30.08.2016 | Дмитрий Сидоров

Узбекская ночь

Слухи о смерти Ислама Каримова пока не получили официального подтверждения

Фото: kremlin.ru

Официальные лица в Ташкенте и Москве к утру вторника продолжали хранить молчание о состоянии здоровья бессменного главы Узбекистана 78-летнего Ислама Каримова. В минувшие выходные он был госпитализирован в тяжелом состоянии после инсульта, а вечером в понедельник агентство «Фергана» сообщило о его смерти. Поначалу в Ташкенте это опровергли, но сделали это предельно кратко и без ссылок на персоналии. И к следующему утру новой информации так и не поступало.

В правительстве Узбекистана сразу поспешили опровергнуть информацию «Ферганы», его младшая дочь Лола еще вчера писала о «стабильном состоянии» «юртбаши» (главы нации), сухая правительственная телеграмма обещала поднять его на ноги уже к празднику независимости Узбекистана, который отмечается 1 сентября.

В Кремле «юртбаши» пожелали скорейшего выздоровления, информацию о его смерти пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков комментировать не стал, сославшись на то, что аппарат не располагает «отдельными знаниями» по происходящему сейчас в Ташкенте. При этом и российские информагентства подключились к опровержениям смерти Каримова, но ссылались при этом исключительно на некие «информированные источники».

Ситуацию в республике также прокомментировали в США — помощник госсекретаря по вопросам Средней Азии Дэниэл Розенблюм передал, что в США не будут «строить каких-либо ожиданий», и готовы сотрудничать с Ташкентом при любом исходе. В целом, судить о происходящем сейчас можно только по информационным всполохам и их последующим официальным опровержениям: были сообщения об аресте вице-премьера Рустама Азимова, сразу после — опровержения, «он находится на рабочем месте».

Система кланов и противовесов

Такое подвешенное состояние вполне естественно для автократических режимов, в которых нет иной реальности, кроме автократа, а на создание новой реальности после его смерти нужно время. Достаточно вспомнить, как правительство Венесуэлы в 2013 году два месяца опровергало сообщения о смерти Уго Чавеса. За почти 30 лет правления и пять выигранных выборов Каримов успел стать Узбекистаном, а Узбекистан — им, поэтому последний оказался на грани междуцарствия.

Что может произойти в подобном состоянии неопределенности, зависит от того, какие силы выступят успешнее других — это может быть и один из местных кланов, столпов местной политики и распределения власти, а может и какая-то антисистемная сила — условно «светская» оппозиция из НДУ или же исламисты — панисламисты из Хизб-ут-Тахрир или более радикальное Исламское движение Узбекистана, присягнувшее «Исламскому государству» (ИГ).

Клановая политика в Узбекистане — плотно свитый, постоянно пересобирающийся клубок борьбы территориальных магнатов, в первую очередь ташкентских, самаркандских и ферганских. Самые очевидные нити этого клубка в нынешней ситуации — трое, близких сильнейшему ташкенскому клану, но, главное, лично Каримову — глава разведки Рустам Иноятов, премьер-министр Шавкат Мирзияев и вице-премьер Рустам Азимов. Сам Ислам Каримов, уроженец Самарканда, являлся представителем соответствующего клана, однако последние годы его правления были постоянной попыткой выстроить баланс между двумя сильнейшими — ташкентским и самаркандским, сообщалось в докладе Stratfor. Последние годы Каримов все сильнее полагался на «ташкентцев» и подогревал их борьбу против «ферганцев», искуственно усиляя лидера первых Рустама Иноятова; в результате этого усиления ферганский клан отошел на задний план и стал «темной лошадкой» узбекской политики, а самаркандский и ташкентский, заполучив активы Ферганской долины, слились в единый «клан власти».

Иноятову чуть меньше чем Каримову — 72 года, и возраст — не его единственный минус, но и инцидент в 2014 году, когда он, преследуя сложносочиненную политическую интригу, рассорил Каримова с его старшей дочерью Гульнарой. К тому же, он играет скорее не за свой клан, а за ослабление клановости в целом в угоду силовикам, говорится в докладе Международного института политической экспертизы. Внутриклановая борьба между Мирзияевым и Азимовым, в свою очередь, строится не только на феодальных мотивах, но и на внешнеполитических. Азимов, бывший номинальный и нынешний фактический глава инновационного банка «Ипак Йули» и выпускник Оксфорда, считается прозападным кандидатом, удобным прежде всего США, а Мирзияев — идеальным продолжателем каримовской политики «маневрирования» между Китаем, США и Россией.

Дочери Каримова также рассматриваются как возможные преемницы на президентское кресло, несмотря на патриархальность узбекского общества. Куда менее амбициозна Лола, интересы которой совпадают с интересами её мужа, олигарха Тимура Тилляева, балансирующего между различными кланами. Старшая же Гульнара активно участвует в богатой экономической и политической жизни страны — ее имя засветилось в коррупционном скандале с «панамскими документами», а сайт WikiLeaks называл ее «самым ненавидимым человеком в стране» и «королевой разбойников» — её обширная бизнес-империя не делает различий между отраслями, отбирая и поглощая все новые и новые компании. Это не лучший социальный капитал даже в такой недружелюбной среде, как узбекская политика. Однако, внутрисистемная конфигурация в результате смерти «юртбаши» может измениться в совсем неожиданных направлениях, так что ни один вариант нельзя полностью исключать.

Варвары у ворот

Что касается внеклановых и внесистемных сил, их возможное усиление зависит от того, произойдет ли быстрая передача власти от Каримова к его преемнику или же внутри системы начнется междуусобица, сказал в разговоре с «Профилем» Харун Сидоров, политолог и глава Национальной организации русских мусульман. В первом случае для этих сил ничего не изменится, а во втором одна из них может стать инструментом в подковерной или же открытой борьбе, и это может проложить дорогу и более радикальным сценарям, считает Сидоров.

В целом же, по его наблюдениям, исламские силы страны находятся не в лучшей форме — Исламское движение Узбекистана, постепенно радикализируясь и фактически маргинализируясь, в конце-концов прекратило свое существование — сперва оно влилось в ИГ (запрещено в России), а затем было разгромлено Талибаном, против которого выступило в Афганистане. Еще одна заметная сила, Хизб-ут-Тахрир (запрещено в России), международная партия «мирного» панисламизма, не имеет адекватной стратегии борьбы за власть ни в одной мусульманской стране, «это по сути партия ожидания чуда», говорит политолог.

Исламские силы широко представлены и в главном «умеренно» оппозиционном Народном движении Узбекистана, чей лидер, поэт Мухаммад Салих, уже более десятилетия находится за рубежом, как и большая часть его движения. К тому же, отмечает Сидоров, тысячи узбеков вооюют на тех или иных сторонах в Сирии и в Афганистане, и их возвращение на родину — вопрос времени. А их участие в политике — уже вопрос появления самой политической арены. Если в результате коллапса или раскола режима такая арена появится в той или иной форме свое слово скажут и исламские силы. В противном же случае ситуация не будет отличаться от нынешней, заключает политолог.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

05.09.2015

Узбекская модель

В России политологию отменять нельзя, она позволяет выживать не только оппозиционным, но и кремлевским авгурам

КОНТЕКСТ

05.12.2016

Путин пригласил в Москву нового президента Узбекистана

Путин пригласил в Москву нового президента Узбекистана

05.12.2016

Мирзиёев победил на выборах президента Узбекистана

Мирзиёев победил на выборах президента Узбекистана

31.10.2016

Сквер имени Ислама Каримова появится в Москве

Сквер имени Ислама Каримова появится в Москве

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ