03.10.2016 | Алексей Афонский

«Это убийство государственного деятеля»

Суд начал рассматривать дело об убийстве Бориса Немцова

Фото: EPA/Vostock Photo

В понедельник в Московском окружном военном суде состоялось первое заседание по делу об убийстве Бориса Немцова. Прокуроры рассказали присяжным, как, по их мнению, подсудимые планировали и совершали преступление. Адвокаты заявили, что убийство не раскрыто, так как не найдены организаторы. Пикетчики перед зданием суда требовали отправить дело на доследование, а  Кадырова – на допрос. «Профиль» следил за ходом заседания. 

Начало заседания было назначено на 10 утра. Уже за час до этого времени к зданию суда начали приходить первые журналисты. По дороге их встречала женщина с плакатом, на котором было написано: «Это убийство государственного деятеля». К ней то и дело подходили дежурившие у суда полицейские, проверяли документы и спрашивали, что она собирается донести до людей своей акцией. «Я просто стою тут с плакатом», – отвечала женщина. Чуть позже ее сменил известный оппозиционер и соратник Немцова Илья Яшин. «Кадырова на допрос – дело на доследование», – гласил его плакат. 

К 10 часам журналистов и родственников подсудимых было так много, что все они не умещались в узком коридоре суда и были вынуждены по очереди выходить на улицу. Все боялись пропустить свою очередь и не попасть в зал. Администрация суда явно не ожидала такого внимания к процессу и не справилась с организацией. «Могли бы в здание Верховного суда перенести дело или в Мосгорсуд – там свободнее и люди опытные», – сетовали репортеры.

В это время на улице адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров давал интервью перед камерами. «Я 14 лет был адвокатом Немцова при его жизни, и теперь для меня это очень важный процесс, – говорил он. – Я считаю, что следствие не справилось со своей главной задачей – найти организаторов убийства. Да, у меня складывается ощущение, что все, кто находится на скамье подсудимых, так или иначе, причастны к этому преступлению, но они не организаторы. Организаторов мы надеемся установить во время процесса. И, думаю, присяжные нам в этом помогут. Их присутствие – это хорошо».

Об этом же уже во время заседания говорила коллега Прохорова Ольга Михайлова. Она попросила приобщить к материалам дела заявление, в котором рассказала, что считает предварительное следствие некачественным. «Убийство не раскрыто, а расследование было неполным и не всесторонним. Поэтому мы уже просили суд отправить дело на новое расследование, но нам было отказано», – сказала юрист. Главная недоработка следователей, по мнению адвокатов потерпевших, состоит в том, что мотив убийства так и не был установлен. «Почему именно Немцов стал объектом преступления? Ответа нет. Мы уверены, что это убийство нужно рассматривать не как убийство обычного человека, а как убийство государственного и общественного деятеля», - говорила Михайлова. И она, и Прохоров уверены, что следователям стоит допросить высокопоставленных чеченских чиновников, в том числе главу республики Рамзана Кадырова.

«Я не против и не вижу в этом проблемы. Если надо, можно и Кадырова допросить, и кого угодно. Думаю, они тоже возражать не станут», – ответил на это адвокат одного из подсудимых Заура Дадаева. После этого в зал пригласили присяжных. Судья Юрий Житников объяснил им процессуальные тонкости, которые могут быть непонятны человеку без юридического образования. «Пожалуйста, не обращайте внимание на то, что подсудимые у нас тут в клетке и под усиленной охраной. Это не говорит об их виновности – просто таков порядок», – сказал он. Все тот же адвокат попросил вывести из зала бойцов спецназа в масках – они якобы «создают атмосферу угрозы, опасности и давления на присяжных». «И это тоже часть установленного порядка», – ответил судья и отказал в ходатайстве.

После этого слово взяла прокурор Мария Семененко. Она подробно рассказала присяжным, что именно удалось установить следователям до начала суда. «Уважаемые присяжные, давайте вернемся назад, в сентябрь 2014 года. Вы видите, что на скамье подсудимых пять человек. Их могло быть шесть, если бы при задержании не погиб Беслан Шаванов. Но есть и еще один – Руслан Мухудинов. Именно он с группой неустановленных лиц является организатором и заказчиком этого преступления. Но сейчас он в розыске», – говорила прокурор. Личность Мухудинова как предлагаемого организатора и заказчика убийства вызывает вопросы у адвокатов потерпевших и многих сторонних наблюдателей. На момент преступления он был водителем Руслана Геремеева – одного из командиров батальона МВД Чечни «Север» и родного брата сенатора Сулеймана Геремеева. 

Те, кто внимательно следит за процессом, не понимают, откуда у простого водителя нашлись деньги на организацию такого масштабного преступления. По данным следствия, только вознаграждение киллеру и его сообщниками составило 15 миллионов рублей. Кроме того, Мухудинов купил две квартиры в Москве, в которых преступники жили несколько месяцев, арендовал еще одну, а также дом в Подмосковье. В марте прошлого года, после арестов подозреваемых в убийстве Немцова, он вместе с семьей уехал в ОАЭ.

«Итак, вы видите пятерых обвиняемых. Вот крайний слева Заур Дадаев. Именно он, как считает следствие, и произвел шесть выстрелов в убитого. Вот рядом с ним в синей футболке Анзор Губашев, дальше – в зеленой футболке его брат Шадид Губашев. Вот самый крупный молодой человек – это Тамерлан Эскерханов и, наконец, крайний справа – Хамзат Бахаев, – продолжила Семененко. – Дадаев на момент убийства являлся военнослужащим, именно поэтому мы с вами находимся здесь – в военном суде». Прокурор расписала обязанности и роль каждого из пятерых, обратив при этом внимание присяжных на то, что все вместе они обвиняются в создании организованной преступной группы. «Организованная – это значит, устойчивая, сплоченная, со строгой дисциплиной, координированными действиями и планом». Эскерханов, по словам Семененко, отвечал за слежку и подвоз всех участников к нужному месту. Все нужные сведения он якобы находил в интернете: «Набираешь"Борис Немцов» – и сразу выходит ответ: «офис на улице Пятницкой». 

«Если уж обвинитель сама говорит, что мой подзащитный – самый крупный, а потом утверждает, что он отвечал за слежку, то у меня возникают сомнения в ее словах. Естественно, самому крупному легче всего прятаться и кого-то там выслеживать», – иронически отреагировал на это адвокат Эскерханова. 

Несколько раз прокурор упоминала «боевые трубки». Так она называла телефоны, с помощью которых сообщники связывались между собой. Каждому такому телефону, по мнению следствия, полагалась только одна сим-карта, а звонить подсудимые могли только друг другу – чтобы посторонние не засекли номера. «Уважаемые присяжные, ну посудите сами, какие боевые трубки. Как к телефону вообще можно привязать слово «боевой»? Мы видим, что у прокурора слишком богатая фантазия», – заметил на это позже адвокат одного из подсудимых.

Второй прокурор говорил гораздо меньше своей коллеги. Он рассказал присяжным о порядке исследования доказательств, объяснил, как будут допрашивать свидетелей и подсудимых. 

После этого судья Юрий Житников спросил у подсудимых об их отношении к обвинению. Никто из них не признал свою вину, хотя на предварительном следствии Дадаев давал признательные показания на себя и своих сообщников. Шадид Губашев рассказал, что среди его знакомых «почти все русские, есть даже молдаване». На вопрос судьи, понятно ли ему обвинение, Эскерханов ответил, что «не понятно вообще ничего». 

– Я с первых дней прошу, чтобы мне на чеченском рассказали, в чем конкретно меня обвиняют. Переводчика прошу. Все, что говорит прокурор, это ложь.

– А как же вы поняли, что это ложь, если вам ничего не понятно, – удивился Житников.

– Давайте я лучше помолчу.

Адвокаты, в основном, говорили о невиновности своих клиентов. Защитник Бахаева Заурбек Садаханов назвал речь прокурора «мозговой атакой с целью повлиять на подсознание присяжных». Судья несколько раз прерывал его и указывал, что присяжным нельзя рассказывать о личных качествах подсудимых. «Вы ведете себя, как в обычном суде, где нет присяжных. Это недопустимо», - сказал Житников и объявил перерыв на два часа. Журналисты бросились смешно отписывать новости в редакции и заряжать телефоны в коридоре.

Вторая часть заседания оказалась скоротечной. Она целиком была посвящена выяснению, как же дальше будет проходить процесс. Адвокаты просили дать им время на подготовку к исследованию каждого доказательства и допросу каждого свидетеля. Прокурор Мария Семененко оказалась на месте Эскерханова и не понимала, чего от нее хотят оппоненты. 

– Вы просите дать вам время или что? Я не понимаю, что конкретно вы хотите, – сказала она.

– Мы говорим, что не знаем, какие доказательства вы для нас подготовите в каждый конкретный раз. Нам надо выработать свою позицию на каждый случай, – отвечали защитники.

– Но это же всегда так происходит.

В итоге сторонам все же удалось договориться: заседание решено было перенести на вторник, о чем и сообщили присяжным. 

«У нас есть все доказательства, что Бахаева не было в Москве в период убийства. Он жил и работал в области. И много других доказательств для суда у нас тоже есть, – рассказывал адвокат Садаханов журналистам на улице. – Вот завтра и начнем их предъявлять».

КОНТЕКСТ

02.12.2016

Генератор исков

Суд в Смоленской области арестовал 9,3 млрд. рублей на счетах российской IKEA

29.11.2016

Игра в показания

Виктор Янукович ответил на вопросы суда и дал еще одну пресс-конференцию

28.11.2016

Купить за 72 часа

Ритейлеры подводят итоги трехдневных праздничных распродаж

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ