15.08.2016 | Глеб Иванов

Худой мир после доброй ссоры

Россия и Турция идут на сближение, стараясь обойти многочисленные разногласия

Фото: kremlin.ru

Путин и Эрдоган встретились впервые после прошлогоднего инцидента со сбитым российским истребителем.Несмотря на то, что турецкий президент называл своего российского коллегу «дорогим другом» и «близким братом», в отношениях двух государств достаточно проблемных тем. Это и сирийское урегулирование, и карабахская проблема, и положение крымских татар. Да и восстановить экономическое сотрудничество между странами оказалось труднее, чем его разорвать.

На минувшей неделе президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган встретились впервые после того, как турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик Су‑24М на севере Сирии осенью прошлого года. На пресс-конференции, состоявшейся после переговоров, оба лидера всячески подчеркивали, что сейчас Россия и Турция заинтересованы в восстановлении партнерских отношений.

Строительство «Оси дружбы»

Встреча лидеров России и Турции в Санкт-Петербурге проходила на фоне сразу нескольких масштабных кризисов. Во‑первых, в Турции продолжается внутриполитический кризис, связанный с неудачной попыткой военного переворота. После 17 июля за связи с движением Фетуллы Гюлена, которого турецкие власти обвинили в организации путча, своих должностей лишились уже более 60 тысяч человек – военных, госслужащих, профессоров, учителей. Гюленистам помимо прочего приписывают то, что именно они без приказа решили сбить российский самолет, посеяв таким образом вражду между двумя странами.

Во‑вторых, в Сирии правительственные войска и оппозиция ведут ожесточенные бои за стратегически важный город Алеппо, при этом сторонники Башара Асада выдыхаются. Стоит напомнить, что по отношению к гражданской войне в Сирии Россия и Турция занимают диаметрально противоположные позиции – Россия за Асада, Турция – против. И именно вовлеченность России во внутрисирийский конфликт спровоцировала кризис в отношениях с Турцией.

Однако по итогам посткризисной встречи российский и турецкий президенты подчеркнули, что не углублялись в эту проблему. Оба лидера согласились с тем, что взгляды на будущее Сирии у них не всегда совпадали, но при этом заметили, что общие решения по этому вопросу все же возможны «потому, что у нас есть общая цель урегулирования сирийского кризиса». «Мы исходим из того, что демократические преобразования могут быть достигнуты только демократическими средствами», – подчеркнул Владимир Путин.

Впрочем, уже после встречи выяснилось, что сирийская проблема все же обсуждалась на саммите. Как рассказал пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, стороны договорились создать механизм из представителей разведки, военных и дипломатов. Калын также заявил, что генеральные штабы России и Турции наладили прямую линию, чтобы обсуждать вопросы предотвращения инцидентов в воздушном пространстве.

На саммите обсуждалось восстановление торгово‑экономических связей, туризма, совместных экономических проектов. В частности, стороны договорились возобновить работу над проектом газопровода «Турецкий поток», первая из четырех ниток которого должна пройти по дну Черного моря. Как рассказал Эрдоган в интервью турецкому телеканалу «ХаберТюрк», стороны условились разделить расходы на проект пополам. По его словам, было принято решение создать специальную рабочую группу и разработать дорожную карту проекта.

Кроме того, во время переговоров обсуждались сроки восстановления товарооборота между странами, который за семь кризисных месяцев упал на 69% (до $6 млрд). По мнению министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева, на восстановление докризисных объемов потребуется полтора-два года, а снятие экономических санкций в отношении Турции может произойти «до конца года». Турецкий лидер также поделился планами наращивания товарооборота до $100 млрд. Обсуждали также оживление туристического потока, который с 4,4 млн россиян в 2014 году сократился до 97 тысяч в январе–апреле 2016 года.

«Ключевая тема нынешнего улучшения отношений – это энергетика, от возобновления диалога по «Турецкому потоку» выигрывают все стороны», – считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Васильев. «Провал проекта «Северный поток‑2» и проблемы с поставками газа через Украину создавали для России необходимость возобновить переговоры с Турцией по «Турецкому потоку». Возвращение к этому проекту дает и Турции возможность показать Европе свою значимость в условиях кризиса в отношениях, а также экономических проблем из-за российских санкций и падения турпотока». В целом, считает эксперт, стороны могут прийти к соглашению по строительству газопровода, хотя «будут очень жестко торговаться по цене».

Проблемные вопросы

Несмотря на то, что Реджеп Эрдоган не стеснялся называть своего российского коллегу «дорогим другом» и «близким братом», а также заявлял о намерении восстановить «ось дружбы» между странами, в отношениях двух государств еще достаточно проблемных тем.

Фото: Abaca Press / Vostock Photo
Победа поддерживаемой российскими ВКС армии Асада под Алеппо может помешать восстановлению российско-турецких отношений. Фото: Abaca Press / Vostock Photo

Главным болезненным вопросом остается Сирия. «Для Турции Алеппо очень важный центр. Там проживает много туркмен, родственных туркам этнически. Турецкие политологи часто проводят параллель, что Алеппо для Турции – то же, что Крым и Донбасс для России», – отмечает Александр Васильев. Поэтому победа правительственных сирийских войск под Алеппо может привести к полной перемене турецкой тактики и негативным последствиям для восстановления российско-турецких отношений. «Попытка Турции, сбив самолет, показать границы дозволенного российским ВКС провалилась. В целом турецкую стратегию в Сирии нельзя было назвать удачной. Поэтому сейчас турки ищут новые варианты в Сирии и продолжают в то же время обучать боевиков для сирийской оппозиции и поставлять вооружение и снаряжение», – рассказывает эксперт.

В то же время, по мнению Васильева, очевидно, что Турция стала больше внимания уделять дипломатическим способам решения конфликта. «Турция готова пойти на некоторые уступки в Сирии при получении гарантий для нее по курдскому вопросу», – считает эксперт по евразийской политике Международной организации стратегических исследований города Анкары Керим Хас. «Согласно ряду турецких внутриправительственных источников, Турция готова отложить на длительное время вопрос об отстранении Асада в обмен на сокращение Россией поставок вооружения курдским подразделениям», – говорит Хас. Положительным результатом переговоров в Санкт-Петербурге, по мнению специалистов, можно считать то, что опасность военного столкновения между Россией и Турцией сошла на нет.

Но и помимо Сирии в отношениях Турции и России много проблемных сюжетов. Отдельный вопрос – Крым. В первые месяцы после присоединения Крыма к России, несмотря на то, что Анкара отказалась признать смену принадлежности Крыма, она пестовала планы открытия прямых авиарейсов из Турции в Симферополь, а также развития торговых отношений между Турцией и полуостровом. Но потом ужесточила свою позицию. В частности, в Турции принимали лидеров меджлиса крымскотатарского народа, организации, запрещенной в России. «Разногласия по Крыму остаются, о чем турки заявляли непосредственно перед встречей Эрдогана с Путиным, – подчеркивает Васильев. – Этот вопрос сохранит актуальность. В случае чего Эрдоган всегда сможет заявить о поддержке единоверцев в Крыму, поэтому это еще одна проблемная точка в наших отношениях».

«Думаю, что на данный момент турецкую сторону вполне удовлетворят действия России по скорейшей интеграции крымскотатарского населения в новую жизнь полуострова», – считает Керим Хас. В целом в ближайшее время, по мнению турецкого эксперта, Турция постарается максимально официально дистанцироваться от этой темы.

Еще одна острая тема российско-турецких отношений – Нагорный Карабах. «Для Анкары это очень щепетильный вопрос, – отмечает Александр Васильев. – Одним из требований для вступления Турции в ЕС является нормализация ее отношений с Арменией. В то же время Анкара не могла однозначно пойти на нормализацию отношений с Ереваном из-за энергетических отношений с Баку. Сейчас, когда перспектива вступления в ЕС для Турции в очередной раз отдалилась, турецко-азербайджанские отношения только окрепнут. И в случае конфликта Анкара встанет на сторону Баку, что может стать еще одной болевой точкой для российско-турецких отношений».

Фото: Abaca Press / Vostock Photo
Еще один болезненный вопрос – Крым. Эрдоган встречался с лидерами меджлиса крымскотатарского народа,который запрещен в России Фото: Abaca Press / Vostock Photo

По мнению Керима Хаса, на этом «фронте» наблюдается некоторое продвижение. «Стороны договорились о создании трехсторонней российско-турецко-азербайджанской комиссии для обсуждения нагорнокарабахского кризиса, есть политический диалог».

«В целом положительным итогом встречи можно считать то, что стороны продемонстрировали желание договариваться друг с другом по спорным вопросам. Эта тенденция не может не радовать, хотя, конечно, до полного взаимопонимания между Россией и Турцией еще очень далеко», – считает турецкий эксперт. «Этому мешает глубина и застарелость противоречий, а также накопившаяся за время кризиса в отношениях недоверчивость друг к другу».

На развилке

Между тем в ЕС и США российско-турецкое сближение породило разговоры в СМИ о его антизападной направленности. Так, The Wall Street Journal и The New York Times пишут, что российско-турецкое сближение может привести к росту разногласий между Турцией и остальными членами НАТО. WSJ при этом подчеркивает, что турецкий лидер использует сближение с Россией как еще одну карту в диалоге с ЕС по вопросу беженцев.

Официальные лица на Западе переговоры Турции и России предпочли не заметить. НАТО, к примеру, отказалось комментировать влияние этих переговоров на будущее альянса, хотя в отдельных американских СМИ обсуждалась возможность выхода Турции из блока.

«В любом случае выход Турции из НАТО – сценарий маловероятный», – считает Александр Васильев. Эту точку зрения подтвердил посол Турции в России Умит Ярдым, который на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» заявил, что все разговоры о том, что Турция может выйти из НАТО, – это «очень неверная и очень спекулятивная позиция, потому что мы члены этой организации, и разговоров о том, что мы прекращаем сотрудничество, нет».

«Турция прочно вписана в мировую архитектуру безопасности, которую строил Запад. Поэтому долгосрочного отдаления Турции от Запада ожидать нельзя. Сейчас идет торг между Анкарой и Западом по поводу выдачи Гюлена, по поводу мигрантов, по поводу поддержки Западом курдов. Российско-турецкие переговоры – это один из аргументов Турции в этом диалоге с Западом», – считает Александр Васильев. 

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

25.07.2016

Султаны сами не уходят

События, подобные июльскому мятежу в Турции, могут повториться. Авторитарный стиль правления Эрдогана усиливает политическую нестабильность в стране

24СМИ