17.08.2016 | Ашот Газазян, Ереван

Протест отчаяния

Граждане Армении недовольны своими властями и разочарованы в России

Фото: EPA/Vostock Photo

Участившиеся всплески массового возмущения в Армении вызваны общим недовольством политикой президента и правительства. Растет и разочарование Россией. Многие в республике задаются вопросом, зачем нам союзник, который открыто продает вооружение Азербайджану?

На минувшей неделе Москву с блицвизитом посетил президент Армении Серж Саргсян. На встрече с Владимиром Путиным обсуждались две ключевые для республики проблемы – перспективы урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе и интеграция Армении в Евразийское экономическое пространство.

Стоит отметить, что проблему Нагорного Карабаха, где в апреле этого года вооруженные столкновения чуть было не переросли в полномасштабную войну, Путин за несколько дней до встречи с Саргсяном уже обсуждал с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым.

На итоговой пресс-конференции российский лидер демонстрировал сдержанный оптимизм. По мнению Владимира Путина, проблема Нагорного Карабаха должна решаться так, чтобы не было победителей и побежденных. А что касается экономической интеграции, так она работает на благо армянской экономики, уверен российский лидер.

Но в армянском обществе далеко не все столь же оптимистично оценивают партнерство с Россией. Наглядное тому подтверждение – длившееся 15 дней противостояние радикальных оппозиционеров и силовиков, повлекшее за собой человеческие жертвы.

17 июля группа вооруженных ветеранов карабахской войны захватила полк патрульно-постовой службы ереванской полиции. Во время захвата здания один полицейский погиб, шесть человек, в том числе пять полицейских, получили ранения. Захватчики две недели удерживали полицейскую часть, но затем сложили оружие и сдались властям.

Сейчас в качестве обвиняемых по уголовному делу о вооруженном захвате территории полка полиции в Ереване проходят 44 человека, еще двое являются подозреваемыми. Всем фигурантам по совокупности предъявлены обвинения по статьям Уголовного кодекса о взятии заложников, захвате зданий, строений, средств транспорта, сообщения или связи, совершенном организованной группой, и незаконном приобретении, транспортировке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов – также в составе организованной группы.

Участники акции требовали отпустить из тюрьмы лидера внесистемной оппозиции Жирайра Сефиляна (Сефилян приехал в Армению в начале 1990‑х годов и участвовал в разгоревшемся тогда в Нагорном Карабахе военном конфликте с Азербайджаном) и отставки президента и правительства страны.

Некоторые российские интернет-ресурсы поспешили (вполне традиционно) обвинить США в подготовке этой акции, мол, то была попытка запустить очередную «цветную революцию». Но на поверку все несколько сложнее.

Иначе как отчаянными и безрассудными действия группы ветеранов карабахской войны и молодых гражданских активистов «Сасна црер» («Неистовые из Сасуна») здесь никто не называет. Однако многие же и признают, что социально-экономическая ситуация в стране, несбывшиеся надежды, связанные со вступлением Армении в Евразийский экономический союз, беспредел олигархов и монополистов, безработица и массовая эмиграция из страны вполне могли спровоцировать эту акцию.

В прошлом году повышение тарифов на электроэнергию уже приводило к массовым акциям протеста в Ереване. Тогда в них принимали участие десятки тысяч человек, был забаррикадирован центральный проспект столицы, на котором располагаются здания парламента и резиденции президента. Больше месяца здесь было приостановлено движение транспорта. Потом власти жестко разогнали манифестантов, использовав водометы и другие спецсредства.

На сей раз захватчики, по их же словам, делали ставку на то, что возмущенный своим бедственным положением народ выйдет на улицы и поддержит «восстание». Однако акции протеста в Ереване были немногочисленными, в самый пик на улицы выходило порядка 3–4 тысяч человек.

При этом в Ереване 19 июля и в ночь на 30 июля произошли столкновения между полицией и участниками митингов оппозиции, в результате которых были пострадавшие с обеих сторон. Оппозиция проводила акции в поддержку вооруженной группы.

Сотни людей пострадали, были задержаны десятки активистов. Серьезно пострадали 14 журналистов. Полиция не церемонилась ни с кем – газ, светошумовые гранаты, дубинки и щиты. Ряд международных организаций назвали действия сил правопорядка несоизмеримыми и призвали наказать всех, кто превысил полномочия…

«Участившиеся всплески массового возмущения обусловлены накопившимся общим недовольством политикой президента и правительства,  – считает президент Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян. – В его основе – неспособность граждан, готовых к устройству собственной жизни за счет созидания, защититься от грабительской сущности олигархической системы, все более наглыми способами присваивающей результаты их труда и национальные богатства».

У людей много причин для недовольства. По официальным данным, безработных в стране около 18%, по неофициальным – 30%. Резко снизились объемы трансфертов от армянских гастарбайтеров, работавших в российских городах (с начала года – еще на 22%). Из-за обвала курса рубля, сокращения рабочих мест люди возвращаются домой, пополняя ряды безработных.

Граждане недовольны ростом коррупции и говорят о том, что испытывают серьезные проблемы даже при организации самого малого бизнеса. Открыть бизнес просто, сложности начинаются потом у тех, у кого нет «крыши». Знакомый таксист рассказывал, что пришлось пересесть «за баранку», потому что ему надоели визиты налоговиков в два небольших магазина стройматериалов, которые он открыл на заработанные в России деньги.

Как отмечает Борис Навасардян, до последнего времени в обществе сохранялась надежда, что «хотя бы в вопросах безопасности и Нагорного Карабаха на власти можно положиться, однако возросшее число жертв в приграничье и на линии соприкосновения армянских и азербайджанских вооруженных сил и особенно четырехдневная война в начале апреля подорвали и ее».

«Влияет на ситуацию и существующая в стране политическая система,  – говорит политический обозреватель Айк Халатян. – С одной стороны, она довольно либеральна, в частности, в вопросе свободы слова и законодательства, регулирующего акции протеста. С другой – власти разработали действенный механизм обеспечения своей обязательной победы на выборах. Речь идет об использовании всей мощи административного ресурса, избирательных взятках, дискредитации оппозиционных лидеров и т. д.».

Неуверенность в союзнике

«Наш народ должен бороться, мы не позволим, чтобы наша страна стала российской губернией…»,  – заявлял один из лидеров мятежников Варужан Аветисян.

На митингах звучали также требования избавиться от российских пограничников, дислоцированных на границе Армении с Ираном и Турцией, и начать переговоры с Кремлем по поводу вывода с территории страны 102‑й российской военной базы, находящейся в Гюмри.

Безусловно, к российскому военному присутствию в Армении подавляющее большинство жителей республики относится положительно. Пока не урегулирован нагорно-карабахский конфликт и существует угроза со стороны недружественной Турции, российская военная база – это гарант безопасности. Тем не менее в Армении многие задаются вопросом: зачем нам союзник, который открыто продает вооружение Азербайджану? Вопрос же о предоставлении Москвой вооружения Армении в рамках российского кредита в 200 миллионов долларов до сих пор висит в воздухе.

«Как вы думаете, не создаются ли предпосылки для очередного обострения, когда азербайджанская сторона получает большое количество вооружения, а договоренность о поставке российского вооружения армянской стороне, мягко говоря, хромает?» – спросили журналисты Владимира Путина на его совместной пресс-конференции с Сержем Саргсяном. «Армения – член ОДКБ, Армения – наш союзник. У нас есть определенные взаимные обязательства, и Россия всегда своих обязательств придерживается, всегда свои обязательства исполняет», – ответил Путин. И добавил что такая страна, как Азербайджан, нефтедобывающая страна, страна с почти 10‑миллионным населением и с быстрорастущей экономикой, с достаточно большим объемом золотовалютных резервов, конечно, в состоянии купить вооружение где угодно.

«Накопилось глубокое недоверие к стратегическому союзнику, интенсивно поставляющему Азербайджану наступательные вооружения и разрабатывающему сомнительные для армян планы урегулирования нагорнокарабахского конфликта, – отмечает Борис Навасардян. – Но приемлемую для большинства альтернативу во внешней политике тоже никто предложить не может».

Не все радужно и в сфере экономической интеграции.

Республика уже почувствовала преимущества членства в Евразийском экономическом союзе, отметил Владимир Путин на пресс-конференции с Сержем Саргсяном. «В 2015 году – я сказал это в начале нашей встречи – зафиксирован рост ВВП Республики Армения более 10 процентов, а поступления от ввозных таможенных пошлин выросли на 23,6 процента», – подчеркнул российский президент.

«Мы сегодня обсудили существенные успехи в увеличении товарооборота между Арменией и Россией. Это прямой ответ тем скептикам, которые заявляли, что членство Армении в Евразийском экономическом союзе не даст Армении никаких преимуществ», – поддержал коллегу Серж Саргсян.

В Армении работает около 1,3 тысячи российских компаний, они действуют в ключевых отраслях экономики: газовой, транспортной, телекоммуникационной, финансовой. Но стоит заметить, что ценовая политика российских компаний в сфере электро- и газоснабжения вызывает множество нареканий со стороны армянского общества.

Как отмечает Айк Халатян, Армения покупала российский газ по цене $180 за 1 тысячу кубометров. Затем Россия повысила цену до $270. В свою очередь, «Газпром» через свое дочернее предприятие в Армении повысил тариф для потребителей до $370–380. Когда Армения заявила о намерении вступить в Таможенный союз, Москва в ответ сняла 30‑процентную экспортную пошлину. Цена газа стала $189 на границе, почти опустившись на исходный уровень. При этом тариф для потребителей остался на уровне $380. В дальнейшем Россия снизила цену еще – до $165, потом – до $150.

А, к примеру, французская компания Veolia, распределяющая в стране воду, умудряется снижать цены, несмотря на то, что повышение тарифов на электроэнергию отражается и на ней…

Многие компании-монополисты, работающие в Армении, принадлежат российскому капиталу, а он в той или иной степени контролируется государством. Как, к примеру, «Электросети Армении», раньше принадлежавшие компании «Интер РАО». Как и «Газпром», «Интер РАО» через свою армянскую «дочку» проводил тарифную политику, которая в прошлом году и вызвала массовые акции протеста…

Люди не понимают, что они получили от вступления Армении в ЕАЭС, кроме свободного пребывания в странах Союза. Почему Беларусь и Казахстан тянут одеяло на себя, когда нужна выработка единой позиции по тем или иным вопросам? Почему Москва не настаивает на армянском участии в региональных проектах, в то время как Армения заблокирована с двух сторон – Азербайджаном и Турцией – и имеет выход во внешний мир только через Иран и Грузию? Вопросов много, внятных ответов пока нет.

История без финала

Сейчас страсти в стране вроде бы немного поутихли, но люди по-прежнему собираются на митинги и шествия в знак поддержки «Сасна црер» и с требованиями отставки президента.

После того как мятежники сдались властям, Серж Саргсян пообещал, что «спустя буквально несколько месяцев» в стране будет сформировано «правительство национального согласия».

По мнению политолога Айка Халатяна, президент Серж Саргсян, говоря о правительстве национального согласия, пытается одним выстрелом «убить двух зайцев». На его взгляд, это будет «попытка показать, что власть реагирует на общественные запросы, критику в свой адрес, но в реальности, если отставка действующего правительства все же произойдет, она, скорее, будет призвана ослабить группу сторонников премьер-министра Овика Абрамяна в правящей партии в преддверии парламентских выборов».

Как бы там ни было, оппозиция считает, что по всесильному режиму Саргсяна был нанесен весьма ощутимый удар и, возможно, президент не сможет оправиться до парламентских выборов. Власти, в свою очередь, демонстрируют уверенность в том, что все держат под контролем, и Республиканская партия обязательно наберет в будущем году большинство мест в парламенте и сможет решать все вопросы. Но и те, и другие хорошо понимают: если в стране не провести системных реформ, ситуация может выйти из-под контроля.

Политолог Айк Халатян считает, что, «судя по последним политическим процессам в Армении, можно ожидать еще большего разочарования общества во властях и оппозиции. С другой стороны, можно ожидать также еще большей радикализации части оппозиции, которая еще больше утвердится во мнении, что законными средствами изменений в стране добиться нельзя».

24СМИ