17.07.2016 | Александр Баринов

«Бук» – под трибунал

Российские версии о гибели малазийского Boeing-777 так и не заинтересовали голландских следователей

Фото: Imago⁄TASS

Осенью Объединенная следственная группа Прокуратуры Нидерландов и специалистов Бельгии, Австралии, Малайзии и агентства Евроюст огласит предварительные выводы своего расследования. Подробный отчет будет представлен только суду или трибуналу.

Вне зависимости от того, кто персонально будет назван виновником трагедии, унесшей жизни 298 человек, эффект от завершения международного следствия обещает быть оглушительным и долгоиграющим.

Вторую годовщину гибели пассажирского Boeing‑777 авиакомпании Malaysia airlines, разбившегося на востоке Украины 17 июля 2014 года, заинтересованные стороны – а к таковым можно отнести не менее десятка стран мира – встретили в предчувствии близкой и громкой развязки. Техническое расследование закончено – еще прошлой осенью уполномоченный на то Совет безопасности Нидерландов огласил свой вывод о том, что лайнер был сбит ракетой, выпущенной из зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) «Бук». В скором времени планирует обнародовать результаты своей работы и Объединенная следственная группа (Joint investigation team – JIT) прокуратуры Нидерландов и специалистов Бельгии, Австралии, Малайзии и агентства Евроюст, которая ведет уголовное расследование гибели малайзийского Boeing‑777 на предмет установления принадлежности сбившего его оружия и обстоятельств его применения, точного места запуска и тех, кто им управлял.

И вне зависимости от того, кто персонально будет назван виновником трагедии, унесшей жизни 298 человек, эффект от завершения международного следствия обещает быть оглушительным и долгоиграющим. По поводу гибели малайзийского Boeing‑777 за последние два года было выдвинуто столько версий, высказано столько взаимных обвинений (в том числе в совершении военных преступлений), представлено столько сомнительных улик, что не менее принципиальным становится еще один вопрос. Кто же и из каких соображений покрывал истинных преступников, совершая тем самым новые преступления? Очевидно, что все это будет не в меньшей степени учитываться мировым сообществом по итогам расследования трагедии. И надо признать, что именно российская сторона оказывается теперь в уязвимом положении как автор наибольшего количества самых разных и противоречивых версий гибели лайнера.

Российские СМИ первыми 17 июля 2014 года сообщили о ЧП в воздухе на востоке Украины уже через час после гибели Boeing‑777, выполнявшего плановый рейс MH17 из Амстердама в Куала-Лумпур. Правда, изначально со ссылкой на лидеров сепаратистов самопровозглашенных ДНР и ЛНР говорилось не о пассажирском лайнере, а о военно-транспортном Ан‑26 украинских ВВС, сбитом ими якобы действительно из ЗРК «Бук». Спустя пару часов, когда выяснилось, что это был не военный и не украинский самолет, и когда в мире толком еще никто ничего не понимал, по российским телеканалам была запущена другая версия. Boeing был сбит украинскими ВВС, но по ошибке, а на самом деле они целились якобы в самолет президента Путина, который в тот момент должен был пролетать в том же районе. Спустя несколько дней уже Минобороны РФ официально выдвинуло третью версию: будто «данные объективного контроля» незадолго до падения лайнера зафиксировали нахождение рядом украинского штурмовика Су‑25, который в итоге его и сбил. Вскоре, правда, выяснилось, что такой самолет, как Су‑25, теоретически на это вряд ли способен, поскольку по техническим характеристикам уступает Boeing‑777 и по скорости, и по практическому потолку (лайнер в момент гибели летел на высоте более 10 км). В ноябре 2014 года российское ТВ выкатилось с новым предположением: малайзийский лайнер был сбит украинским истребителем МиГ‑29. Был предъявлен даже якобы запечатлевший это фотоснимок со спутника, однако и эта версия прожила недолго. Независимые эксперты доказали, что снимок – грубая фальшивка, изготовленная с помощью фотошопа, поскольку со спутника и лайнер, и тем более небольшой истребитель если и видны, то только в виде маленьких точек. Спустя еще несколько недель Следственный комитет (СК) РФ официально сообщил, что нашел свидетеля из числа бывших украинских военнослужащих, который якобы видел, как на перехват Boeing украинскими ВВС был отправлен опять же штурмовик Су‑25. В июне 2015 года СК даже назвал фамилию этого свидетеля, что, впрочем, не объясняло, зачем украинским ВВС понадобилось сбивать пролетавший мимо малайзийский лайнер. Венцом же стало специальное расследование концерна «Алмаз-Антей», производителя ЗРК «Бук», который летом 2015 года опытным путем пытался доказать, что Boeing был сбит все же зенитной ракетой, но пущенной с территории, контролируемой украинской армией. Причем для доказательства был куплен старый самолет, который на полигоне подорвали боевой частью настоящей ракеты.

Результат всех этих усилий (если не брать в расчет пропагандистское влияние на российскую телеаудиторию) оказался нулевым. В октябре 2015 года вышел доклад голландских экспертов, где говорилось, что причиной падения Boeing стало поражение зенитной ракетой из ЗРК «Бук». Кто и откуда ее запустил, тогда не объяснялось (версии на этот счет высказывали лишь власти Украины и США, не имеющие отношения к официальному расследованию). Но власти РФ подвергли доклад жесткой критике, заявив, что «уровень нелогичности в отчете просто зашкаливает», поскольку «комиссия занималась подгоном доказательств под заранее выбранную версию». Тем не менее уже никто не спорит, что лайнер был сбит именно из ЗРК «Бук». И теперь главный вопрос – откуда он там взялся, кто им управлял и почему он оказался нацелен на пассажирский Boeing‑777.

Участники международного расследования, похоже, мнение на этот счет уже имеют. 3 июня прокуратура Нидерландов сообщила, что JIT планирует огласить первые результаты работы «после лета» и касаться они будут точного типа оружия, сбившего лайнер, и точного места пуска ракеты. Изначально JIT анонсировала заявление на этот счет в первой половине года, в связи с чем прокуратура подтвердила, что в этой части расследование находится «в завершающей стадии», но возникли некоторые требующие уточнения вопросы. В частности, они касаются информации, которую JIT ранее запросила у российской стороны о ЗРК «Бук». В начале июля в Москву прибыла группа сотрудников прокуратуры Нидерландов. Подробности визита не сообщала ни одна сторона, но взаимными претензиями они обменялись. По итогам переговоров СК РФ сообщил, что Украина не предоставляет следствию важные сведения, прокуратура Голландии отметила, что вопрос о сотрудничестве с Украиной в Москве не обсуждался. Также в СК возмутились, что обмен информацией с JIT идет исключительно в одностороннем порядке и голландская сторона не делится ходом расследования. Этот пассаж JIT вообще оставила без внимания, очевидно, как само собой разумеющееся, поскольку Россия к истории с гибелью Boeing‑777 формально не имеет никакого отношения – малайзийский самолет, на котором большинство пассажиров составляли голландцы, потерпел крушение над Украиной. Единственная связь – тот факт, что ЗРК «Бук» был сделан в РФ или, возможно, еще в СССР, но это по всем канонам повод лишь для оказания помощи, но никак не для участия в расследовании.

Впрочем, активность российской стороны тоже можно понять. Независимо от содержания выводов JIT, только их оглашением дело не ограничится. В заявлении прокуратуры Нидерландов особо отмечалось, что, несмотря на сообщения СМИ, публикации полного подробного отчета JIT не последует, поскольку он подготовлен для рассмотрения в суде или трибунале, что «является обычной процедурой». Год назад вопрос создания такого трибунала рассматривался Совбезом ООН, но был заблокирован Россией. Вне сомнений, теперь он будет поднят вновь и так или иначе все же решится. И когда речь на таком суде дойдет до персоналий, вероятно, Россию будут упоминать не только в связи с тем, что здесь был произведен ЗРК «Бук». Но и потому, что Boeing упал на территории, подконтрольной сепаратистам ДНР и ЛНР, руководство и военное командование которых на тот момент составляли в основном граждане РФ.

24СМИ