19.12.2016 | Аркадий Кузнецов

Борьба за четвертую власть

В Польше продолжается парламентский кризис из-за новых правил работы журналистов в Сейме

Фото: shutterstock

Польский парламент вместе с журналистами выработает новые нормы работы СМИ в парламенте, передает заявление спикера Сената Станислава Карчевского РИА Новости. Слова Карчевского о том, что журналисты по-прежнему будут иметь доступ к работе депутатов, прозвучали на четвертый день массовых протестов и парламентского кризиса в Польше.

Поводом для начала протестов стали новые нормы работы СМИ в Сейме, которые разрешали бы присутствовать в зале заседаний только аккредитованным журналистам, не более двух от издания. Планировалось также создать пресс-центр в другой части здания, что, как жаловались представители прессы, лишило бы их постоянного доступа к депутатам.

На заседании Сейма в пятницу оппозиция заблокировала работу нижней палаты, протестуя против ограничения работы СМИ. Правящая партия просто перешла в другое помещение, где приняла проект бюджета на 2017 год. Оппозиция утверждает, что это было сделано с нарушением кворума; представители правящей партии «Право и справедливость» обвинения отрицают.

Противостояние выплеснулось на улицу, куда вышли тысячи недовольных.

Это уже не первое решение правящей правящей партии, вызывающее серьезное противодействие оппозиции и недовольных граждан. Старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев рассказал «Профилю» об особенностях идеологии «Права и справедливости», Качиньском как политике и особом польском «евроскептицизме», сторонники которого вовсе не призывают к выходу из ЕС.

— Противоречия между правящей партией и оппозицией принципиальны? Если оппозиция придет к власти, курс Польши резко сменится, или будет просто корректировка, а кризис — борьба внутри по сути одной и той же элиты?

— Противоречия между ними очень глубоки. Нынешняя правящая партия «Право и справедливость» себя позиционирует как сила, направленная против всей правящей элиты вообще, и неважно — правой или левой. Они называют ее «салоном». Под «салоном» понимается часть бывших диссидентов, которые договорились с коммунистами, дали им «золотой парашют» и якобы управляли Польшей вместе. А «Право и справедливость» выступают за проведение с определенной периодичностью полной люстрации, чтобы убрать всех «посткоммунистов» из власти. Также они выступают за радикальную, очень жесткую борьбу с коррупцией. Все это подается под лозунгом «моральной революции».

Условно говоря, бывшая элита и, прежде всего, «Гражданская платформа» — это либералы, а нынешняя правящая партия «Право и справедливость» — это, скажем так, патриоты и консерваторы. Нам это должно быть очень понятно.

Если они поменяются местами, то изменится лишь политика по отношению к Евросоюзу. Политика по отношению к России не изменится совершенно.

«Гражданская платформа» и силы, которые были у власти до нее, — это, в частности, левые, те самые бывшие «посткоммунисты», против которых направляет острие своего гнева Ярослав Качиньский, лидер «Права и справедливости», — были очень проевропейски ориентированы. Они выступали за ЕС, за европейские структуры, за размывание границ. Нынешняя правящая партия тоже за Евросоюз, но другой. Они выступают категорически против превращения ЕС в некую конфедерацию по типу Швейцарии. Они хотят, чтобы все оставалось, как было раньше, чем-то вроде СНГ. Также они выступают за ограничение власти евробюрократии и перераспределение полномочий в пользу национальных правительств.

В основе их идеологии — «учение» папы римского Иоанна Павла II. Для Качиньского и его партии это так называемое учение — фундамент «моральной революции». Почему «так называемое»? Потому что как таковое оно нигде не сформулировано. Иоанн Павел II не оставил трудов, где описал бы по пунктам свое учение. Это просто его взгляды, раскиданные по разным работам и выступлениям. Соответственно, их можно толковать как угодно.

Качиньский ссылается на Иоанна Павла II, на учение католической церкви, выступает за моральное обновление, за то, чтобы в основах политики были христианские ценности. Опять же, это должно быть нам близко, потому что очень похоже на нас: это абсолютно то же самое, что сейчас делает госпожа Мизулина. Только у поляков это еще более обострено: объятия с епископами, обязательные уроки Закона Божия в школе, категорическое неприятие абортов.

Как раз недавно были протесты против ужесточения законодательства об абортах, и без того самого жесткого в Европе. Качиньский и его сторонники решили по сути отменить разрешение на аборты даже в экстремальных случаях, когда есть угроза жизни матери, и плод нежизнеспособен. А почему? Потому что так говорил Иоанн Павел II, который заявлял, что эмбрион — это уже человек, и его нельзя лишать жизни ни при каких обстоятельствах. Ярослав Качиньский, как верный ученик, все воплощает в жизнь дословно.

Польское общество весьма консервативно и позиции католицизма очень сильны. Нынешний кризис имеет глубокие корни.

— Раскол между условными либералами, сторонниками глобализации и условными консерваторами, изоляционистами, о котором сейчас пишет весь мир, для Польши особенный? Судя по вашим словам, у Польши особая ситуация из-за католицизма и антикоммунизма, а евроскептицизм — и тот не вполне евроскептицизм.

— Действительно, это не евроскептицизм, как его понимаем мы. Местные евроскептики очень отличаются от тех же британских, которые решили выйти из ЕС. В Польше евроскептиками считается как раз правящая «Право и справедливость», однако они не против Евросоюза вообще, а за другой Евросоюз. При этом они опять же ссылаются на Иоанна Павла II, который в 90-е годы говорил, что в основе политических устоев должно лежать христианство, и настаивал на включении в преамбулу конституции ЕС пункта о том, что основа европейской цивилизации — христианские ценности. На это же делал упор Ярослав Качиньский, еще когда был премьером в 2005 году.

— Сильна ли у Качиньского тенденция к авторитарности?

— Очень. Ярослав Качиньский создал партию совершенно вождистского типа. Он руководит «Правом и справедливостью» как неоспоримый лидер, никаких демократических процедур внутри этой партии, если говорить о смене лидера, нет.

С другой стороны, это не такая вождистская партия, как в России, где, например, в ЛДПР будет так, как скажет Жириновский. В Польше очень старые парламентские традиции. Например, во время голосования по резолюции, которая признавала Волынскую резню геноцидом, Качиньский был против ее принятия, что не помешало большинству депутатов его фракции проголосовать «за». Он, конечно, вождь, учитель и лидер, но в некоторых вопросах вынужден уступать членам своей партии.

А в целом это авторитарный деятель. Причем Качиньский — неоспоримый лидер в Польше, фактический лидер страны, несмотря на то, что является всего лишь депутатом Сейма. Недаром он в январе этого года встречался с венгерским премьером Орбаном, не занимая никакого официального поста.

— Как будут развиваться события. Судя по последним новостям, правящая партия немного сдала назад. Ситуация успокоится, или стоит ждать нового жесткого противостояния по этому поводу или иному?

— Стоит ждать жесткого противостояния. Ярослав Качиньский, хоть и авторитарный человек, но одновременно очень ловкий политик. Не зря он одержал такую оглушительную победу в прошлом году, когда «Право и справедливость» не только впервые в посткоммунистической истории Польши завоевала абсолютное большинство в Сейме, но и президентом стал человек из его партии.

У Качиньского сосредоточены все рычаги власти. Но очень гибкий политик и умеет делать выводы из своих ошибок. При этом он никогда не изменяет своим идеалам. Это как у Ленина: шаг назад, два шага вперед. Сейчас Качиньский немного сдал назад, как и в истории с абортами, но не подлежит никакому сомнению, что он вернется к обоим вопросам и будет добиваться своего. И я думаю, что добьется. Ну, а что может его остановить?

КОНТЕКСТ

02.08.2017

Реальные новости от реальной снохи

Дональд Трамп запустил канал «достоверных новостей» на Facebook, ведущей которого стала супруга сына президента США Лара

01.08.2017

Властитель в задней комнате

Ярослав Качиньский, стоящий за правительством национал-консерваторов в Варшаве, еще никогда не пользовался таким влиянием, как сегодня. Его попытка реформы юстиции упраздняет принцип разделения властей. Он берет курс на выход из Евросоюза?

31.07.2017

Море по колено

Россия готовит ответные меры на решение Польши о сносе советских памятников

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ