24.08.2016 | Аркадий Кузнецов

«Это антикурдская война»

Армия Турции перешла сирийско-турецкую границу главным образом для борьбы с курдами, а не с террористами ИГИЛ

Фото: EPA/Vostock Photo

Утром 24 августа турецкая армия атаковала позиции запрещенного в России «Исламского государства» в районе сирийского города Джараблус на границе с Турцией. После авиаударов на территорию Сирии вошла бронетехника. Предполагается, что турецкая армия позволит отрядам поддерживаемой Анкарой сирийской оппозиции занять стратегически важный город. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган главными целями операции назвал устранение угрозы со стороны ИГИЛ и сил сирийских курдов. Научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, доцент РУДН Николай Сухов рассказал в интервью «Профилю», почему турецкая операция будет направлена не против ИГИЛ, а против курдов.

— Турки заявляют, что цели операции — выдворить ИГИЛ (террористическая организация запрещена в России) из Джараблуса, расположенного на севере Сирии, и остановить продвижение курдов. Что все-таки на первом месте?

— Это удар на упреждение, и его цель — предотвратить захват курдами Джараблуса, стратегически важного пункта на границе контролируемой ими территории. Все события последних дней показывают, что ведется антикурдская война, в которую первым включился сирийский президент Башар Асад. Его войска сейчас в районе Хасаки (на северо-востоке Сирии) ведут, по курдским сводкам, достаточно безуспешные боевые действия: уже более 200 человек попали в плен. Конечно, проверить мы это не можем, но курдские сайты пишут именно так. (Во второй половине дня 24 августа сирийская армия и курдские отряды при посредничестве Москвы достигли соглашения о перемирии в Хасаке). Что касается турецкого наступления, то понятно, что руками так называемой сирийской оппозиции при поддержке всей мощи турецкой армии Турция пытается задавить курдов при полном непротивлении всех остальных сторон, включая Россию.

— Асад наступает на курдов в районе Хасаки, турки наступают в районе Джараблуса. Насколько стремление не допустить усиления курдов может объединить Турцию и Дамаск? Сирийские власти уже официально назвали турецкую операцию оккупацией.

— Предостерегу вас от доверия к словам любых политических сил. Кроме как оккупацией сирийцы назвать действия Турции не могли. Это их территория, и Дамаск всегда будет заявлять, что территориальная целостность Сирии не должна нарушаться. Это нормальный дипломатический демарш. Надо посмотреть, как будут развиваться события, сейчас трудно сделать прогноз. Однако я не думаю, что турки начали свою операцию просто так: ведь всем известно, они давно ведут подковерные переговоры с Дамаском о том, как не допустить политической автономии или самостоятельности курдов, и идти вразрез с договоренностями Анкара не стала бы. Объективно, Асад сейчас их союзник (в борьбе с курдами. - «Профиль»). А осуждение Дамаском турецкой операции может быть простым сотрясанием воздуха.

— Представители курдов также назвали это оккупацией.

— У них совершенно другая точка зрения. Они считают эту землю своей и, естественно, называют ввод турецких войск оккупацией, потому что эта земля полита их кровью. Курды действительно освободили ее от исламистов любого толка. Они настроены как минимум на автономию в составе Сирийского государства, и неважно, как оно будет называться. Сейчас стало очевидно, что никто им этого дать не хочет — ни сирийцы, ни турки, ни иранцы. Кстати, не нужно забывать и про третью сторону, которая играет против курдов, Иран.

— Почему до сих пор нет официальной реакции Москвы? На чью сторону она встанет?

— Россия поддерживает Асада, который находится в тайном соглашении с Турцией и Ираном по поводу недопущения независимости сирийского Курдистана. Российскому руководству, видимо, планы Турции были известны и, поскольку это не стало неожиданностью, российская дипломатия «ожидает развития событий» и не торопится в данной ситуации. 

— Сегодня вице-президент США Джо Байден прилетел в Турцию для переговоров, которые пройдут на фоне на фоне охладившихся, по крайней мере на словах, отношений между Турцией и Западом. Почему тогда именно сегодня, накануне прилета Байдена, турки начали наступление? Может ли это быть предметом для торга?

— Не думаю, что будет какой-то торг по этому поводу. Конечно, американцы вовлечены там достаточно серьезно, они направили к курдам своих советников и спецназ, а недавно предупредили сирийцев, что ответят военными ударами, если их действия затронут американских военных. Думаю, дело тут в другом: при Байдене это наступление было бы нелогичным и несвоевременным, а сейчас его просто ставят перед свершившимся фактом: наступление уже началось. Теперь турки и американцы будут обсуждать уже свершившийся факт (позднее в среду на пресс-конференции в Анкаре Байден выразил поддержку турецкой операции в районе Джараблуса и заявил, что военные формирования сирийских курдов должны отойти восточнее реки Евфрат, в противном случае они больше не получит поддержки США. - "Профиль").

— Это не может быть демаршем со стороны президента Турции Эрдогана?

— Честно говоря, не вполне понимаю логику турецкого руководства. Понятно, что Анкара торгуется и с Америкой, и с Европой, пытаясь их шантажировать, оказывать давление. Но, повторюсь, я все-таки предполагаю, что выбор именно этой даты для наступления преследует целью поставить Байдена перед свершившимся фактом. Кроме того, американцы могли знать о планирующемся наступлении (Анкара также поставила в известность о начале операции и Москву. - «Профиль»). Можно предположить, что их предупредили  хотя бы для того, чтобы США могли отвести своих людей в составе курдских формирований, чтобы те не попали под огонь. И, конечно, Турция — член НАТО.

— Но американцы поддерживали курдов.

— США поддерживали их, потому что поняли, что это единственная наземная сила, которая может бороться против ИГИЛ. Однако стремление американцев очень прямолинейно использовать курдские вооруженные формирования столкнулось с тем, что по мере усиления курдов становится все более вероятным силовое решение ими вопроса собственной автономии или даже независимости, что очень не нравится другим игрокам, в том числе союзникам Турции.

— Операция началась на фоне напряженной обстановки в Турции из-за попытки переворота, чисток, недавних терактов. Насколько это наступление может быть средством «для внутреннего употребления», преследует ли оно и внутриполитические цели?

— Вы сами и ответили на вопрос. Любые подобные движения призваны показать силу Эрдогана.

— То есть это маленькая победоносная война?

— Да. И война против курдов давно ведется на территории Турции, а теперь и в Сирии.

— Подытоживая: это антикурдская операция?

— Именно так.

24СМИ