13.09.2016 | Дмитрий Сидоров

«Хуже, чем к диким животным»

Венгрию могут выкинуть из ЕС за ее отношение к беженцам и претеснение свободной прессы и судов

Фото: Shutterstock

Предложение Люксембурга исключить Венгрию из ЕС за отношение к беженцам «хуже, чем к диким животным», – итог долгих споров и разногласий. Но сами венгры, как говорят эксперты, не хотят ни выхода из ЕС, ни забора на границе, который строит их премьер-министр.

Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн в интервью Die Welt призвал исключить Венгрию из Евросоюза из-за её чрезмерно агрессивного подхода к проблеме беженцев – под руководством весьма правого Виктора Орбана страна возводит на границе огромный забор, пытается блокировать перераспределение беженцев в свои города. По мнению Ассельборна, к беженцам в Венгрии относятся «хуже, чем к диким животным». Это, а также притеснение свободной прессы и судов, – достаточная причина для временного, а то и вечного исключения страны из ЕС, считает политик.

Сейчас процедура исключения страны из ЕС весьма трудноосуществима, что мы видим даже на примере Великобритании, которая захотела «на свежий воздух» сама,  в августе в Еврокомиссии заявляли, что не отпустят Великобританию, пока те не выплатят €20 млрд своих задолженностей перед ЕС. Провалились «тайные» планы некоторых стран об исключении Греции сперва из еврозоны, а потом и из ЕС в связи с глубоким экономическим коллапсом этой страны – в Еврокомиссии заявили, что присоединение к еврозоне необратимо. В связи с этим люксембургский министр попросил ЕС упростить процедуру исключения – по его словам, это единственный способ «сохранить единство и верность ценностям Евросоюза». 

Глава МИД Венгрии Петер Сийярто поспешил ответить на выпад Люксембурга, назвав Ассельборна «интеллектуальным легковесом», жизнь которого состоит из «напыщенных наставлений» и «фрустраций». «Мы понимаем, что на Венгрию хотят повесить ответственность за ошибки других. Венгерский народ 2 октября выберет, хочет ли он этого или нет», – отрезал Сийярто.

2 октября в Венгрии пройдет референдум о том, нужно или нет стране принимать европейский план по распределению беженцев, согласно которому в неё попадет больше тысячи беженцев. Правительство Орбана издало 18-страничный буклет, посвященный всем проблемам, которые эти беженцы могут принести в страну, среди которых – «угроза культуре и традициям». Внутри буклета – фотография огромной очереди мигрантов с подписью «У нас есть право решать, кому с нами жить, а кому нет».

Правоконсервативный поворот Венгрии Орбана распространяется не только на мигрантов. В одной из речей год назад он заявил о закате либеральной Европы в целом. «Мы переживаем конец эпохи, которую можно назвать эпохой либерального лепета», – заявил Орбан еще прошлой осенью, когда Венгрия попала в некоторую изоляцию в связи со своей резкой реакцией на миграционный кризис. Неделю назад Орбан как и Ассельборн призвал весь Евросоюз переработать все институты под этот «правый поворот». «Это исторический момент, только сейчас мы сможем провернуть культурную контр-революцию», – сказал Орбан на совместной с польским лидером Ярославом Качиньским пресс-конференции.

 

Обе страны также подвергались подробной критике со стороны центральных органов Евросоюза в связи с их неоднозначными юридическими реформами. В Венгрии, в частности, в 2012 году был уволен глава верховного суда Андрас Бака, высказавший неодобрение новой судебной реформой. Партия Орбана «Фидес» использовала свое парламентское большинство для внесения некоторых изменений в конституцию страны, ограничение власти некоторых судов и отставку многих высокопоставленных лиц вроде Баки в угоду верным партии власти – так, все нынешние 11 судей Конституционного суда были назначены непосредственно партией «Фидес».

 

Ведущий научный сотрудник РАН, унгарист Александр Стыкалин не считает, что эти противоречия действительно могут вылиться в выход Венгрии из состава ЕС. «Евроскепсис Орбана, по моему мнению, больше игра, чем что-то реальное. Страна не готова к этому, общественное мнение в стране, особенно среди элит, настроено проевропейски», – считает эксперт. Его слова подтверждает исследование Pew Research, согласно которому именно среди венгров уровень поддержки ЕС как институции один из самых высоких в Европе – 61% (в Италии он составляет всего 58%, в Германии – 50%). 

«От этих людей в конце-концов и будет зависеть будущее Орбана и его партии. А реального стремления к выходу в стране нет. Обран лишний раз делает это для того, чтобы поработать на свой уже сложившийся имидж самостоятельного политика, которому никто не дикутет, что надо делать, ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне, ни в Москве», – добавляет Стыкалин.  Аналогичной популистской уловкой, по мнению эксперта, являются и планы по строительству гигантского забора на границе. Действительно, общественное мнение требует проявить жесткость в вопросе беженцев из-за несколько транзитного положения Венгрии, однако возведение этой стены и следующая за ним миграционная изоляция страны идет вразрез с одной из главных идеологем самого Орбана — воссоединения разделенной венгерской нации. «2,5 миллиона венгров живет в соседних странах. Орбан всегда говорил о единой трансграничной венгерской нации, о помощи венгерскому зарубежью. Так от кого он пытается отгородиться? От одних лишь арабов?» – задается вопросом Стыкалин.

КОНТЕКСТ

30.11.2016

Кремль обрадовался решению Европейского суда частично снять с Ротенберга санкции

Кремль обрадовался решению Европейского суда частично снять с Ротенберга санкции

30.11.2016

Европейский суд признал санкции против бизнесмена Ротенберга частично необоснованными

Европейский суд признал санкции против бизнесмена Ротенберга частично необоснованными

28.11.2016

Посольство России ответило на сообщения о связи дипломатов с неонацистами в Венгрии

Посольство России ответило на сообщения о связи дипломатов с неонацистами в Венгрии

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ