Мохаммеда и 38-летнего гражданина Йемена Ясина Касима Мухаммада Исмаила Касима. Их освобождение стало последним действием Барака Обамы на своем посту — уже в пятницу он передаст полномочия Дональду Трампу. Закрытие тюрьмы в Гуантанамо было одним из главных предвыборных обещаний сорок четвертого президента США. Открытая в 2001 году при Джордже Буше-младшем, она использовалась для содержания подозреваемых в терроризме. Почти никому из узников так и не были предъявлены официальные обвинения, а потому держать их в американских тюрьмах запрещал закон. Однако на территорию одноименной военной базы на Кубе его действие не распространялось.

Большинство заключенных в Вашингтоне подозревались в участии в военных действиях против американской армии в Афганистане и Ираке на стороне талибов или «Аль-Каиды» соответственно. Однако в тюрьме содержались и уйгуры — представители отдельного народа, живущего на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, крупнейшего в КНР. Уйгуры исповедуют ислам и последние три столетия (после завоевания теократического восточного Туркестана Цинской империей в 1759 году) ведут борьбу за независимость с пекинскими властями. Пентагон отказывался передавать заключенных уйгуров Пекину, утверждая, что на родине их ждут пытки.

База в Гуантанамо — не единственное учреждение, использующееся американским министерством обороны в подобных целях. В Ираке местом содержания предполагаемых боевиков до закрытия в 2014 году служила печально известная тюрьма Абу-Грейб. Служившие там солдаты армии США не раз оказывались в центре скандалов в связи с пытками и издевательствами над узниками. Три года назад в центре внимания оказалась тюрьма на острове Диего-Гарсия в Индийском океане. Пилот пропавшего в марте 2014 года малазийского Boeing 777 Захари Ахмад Шах, по одной из версий, угнал самолет, чтобы направить его на одноименную военную базу. Так он якобы хотел отомстить американским властям за пытки, которым те подвергали его единоверцев-мусульман. Тем не менее, Гуантанамо на протяжении всего времени своего существования оставалась самой известной американской тюрьмой за пределами США. Ее закрытия требовали правозащитники и политические активисты по всему миру, много раз направлявшие в Белый дом петиции.

21 января 2009 года, на второй день после вступления в должность, Барак Обама подписал соответствующий приказ. Но против закрытия выступил Конгресс, большинство в котором составляли идеологические оппоненты президента из Республиканской партии. После долгих переговоров сторонам удалось прийти к компромиссу. Тюрьма продолжила функционировать, но Обама добился запрета на перевод заключенных в любые другие места заключения на территории США или иной страны. Кроме того, был определен правовой статус узников. По нынешним правилам, они являются противниками США (вражескими комбатантами), а значит, подлежат суду специальной военной комиссии и могут находиться под стражей бессрочно. Это, впрочем, не означает, что заключенные Гуантанамо никогда не предстанут перед судом. С 2012 года на кубинской базе идет процесс над гражданином Кувейта Халидом Шейхом Мохаммедом, который считается главным организатором терактов 11 сентября 2001 года. Приговор ему пока так и не вынесли.

«Было бы хорошо закрыть тюрьму в Гуантанамо. Но там содержатся люди настолько опасные, что мы не можем передать их никакому другому государству, как бы мы этому государству ни доверяли. Реальность такова, что часть находящихся там должна пребывать в тюрьме», — говорил год назад министр обороны США Эштон Картер. В последние годы случаи негуманного обращения с заключенными практически прекратились, и это признавали даже правозащитники, приезжавшие в тюрьму с проверками. Выпущенные на свободу подозреваемые рассказывали, что Гуантанамо делится на две части: оранжевую и белую. В оранжевую зону попадают только те, кто отказывается сотрудничать со следствием, и пытки якобы применяют только к ним. У тех же, кто содержится в белой части, прав намного больше: им позволяют писать письма родным, смотреть телевизор и даже играть в баскетбол.

Узникам Гуантанамо удавалось выйти на свободу и раньше. С 2002 года Пентагон, во многом из-за давления общественности, выпустил из тюрьмы несколько сотен подозреваемых. Многие из них впоследствии возвращались к террористической деятельности и воссоединялись с «Аль-Каидой» и другими группировками. Известны случаи, когда уже после освобождения из Гуантанамо бывшие заключенные увлекались идеями радикального исламизма. Вышедший из тюрьмы в 2006 году Ибрагим ар-Рубайш присоединился к «Аль-Каиде на Аравийском полуострове» и вскоре стал ее главным идеологом. В 2015 году он был убит в Йемене американским беспилотником.

Равиль Мингазов стал самым известным из восьми российских узников Гуантанамо разных лет. Он был задержан в 2002 году в Пакистане по подозрению в участии в боевых действиях на стороне талибов. Официального обвинения Мингазову так и не предъявили, а сам он категорически отрицает свою причастность к боевикам. Он родился на Камчатке, но вырос и провел большую часть жизни в Набережных Челнах. С детства увлекался танцами, состоял в музыкальном коллективе и даже в армии попал в военный ансамбль. Отслужив два года, устроился по контракту в МЧС, где работал начальником склада в звании прапорщика.

Несмотря на религиозность родственников, Мингазов с детства был равнодушен к исламу, пока однажды, уже после службы по призыву, не увидел, как мать совершает утренний намаз. По рассказам женщины, сын очень впечатлился ритуалом и попросил ее рассказать побольше об исламе. После этого Мингазов стал ходить в челнинскую мечеть Таубу, за прихожанами которой закрепилась дурная слава. Многих из них подозревали в совершении терактов в разных городах России, в том числе и в подрыве двух домов в Москве осенью 1999 года. Кроме мечети, Мингазов посещал также лекции по исламу в городском медресе и собрания националистического Татарского общественного центра. Параллельно ему меньше нравились условия, в которых приходилось служить в МЧС: начальство отвергало его предложения, например, ввести в армии халяльную еду.

В 2000 году Мингазов уволился со службы и уехал сначала в Таджикистан с женой и сыном, а потом один — по маршруту Таджикистан-Афганистан-Пакистан. Матери на прощание он сказал, что уезжает «в красивые места строить настоящий исламский джамаат». Время от времени он присоединялся к разным группировкам, например, к «Исламскому движению Таджикистана» (во многих странах оно признано террористическим, а два года вошло в ряды запрещенного в России «Исламского государства») или к «Татарскому джамаату». Через некоторое время россиянин оказался в тренировочном лагере «Аль-Каиды», а оттуда вместе с остальными его членами попал в Пакистан, где и был задержан. На допросах в Гуантанамо он утверждал, что ничего не знал о планах боевиков, в том числе и об организации терактов 11 сентября, и вообще никогда не занимал серьезных позиций ни в одном движении из-за незнания арабского. Единственной своей целью Мингазов называл желание попасть в Афганистан, где он смог бы жить по законам шариата.

За время заключения россиянин несколько раз отправлял письма матери. В них он говорил о хорошем обращении и о том, что надеется скоро выйти на свободу. На допросах Мингазов утверждал, что не хочет быть выданным России. В 2010 году дело Мингазова рассмотрел федеральный суд США. Он не нашел доказательств вины россиянина и постановил освободить его. Но выхода на волю заключенному пришлось ждать еще несколько лет. В 2014 году встречи с ним добилась делегация трех российских ведомств: Минюста, Генпрокуратуры и МИД.

Только через два года после этого Пентагон постановил, что содержание Мингазова в Гуантанамо больше не требуется для обеспечения безопасности США. «Это было очень эмоционально. Мы все еще не можем поверить в произошедшее. Прошло 14 лет с того момента, как Равиль оказался в заключении без каких-либо обвинений. Это потрясающий день», — говорил адвокат Мингазова Гэри Томпсон. По его словам, долгожданное известие клиент отметил праздничным ужином с другими заключенными.

Неясным оставался вопрос о том, куда направят россиянина. Его адвокаты настаивали на Великобритании, где теперь живет его бывшая жена, а Москва требовала возврата узника на родину. Сам Мингазов говорил, что предпочел бы поселиться в Катаре. В сообщении Министерства обороны США от 19 января говорится, что Мингазов, Хаджи Вали Мухаммед и Ясим Исмаил Касим переданы ОАЭ: «Соединенные Штаты благодарны правительству ОАЭ за его гуманитарный жест. США согласовали с правительством, что перевод будет осуществлен под надежной охраной и при гуманном обращении».

Россия обычно прилагает усилия к тому, чтобы вернуть бывших заключенных, отбывавших наказание за рубежом, на родину, но только при условии их личного согласия, говорит эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Шарбатулло Содиков. «Тут все зависит от того, чего он хочет сам, была ли его отправка в ОАЭ его просьбой, или это было сделано принудительно. В данном случае мы не можем говорить наверняка, но это ключевой момент. Россия обычно пытается вернуть своих граждан домой, но может требовать этого, только если против них в РФ заведены уголовные дела», — отметил Содиков в разговоре с «Профилем».

Уполномоченный МИД по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов рассказал «Профилю», что российские власти не раз говорили Вашингтону о желании вернуть Мингазова домой. «Мы направляли официальные запросы по каналам Генпрокуратуры, но, как видим, они остались без внимания, — сказал дипломат. — Интересно было бы посмотреть, как повели бы себя в США, если бы освободили из тюрьмы их гражданина и отправили бы его в третью страну. Очевидно, что решение принималось уходящей администрацией в спешке».

«Столь поспешное, без надлежащего консульского уведомления действие уходящей администрации выглядит как проявление подростковой вредности», — написал Долгов в своем твиттере.

В Гуантанамо продолжает оставаться 41 заключенный. И следующего освобождения, по всей видимости, придется ждать долго. В начале января Дональд Трамп высказался против такой практики. «Не следует дальше освобождать из Гуантанамо. Там содержатся чрезвычайно опасные люди, которые не должны возвращаться на поле боя», — написал избранный президент США в своем микроблоге.

КОНТЕКСТ

19.10.2017

Контрмеры в корейском стиле

КНДР пригрозила США и их союзникам невообразимым и неожиданным ударом

18.10.2017

Через тернии к запретам

Миграционный указ Дональда Трампа в очередной раз заблокирован судом на Гавайях

13.10.2017

Война в головах

Российский посол в Стокгольме Виктор Татринцев посетовал на небывалый накал русофобии в Швеции

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ