03.09.2016 | Алексей Баусин

Сами по себе

Узбекистан и после Ислама Каримова продолжит политику равноудаленности

Фото: Shutterstock

Президент Узбекистана Ислам Каримов, бессменно правивший страной более четверти века, скончался на 79-м году жизни. «Профиль» попытался разобраться, как его преемники будут выстраивать отношения с внешним миром в целом и Россией в частности.

Всю минувшую неделю аналитики и журналисты гадали, кто же придет на смену Исламу Каримову, бывшему первому секретарю компартии республики, бессменно руководившему Узбекистаном все эти десятилетия, прошедшие после распада СССР. Одно можно утверждать более-менее определенно – уход Ислама Каримова с политической сцены не повлечет за собой каких-либо драматических изменений во внешней политике государства, претендующего на роль регионального лидера в Центральной Азии. Узбекистан по-прежнему будет лавировать между Западом и Востоком, Севером и Югом, тщательно выстраивая систему сдержек и противовесов.

Официальные сообщения о том, что 78‑летний Каримов госпитализирован, появились 28 августа. Спустя день его дочь Лола Каримова-Тилляева на своей странице в социальной сети Instagram написала, что ее отец перенес инсульт. О кончине президента республики было официально объявлено в пятницу, 2 сентября.

Согласно поправкам, внесенным в Конституцию республики в 2010 году, в случае если президент не может исполнять обязанности, главой государства становится председатель сената парламента. После этого в течение трех месяцев должны быть проведены досрочные президентские выборы.

В числе возможных преемников Ислама Каримова эксперты поминали и нынешнего главу кабинета министров 59‑летнего Шавката Мирзияева, и 72‑летнего руководителя Службы национальной безопасности Рустама Иноятова.

Но от смены высокопоставленных кадров внешняя политика Узбекистана, в том числе и на российском направлении, не изменится. «Оценивать кандидатов с точки зрения, «за Россию» они или против, – это большая ошибка», – говорит доцент Томского госуниверситета, директор Центра исследований стран Центральной Азии, эксперт Российского совета по международным делам Артем Данков. «Любой кандидат или группа людей, которым предстоит осуществлять транзит власти, будут ориентироваться прежде всего на национальные интересы», – подчеркивает эксперт.

Держи дистанцию

Все годы, прошедшие с момента распада СССР, Узбекистан четко следовал в своей внешней политике принципу «не класть все яйца в одну корзину». И старательно избегал «дружеских объятий» других геополитических игроков.

И при этом претендовал на роль регионального лидера.

Надо учитывать, что Узбекистан – самое многонаселенное государство Центрально-Азиатского региона, к тому же располагающее достаточно развитыми вооруженными силами. Узбекистан граничит с Афганистаном, именно через мост Дружбы (так он тогда назывался) уходили из Афганистана 15 февраля 1989 года советские военнослужащие.

«Есть какая‑то привилегия, которую я лично чувствую, когда мне позволено иногда говорить очень откровенно Владимиру Владимировичу то, что, может быть, другие не особенно готовы или желают, решают говорить. И это преимущество, конечно, я разумно использую…», – говорил Ислам Каримов на совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным в Кремле весной этого года.

Но если речь идет не о словах, а о делах, то рассчитывать на какое-либо особое отношение со стороны узбекских властей никто из внешнеполитических партнеров не может – ни США, ни Китай, ни Россия (где, кстати, работает около двух миллионов узбекских граждан).

В 1999 году Узбекистан выходит из Организации Договора о коллективной безопасности (своего рода НАТО постсоветского пространства) и присоединяется к блоку ГУАМ (туда входили также Украина, Грузия, Азербайджан и Молдавия). Этот альянс, который в Москве считали антироссийским, Узбекистан покинул в 2005 году.

В начале 2000‑х Узбекистан предоставил США возможность использовать свою военную базу при проведении военной операции против талибов в Афганистане. И подписал в 2002 году с США соглашение о стратегическом партнерстве. Кстати, подобное соглашение было подписано и с Россией. Как подсчитали эксперты, в узбекско-американском договоре термин «демократия» поминался в различных контекстах 11 раз, а в узбекско-российском – ни разу.

Охлаждение между Вашингтоном и Ташкентом наступило в 2005 году, после того как узбекские силы безопасности подавили антиправительственный мятеж в Андижане, а США обвинили власти в нарушении прав человека.

В этом же году Узбекистан подписывает с Россией Договор о союзнических отношениях. Стоит отметить, что после андижанских событий Москва однозначно поддержала Ислама Каримова.

В 2006 году Узбекистан вернулся в ОДКБ, но вновь прекратил членство в организации в 2012 году.

В январе 2006-го вступает в Евразийское экономическое сообщество (Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Россия), но спустя два года уходит и оттуда.

Узбекистан никогда не войдет в объединения наподобие бывшего СССР и не вернется во времена Советского Союза, говорил Ислам Каримов в январе 2015 года.

«Перед местной политической элитой стоит задача – сохранить баланс сил, максимально обеспечить интересы страны, но не в ущерб тем внешним игрокам, с которыми Узбекистан имеет дело», – говорит Артем Данков.

Членство в евразийских экономических сообществах или ОДКБ – это однозначный шаг в сторону России. Но Узбекистану важно учитывать интересы других внешнеполитических игроков – США и Китая в том числе.

«Они опасаются, что крен в сторону интересов одного игрока может вызвать негативную реакцию со стороны других игроков, что дестабилизирует ситуацию. И это общая позиция элиты, уход Ислама Каримова ничего принципиально не изменит», – отмечает эксперт.

Кроме того, если говорить о евразийских интеграционных союзах, то выгоды от членства в подобных структурах в условиях экономического кризиса не столь очевидны, говорит Данков.

Что впереди

Попытка сохранить некую равноудаленность от внешних игроков отчасти объясняется тем, что узбекские власти опасаются попыток «внешних сил» использовать в своих целях тот горючий материал, что накопился в республике за четверть века ее независимости.

«Узбекистан – жестко контролируемое общество. Разговариваю с узбеками, что живут в России, спрашиваю, почему уехали. Отвечают: здесь можно исповедовать ислам и не опасаться последствий, вы можете носить бороду и вас не поставят автоматически на учет соответствующие органы», – делится своими наблюдениями Артем Данков.

Кроме того, вести бизнес в Узбекистане очень непросто. Если речь идет о крупном бизнесе, то это однозначно вопрос государственного уровня. Если вы бизнесмен, что называется, «средней руки», то вами обязательно заинтересуются те или иные чиновники.

Недовольство бюрократическим аппаратом, коррупция, низкий уровень жизни, социальное неравенство – с этими проблемами столкнется тот, кто сменит Ислама Каримова на высшем государственном посту.

Но сам процесс передачи власти пройдет без эксцессов, полагает Артем Данков. «Никому там не нужен украинский сценарий», – говорит эксперт. И кандидатура будущего президента будет также подбираться, учитывая интересы внешних игроков.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

31.10.2016

Сквер имени Ислама Каримова появится в Москве

Сквер имени Ислама Каримова появится в Москве

19.10.2016

Девять человек погибли при крушении вертолета Минобороны Узбекистана

Девять человек погибли при крушении вертолета Минобороны Узбекистана

19.10.2016

Бой с тенью Ислама Каримова

Премьер-министр Шавкат Мирзияев официально стал кандидатом в президенты Узбекистана от Либерально-демократической партии

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ