28.12.2016 | Алексей Афонский

Через право к правде

Российский суд признал Евромайдан государственным переворотом

Фото: Андрей Стенин/РИА Новости

Дорогомиловский суд Москвы признал события февраля 2014 года на Украине государственным переворотом. Этого добивался бывший депутат Верховной Рады, а ныне член Комитета по спасению Украины Владимир Олейник, подавший соответствующий иск. Свидетелем по делу выступали бывший украинский президент Виктор Янукович и другие в прошлом видные киевские политики. Юристы указывают, что решение российского суда не будет иметь никакого значения за пределами страны, но сам Олейник настроен обратиться в международные инстанции.

Нынешний судебный процесс — не первый для Владимира Олейника. Осенью бывший мэр Черкасс и депутат Верховный Рады нескольких созывов обращался в различные инстанции у себя на родине: сначала в Генпрокуратуру, потом в Высший административный суд. Ни там, ни там его заявление не приняли «за недостаточностью оснований». Решение прокуратуры экс-депутат оспорил в Печерском суде Киева, а параллельно обратился в Дорогомиловский суд Москвы. Тот оказался куда более сговорчив, сразу принял дело к рассмотрению, а сам процесс в итоге продолжался всего две недели.

«Я всю жизнь проработал в судебной системе и поэтому все вопросы привык решать правовым путем. Через право — к правде и справедливости. Когда на Украине мне отказали и даже не приняли заявление, я твердо знал, что это незаконно. А значит, надо оспаривать другими способами. Российское законодательство, в частности 62-я статья Конституции, дает право иностранным гражданам и даже лицам без гражданства защищать свои права в российских судах. Чем я и воспользовался — обратился по месту своей временной регистрации в Москве — в Дорогомиловский суд», — рассказал Олейник «Профилю».

Оппонентов на суде у него не было — все выступавшие разделяли точку зрения политика и убеждали суд встать на его сторону. Специфика процесса предполагает, что истец может привлекать заинтересованных лиц. Президент Украины Петр Порошенко и министры иностранных дел (по состоянию на февраль 2014 года) Германии, Франции и Польши Франц-Вальтер Штайнмайер, Эрик Фурнье и Радослав Сикорски (все трое участвовали в подписании соглашения Виктора Януковича с оппозицией) в Москву ожидаемо не приехали. Зато явились сам Янукович, бывший премьер Николай Азаров, его заместитель Сергей Арбузов, экс-глава администрации президента, МВД и СБУ Андрей Клюев, бывший министр МВД Виталий Захарченко и экс-генпрокурор Виктор Пшонка.

Янукович в своих показаниях повторял примерно то же, что говорил незадолго до этого на другом процессе — над бывшими бойцами «Беркута». В нем он участвовал по телемосту из здания Ростовского городского суда. Беглый президент утверждал, что не давал указаний силовикам стрелять по оппозиции, а значит все убийства милиционеров и мирных граждан — на совести радикалов. Рассказал он и об обстоятельствах своего вынужденного отъезда в Россию: сначала тогда еще глава государства поехал в Харьков на съезд «Партии регионов», оттуда — в Донецк, а затем — на машине в Крым. В Донецке Януковича встретили и попытались задержать вооруженные пограничники, но аргументы президента («Вы понимаете, что делаете? Это преступление. У вас нет прав, и вы нарушаете закон») убедили их отступить. На смену власти, по словам экс-президента, повлияли извне, а «штаб госпереворота фактически размещался в посольстве США».

Экс-премьер Николай Азаров вспоминал о своих беседах с иностранными дипломатами. Те, по его словам, постоянно твердили о необходимости садиться за стол переговоров с протестующими. При этом посол Германии с усмешкой говорил, что подобные события в его стране невозможны, ведь ФРГ — демократическое государство. Бывший глава администрации президента, МВД и СБУ Андрей Клюев назвал суду главных организаторов событий на Майдане: ими якобы были председатель Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов, спикер Верховной Рады Андрей Парубий и депутат Сергей Пашинский. Бывший генпрокурор Виктор Пшонка заявил, что главными инициаторами протестов стали радикалы, которые настраивали мирных граждан. «Вандализм, поджоги и убийства стали реалиями того времени», — говорил Пшонка. Комендант антимайдана Александр Зинченко говорил про выступления на сцене Майдана бывшего грузинского президента Михаила Саакашвили, польского политика Ярослава Качиньского и американского посла Джеффри Пайетта. Также суд посмотрел видеозаписи событий февраля 2014 года и заслушал политологов, которые дали определение понятию «государственный переворот».

27 декабря в суде состоялись прения сторон, в которых участвовал один Олейник. Больше часа он снова перечислял суду показания выступавших. Примерно столько же судья Анна Шипикова провела в совещательной комнате, после чего зачитала постановление. «Факт государственного переворота является общеизвестным и очевидным и не нуждается в дополнительном доказывании», — говорилось в нем. При этом там же утверждалось, что суд принял решение, исходя из показаний заинтересованных лиц. События на Майдане признаны «действиями, направленными на насильственное изменение конституционного строя и захват власти». Однако больше внимания в постановлении было уделено основаниям, по которым суд вообще взялся рассматривать иск Олейника. У себя на родине политик не может рассчитывать на защиту, а российский народ не может оставаться равнодушным к тому, что происходит на Украине. К тому же, на ее территории действуют экстремистские организации, которые запретил Верховный суд РФ. Поэтому вопрос о квалификации событий Майдана выходит за пределы суверенитета одного государства и затрагивает интересы в том числе и России, зачитала Шипикова.

«Я понимаю, зачем это может быть нужно Олейнику. Ему нужно юридически обосновать свой статус беженца в России. Хотя российские власти и без того предоставляют ему этот статус. Но вот зачем российскому суду заниматься такими вопросами, я не понимаю, — отметил в беседе с «Профилем» доцент юридического факультета МГУ Глеб Богуш. — Это совершенно неправовой вопрос. Оценку событий, происходивших в другом государстве, с которым у России, к тому же, есть дипломатические отношения, по всем правилам должен давать суд этого государства. Никаких юридических последствий этого решения я не вижу, ни на международном уровне, ни даже на внутрироссийском. Практика исходит из того, что государства не оценивают друг друга. А уж тем более, такую оценку не дает Дорогомиловский суд».

«Это вполне нормальное явление, — парирует Оленик. — Это у нас принято думать, что это решение российского суда, и поэтому оно может распространяться только на Россию. А в мире есть прецеденты. В 2009 году американский суд признал факт госпереворота в Гондурасе. Тогда заявителями стали трое судей из Гондураса. А недавно в Россию приезжали представители международной судейской общественности, и они рассказали, что высоко ценят суды российской юрисдикции и их решения».

Бывший депутат Рады настаивает, что решение Дорогомиловского суда очень важно и может обернуться последствиями в России, на Украине и во всем мире. «Мы уже почти три года говорим о том, что был переворот. Но одно дело, когда мы просто говорим, а другое дело, когда есть судебное решение. Это гораздо важнее. Да, мне действительно нужно обосновать свой статус беженца здесь, в России. И не только мне — многим моим коллегам, которых преследует Киев. Но главное не это. Главное, чтобы жители Украины поняли и увязали то положение, которое они сейчас имеют в политике и экономике страны, с нынешним решением. Нужно, чтобы они поставили диагноз нынешней ситуации. И тогда уже можно будет лечить всю страну, убирать незаконную власть с политической арены», — говорит истец.

В будущем он собирается обратиться в международные суды и надеется закрепить там нынешний результат. «Первым делом я обращусь в Европейский суд по правам человека. Потом в Венецианскую комиссию, а это непросто. Обычные граждане не могут туда обращаться лично. Субъектом обращения являются власти страны или ОБСЕ. Мы поговорим с жителями ДНР и ЛНР, и пусть господин Штайнмайер обращается в Венецианскую комиссию. Я подготовлю обращение, которое подпишут 45 действующих депутатов Рады, и с этим обращением пойду в Конституционный суд Украины. А еще я изучаю возможность обращения в немецкий суд общей юрисдикции по месту жительства Штайнмайера. Я предварительно консультировался с немецкими юристами, и они рассказали, что в Германии есть общее правило: если вы были стороной сделки или выступали гарантом, надо отвечать. Не только политически, но и в правовом отношении. Раз Штайнмайер в 2014 г. выступил гарантом соглашения с оппозицией, и они не выполнили его, то пусть теперь отвечает».

Пока же Олейник пытается повлиять на ситуацию на Украине внесудебными методами. В составе Комитета спасения Украины (КСУ), в который также входят видные бывшие политики во главе с Николаем Азаровым, он стремится организовать революцию и свергнуть нынешнюю власть, о чем неоднократно заявлял в интервью. «Люди поднимутся, другого варианта нет. Но Киев уничтожил лидеров, и теперь они появятся извне. Когда хотя бы один город поднимется, я сразу буду там с людьми, и мы начнем развивать наступление против банды по другим городам. Смена режима пройдет демократическим путем без крови», — говорил Олейник в прошлом году. КСУ он считает «теневым украинским правительством в изгнании» и надеется, что его члены после очередной смены власти займут ключевые государственные посты. Также он собирается признать Крым российским и предоставить Донбассу право на самоопределение.

КОНТЕКСТ

19.09.2017

Скверный гектар

В Хабаровском крае суд впервые лишил местную жительницу прав на пользование выделенной землей

11.09.2017

Пренеприятное известие

Пятое заседание по делу Алексея Улюкаева прошло с применением цитат из классической литературы

11.09.2017

Жест мифотворца

Почему Владимир Путин вдруг согласился обсуждать вопрос размещения на Украине миротворческой миссии

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ