29.11.2016 | Аркадий Кузнецов

Сеульский гамбит

Президент Республики Корея заявила о готовности уйти в отставку

Фото: Korea.net

Президент Южной Кореи Пак Кын Хе заявила о готовности подать в отставку и предложила парламенту решить ее будущее, сообщает информагентство «Ренхап». Оппозиция в ответ уже обвинила президента в нечестной игре. Представители Демократической партии «Тобуро» заявили, что Пак Кын Хе с помощью этой уловки пытается подольше задержаться во власти.

«Я предоставлю парламенту возможность решить мое будущее, включая сокращение моего [президентского] срока», — сказала Пак в телеобращении к корейской нации.

Президент пообещала уйти в отставку, как только будет предложен план по передаче власти, который позволит минимизировать политическую нестабильность и вакуум власти. Такой план, предположила она, должен родиться в ходе дискуссии оппозиции и партии власти.

Демократическая партия «Тобуро» отвергла предложение президента, назвав его уловкой, призванной помочь ей избежать импичмента. Оппозиционная партия пообещала удвоить усилия и начать процедуру импичмента, как и планировалось, 2 декабря.

Представитель партии «Тобуро» в разговоре с Reuters выразил уверенность, что Пак Кын Хе предложила парламенту решить, когда ей уйти в отставку, вместо того чтобы просто самой сделать это, так как Пак прекрасно знает, что это приведет к обсуждению будущих президентских выборов, и все решения отложатся еще на какой-то срок.

Речь президента назвали частью «политического гамбита», цель которого — сорвать импичмент, сообщает «Ренхап». Оппозиция снова заявила о необходимости немедленного и безоговорочного ухода президента в отставку.

«Народ требует немедленной отставки президента, а не перекладывания ответственности за это решение на парламент или его затягивания», — заявил журналистам официальный представитель «Тобуро» Юн Квак Сук. Его слова приводит ТАСС.

Представитель партии «Сэнури» отметил, что президент ответила на призывы общества уйти в отставку, и заявил о готовности к диалогу с оппозицией. В настоящее время оппозиция и независимые кандидаты имеют 171 место из 300 в парламенте.

21 ноября две оппозиционные партии — Народная и Демократическая — официально объявили о начале подготовки к запуску процедуры импичмента президенту. Решение об импичменте должно быть поддержано 2/3 парламента и 6 судьями Конституционного суда из 9. Это означает, что за него должны проголосовать как минимум 29 представителей правящей партии.

Оппозиция несколько недель тянула с объявлением о начале процедуры импичмента, несмотря на то, что скандал вокруг президента и ее подруги Чхве Сунь Силь вывел на улицы сотни тысяч возмущенных корейцев, которые требуют немедленной отставки президента. СМИ и эксперты связывали нерешительность оппозиции с тем, что отставка президента ей не так уж выгодна: в среде Демократической и Народной партий нет сильного лидера, который смог бы победить на президентских выборах, если бы они проводились прямо сейчас. Из-за этого оппозиция ограничивалась требованиями к президенту добровольно сложить полномочия. Однако Пак Кын Хе твердо заявляла, что сама в отставку не уйдет, хотя и попросила у нации прощения за то, что «не смогла уследить за своими приближенными».

Однако после заявления прокуратуры о том, что Пак Кын Хе была непосредственно замешана в коррупционные схемы своей подруги Чхве Сунь Силь, оппозиция была вынуждена заявить о начале работы по импичменту.

Скандал вокруг президента разразился в конце октября, когда журналисты нашли планшетный компьютер, принадлежавший подруге президента. На нем были обнаружены черновики речей Пак Кын Хе. Впоследствии выяснилось, что Чхве Сунь Силь имела доступ к секретным документам, а свое влияние на президента использовала для того, чтобы заставить крупнейшие южнокорейские компании перечислить порядка $50 млн. на счета двух своих фондов. Прокуратура уверена, что Пак Кын Хе знала о действиях Чхве.

Президент пользуется иммунитетом, и прокуратура не может предъявлять ей обвинения. Однако это не мешает силовикам вести расследование. Следователи хотели допросить президента не позднее конца ноября, однако Пак Кын Хе отказалась встретиться с ними, сославшись на плотный график. В администрации президента отвергают все обвинения прокуратуры.

Из-за грандиозного скандала рейтинг президента обрушился уже до 4%, а антирейтинг превысил 90%.

26 ноября по стране в пятый раз прошли массовые демонстрации с требованием отставки Пак Кын Хе, сообщает Reuters. Организаторы сообщали о 1,5 млн. собравшихся, хотя полиция насчитала 260 тысяч.

«Пак Кын Хе сказала, что она готова выслушать мнение парламента. То есть это не было вариантом "не дождетесь", это не было вариантом "я устал, я ухожу", — объяснил «Профилю» ​ведущий научный сотрудник центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Констанитн Асмолов. — Сейчас картина выглядит так: если дело дойдет до обсуждения импичмента, оппозиция, скорее всего, 200 голосов наберет, потому что 29 предателей из правящего лагеря найдутся. После этого у Пак Кын Хе возникнет не очень приятный выбор: если она уходит в почетную отставку, то это, если вынести за скобки весь скандал, вариант "я устал, я ухожу". А вот если проходит импичмент, то оппозиция может сказать: "Ура! Мы ее торжественно свергли!". И для Пак Кын Хе, и для правого лагеря вариант почетной отставки лучше, чем импичмент».

По словам Константина Асмолова, Пак Кын Хе своим заявлением удалось в какой-то степени расколоть оппозиционный лагерь, так как раньше все утверждали, что президент будет сопротивляться до последнего, а теперь теперь «появились варианты».

Впрочем, сейчас ни у той, ни у другой стороны нет лидера, который мог бы стать сильным кандидатом в президенты. «Однако левым оно в целом выгоднее, поскольку у них все же есть некоторое количество людей, которые могут потенциально стать кандидатами, — считает Асмолов. — У правых сейчас лидера нет. Есть одиозные фигуры. К тому же, любых их кандидатов всегда можно обвинить в том, что они из той же партии, что Пак Кын Хе, а значит, наверняка все знали и покрывали». У правых есть надежда на то, что их кандидатом может стать Пан Ги Мун. «Но это не стопроцентный вариант. Пока что генсек сказал, что приедет в Корею после завершения полномочий, осмотрится и тогда решит, участвовать ли в президентских выборах, и если да, то на чьей стороне. Пан Ги Мун был министром иностранных дел Кореи при левых, пролез в генсеки ООН при Но Му Хене и вообще имел репутацию человека, который колебался вместе с линией партии», — говорит эксперт.

От затягивания процесса импичмента больше выиграют правые, нежели левые. «Левым скорее выгоднее довести дело до импичмента, а лучше — до суда, — считает Асмолов. — Счеты к ее отцу есть и у левых, и у правых. Обратите внимание, решающее доказательство вбросили именно правые, а не левые. Как вам нравится: один из помощников президента записывает на телефон конфиденциальные указания от первого лица, а затем год держит их на телефоне, чтобы в итоге показать следствию».

Константин Асмолов также обращает внимание на некорректность сравнения антипрезидентских демонстраций в Корее с Майданом. «Это не "сеульский майдан", как у нас иногда пишут. — говорит он. — Там нет руки Вашингтона, руки Пхеньяна, руки Пекина, руки Монтевидео и, тем более, руки Буркины-Фасо. И это не оранжевая революция. И даже чисто финансово организовать еженедельные демонстрации в разы легче и дешевле, чем организовать постоянный лагерь».

КОНТЕКСТ

29.11.2016

Президент Южной Кореи готова уйти в отставку после политического скандала

Президент Южной Кореи готова уйти в отставку после политического скандала

23.11.2016

Sputnik раздора

Европарламент обвинил Россию в попытке расколоть Европу пропагандой

21.11.2016

Демарш несогласных

Оппозиция решила добиваться импичмента президенту Южной Кореи Пак Кын Хе

24СМИ