21.07.2016 | Глеб Иванов

С ракетой наизготовку

Противники идеи ядерного разоружения есть не только в Москве, но и в Вашингтоне

Фото: Wikipedia.org

Барак Обама планирует продлить договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. Новая инициатива не радует ни российских, ни американских политиков.

Последние полгода пребывания на своем посту президент США Барак Обама решил посвятить проблеме контроля над ядерными вооружениями. Американский лидер планирует продлить договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ‑3). Новой инициативе Обамы не обрадовались не только в Москве, но и в самом Вашингтоне, где противники президента из стана республиканцев обвинили его в посягательстве на национальную безопасность США.

Российское сопротивление

Впервые о желании Барака Обамы продлить действие договора СНВ‑3 с Россией прессу уведомил пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест 6 июля. По его словам, США намерены добиваться дальнейшего сокращения ядерных вооружений в мире. Кроме того, по мнению американской администрации, договор «обеспечивает критически важную прозрачность российских ядерных возможностей», что обеспечивает взаимопонимание между двумя сторонами. «Мы рассчитываем на полную реализацию договора и продолжаем призывать Россию ответить на высказанное пять лет назад приглашение президента Обамы начать переговоры по дальнейшему сокращению ядерных арсеналов», – заявил Эрнест. На данный момент соглашение предусматривает сокращение ядерных вооружений к февралю 2018 года до лимита в 1550 боеголовок и 700 мобильных средств доставки.

Детали разрабатываемой в Белом доме инициативы через несколько дней опубликовала газета The Washington Post. Помимо продления СНВ‑3, администрация президента рассматривает возможность снятия части ядерных вооружений с боевого дежурства, ограничение модернизации «ядерной триады» и отказ от поставки на вооружение новой крылатой ракеты с ядерной боеголовкой. В Белом доме комментировать утечку не стали, в Госдепартаменте статью опровергли.

В России на заявление Джоша Эрнеста отреагировали более чем сдержанно. Как выразился замглавы российского внешнеполитического ведомства Сергей Рябков в интервью «РИА Новости», «двусторонние российско-американские переговоры в этой сфере не представляются возможными», поскольку Россия уже снизила уровень имеющихся в наличии ядерных боезарядов и их носителей «до параметров, которые существовали в конце 50‑х – начале 60‑х годов».

Многие российские политики и эксперты увязали принятие американских предложений с развертыванием американской системы противоракетной обороны (ПРО) в Европе. После подписания СНВ‑3 в апреле 2010 года конгресс США принял резолюцию, что этот договор не ограничивает развертывание систем ПРО в Европе. В ответ Россия заявила, что оставляет за собой право выйти из договора, в случае если ПРО США начнет представлять угрозу безопасности страны.

После того как 12 мая этого года США начали испытания системы ПРО в Румынии, Владимир Путин заявил, что Москва будет вынуждена подумать о пресечении угрозы со стороны базы ПРО США. Тогда же российский лидер заявил, что ПРО – не оборонительная система, а часть ядерного потенциала США. Поэтому, рассматривая американские предложения по контролю над стратегическими наступательными вооружениями, Россия будет вынуждена увязывать их с развертыванием ПРО в Европе, заявил председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров. «Если речь будет идти просто о «сухом» продлении договора, без учета нашей обеспокоенности в связи с развертыванием ПРО в Европе, Россия вряд ли на это пойдет», – подчеркнул сенатор.

В то же время, по мнению главного научного сотрудника ИМЭМО РАН Владимира Дворкина, система ПРО не несет в себе угрозу ядерным вооружениям России. «Об этом в прошлом году сказал сам президент, заявивший, что у нас такие ракеты, которые способны преодолевать любую, самую совершенную систему ПРО», – напомнил эксперт. По мнению Дворкина, СНВ‑3 необходимо продлить хотя бы ради сохранения взаимной транспарентности: «По этому договору проводятся десятки взаимных инспекций, уведомлений». Кроме того, сохранение сотрудничества в сфере сокращения ядерных вооружений позволило бы сторонам поддерживать хоть какой-то диалог друг с другом.

«Идея продлять договор преждевременная, – считает руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов. – Договор еще не выполнен, основные сокращения должны завершиться в 2018 году. Потом еще три года он будет в силе. Если сейчас мы договоримся о его продлении еще на пять лет, до 2026-го, то это значит, что мы еще 10 лет в этой сфере ничего не будем делать – никаких переговоров не будем вести». По мнению эксперта, надо не продлять ныне существующее соглашение, а вести переговоры по новому. «Пока в российской позиции по сокращению ядерных вооружений есть много несуразностей, как, например, подключение к договору третьих ядерных держав или отказ от развертывания гиперзвуковых систем, – мы ведь даже не предложили определение этих систем. Что касается вопроса ПРО, то и здесь российская позиция сформулирована невнятно. Но в ходе переговоров мы бы могли прояснить свои предложения», – считает Арбатов. Он уверен, что при Обаме все детали обсудить не удастся, но переговоры по новой версии СНВ могли бы стать мостиком для выстраивания отношений по этому вопросу с новой американской администрацией.

Угроза национальной безопасности

Противники у инициативы Барака Обамы есть не только в России, но и в самих США. Трудности у американского президента возникли еще при заключении СНВ‑3 в 2010 году. Будущий соперник Барака Обамы на президентских выборах 2011 года, республиканец Митт Ромни назвал соглашение «величайшей ошибкой». Сенатор Джон Маккейн призвал перед одобрением соглашения сенатом принять резолюцию, в которой бы подчеркивалось, что американская система ПРО в Европе под ограничения не подпадает. Только после этого СНВ‑3 был утвержден в конгрессе. В то же время, согласно опросам CNN, население США в подавляющем большинстве выступило за ратификацию соглашения: 73% – за, 24% – против.

Сейчас республиканские лидеры в конгрессе пообещали не допустить дальнейшего ослабления ядерных сил США. Сенаторы Боб Кокер и Джон Маккейн в специальном письме уведомили президента США, что новая инициатива президента не должна воспрепятствовать модернизации ядерных вооружений страны. Республиканцы в конгрессе считают, что администрация президента не принимает во внимание, как новые большие изменения в американской ядерной политике повлияют на союзников США в Европе и Северо-Восточной Азии. «Для Барака Обамы последний шанс стать «президентом-миротворцем» – решить вопрос о сокращении ядерных вооружений вне зависимости от результатов президентских выборов в США. Если договор будет продлен еще на пять лет до 2026 года, то он будет действовать в течение еще двух президентских сроков», – считает президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов.

Но шансы заключить новое соглашение до истечения срока полномочий Обамы малы, считает Алексей Арбатов. «Противодействие новому соглашению будет обязательно. И в США, и в России очень много людей, которые хотят возврата к холодной войне и к гонке вооружений», – отмечает эксперт. Однако неразрешимых вопросов, по мнению эксперта, нет. «Сейчас никто не говорит о полной отмене ПРО. Речь идет о разделении ПРО, призванной отразить угрозу Ирана или КНДР, от ПРО, которая может подорвать потенциал ядерного сдерживания сверхдержав. Определение таких систем – это вопрос договоренности. Главное – сесть и начать договариваться».

КОНТЕКСТ

14.11.2016

Горячо, прохладно, холодно

В отношениях Москвы и Вашингтона конфликт регулярно сменяется разрядкой, которую опять сменяет конфликт

24.10.2016

«Россияне не исключают даже Третью мировую войну»

Завотделом социально-культурных исследований «Левада-центра» Алексей Левинсон объяснил, почему жители России не воспринимают всерьез военные конфликты, а относятся к ним как к некой игре или спортивному состязанию с Западом

18.10.2016

Война как предчувствие

Противостояние России и США вступает в новую фазу

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ