07.06.2016 | Йенс Глюзинг | Перевод: Владимир Широков

Броневики против врачей

Нефтяная держава у последней черты: население голодает, не хватает электроэнергии и медикаментов, вооруженные банды хозяйничают на улицах

Фото: Shutterstock

Населению государства с крупнейшими в мире запасами нефти угрожает голод как на Гаити. Бесхозяйственность, коррупция и падение цен на «черное золото» ввергли латиноамериканскую страну в самый тяжелый кризис за многие десятилетия.

В последний раз Леонардо Анчундия нормально завтракал полгода назад. Сегодня утром 15‑летний школьник тоже отправился за знаниями на пустой желудок, в 11 часов он устраивает первый перекус – отламывает кусок арепы, которую испекла его мать. Кукурузной лепешки должно хватить до вечера, на ужин снова будет арепа, если дома осталось немного кукурузной муки. Если нет, мать Леонардо сварит рис и, может быть, даст сыну яйцо. Анчундия говорит: «Все зависит от того, что ей удастся раздобыть за 12 часов стояния в очередях».

Щеки подростка впали, за последние четыре недели он похудел на пять килограммов. Дважды доходило до того, что Анчундия падал в голодный обморок прямо на уроке. После этого директор включил его в «группу риска» – список школьников, которым приходится так туго, что, изможденные голодом, они могут просто не дойти до школы. К этой категории относятся 40% учащихся католической школы «Вера и утешение» в Антимано, бедном пригороде Каракаса, – «примерно столько же, сколько и в среднем по стране», – вздыхает директор Рафаэль Пенья.

Бедная богатая Венесуэла: населению государства с крупнейшими в мире запасами нефти угрожает голод, как на Гаити. Бесхозяйственность, коррупция и падение цен на «черное золото» ввергли латино-американскую страну в самый тяжелый кризис за многие десятилетия.

«Социализм XXI века», провозглашенный три года назад ныне покойным президентом Уго Чавесом, потерпел фиаско. Большинство венесуэльцев возлагают ответственность за плачевное положение на нынешнего президента Николаса Мадуро. Усатый политик, в прошлом водитель автобуса, которого Чавес уже на смертном одре избрал своим преемником, принялся перестраивать нефтяную державу в государство с плановой экономикой по кубинскому образцу.

Промышленности и сельскому хозяйству нанесен колоссальный урон, даже основные продукты питания теперь приходится импортировать. Но после обвала цен на нефть для этого не хватает валюты.

Мясо, курятина и мука пропали с полок большинства супермаркетов; сахар и молоко стали дефицитом; туалетной бумаги, мыла и шампуня нет. «Черный рынок» процветает, преступность растет взрывными темпами. Темпы инфляции удручают: люди ходят по городу с пакетами, которые набиты банкнотами и содержимое которых порой эквивалентно 10–20 евро. Не хватает даже электроэнергии и питьевой воды. Экономическая жизнь замерла, Венесуэла обескровлена.

Правда, на улицах Каракаса кризис практически незаметен. По путепроводам, разрезающим столицу на части, бампер к бамперу тянутся лимузины. Те, кто побогаче, нанимают водителей, которые везут их через дорожный хаос на внедорожниках с темными стеклами. Однако большинство магазинов закрыто, многие витрины и торговые залы опустели. А вечерами Каракас превращается в город-призрак. Люди боятся ограблений и предпочитают сидеть по домам.

Зримый признак кризиса – очереди у входа в супермаркет. Перед магазином сети Central Madeirense на юго-западе Каракаса выстроились несколько сотен человек, в основном женщин; очередь растянулась на несколько жилых кварталов. Полки супермаркета пустые, но это здесь никого не смущает.

«Если есть очередь, люди в нее встают, – объясняет 25‑летняя Анайс Чаурио. – Говорят, сюда выехала фура с продуктами. Но точно никто не знает». Хрупкая женщина простояла уже целую ночь. У нее десятилетняя дочь и полуторагодовалый сын, и она надеется, что сегодня вечером сможет сварить им суп: «Я голодная, но по крайней мере мои дети страдать не должны». «Черный рынок» для нее не альтернатива: «Там все слишком дорого».

В этот момент с одной старушкой случается тепловой удар. Кто-то относит ее в тень. Вдруг появляются двое военнослужащих, которые направляют дула табельного оружия на людей – для острастки, чтобы никто не вздумал устроить бунт. Чаурио звонит по телефону, она взволнована. Похоже, где-то рядом обезумевшая толпа остановила грузовик и растаскивает его содержимое. К месту происшествия выехала Национальная гвардия. «Обычно военные стреляют в воздух, – говорит Чаурио. – Но ситуация может мигом перемениться, если они почувствуют угрозу для себя».

Чаурио подрабатывает репортером муниципальной радиостанции, она по мобильнику передает информацию о событиях в своем районе. Так, женщина бьет тревогу, когда в округе объявляются «коллективос»: вооруженные байкеры должны держать в страхе противников режима. «Мы – важнейший источник информации для местных жителей, – убеждена Чаурио. – Крупные СМИ следуют линии правительства; они не информируют о том, что на самом деле творится в бедных кварталах».

Для своей пропаганды президент Мадуро использует прежде всего телевидение. В настоящий момент он почти ежедневно предупреждает о непосредственной угрозе вторжения армии США, чтобы тем самым отвлечь внимание от внутренних проблем. Недавно он объявил чрезвычайное положение и теперь может использовать военных для борьбы с мародерами.

Сколько еще сумеет продержаться у власти венесуэльский «диктаторишка», как его назвал генеральный секретарь Организации Американских государств Луис Альмагро? Оппозиция за считанные недели собрала 1,8 млн подписей за референдум об импичменте Мадуро, это в несколько раз больше необходимого вотума. Но правительство оттягивает его проведение с помощью разных уловок.

Если народное волеизъявление состоится только в 2017 году, при поражении Мадуро власть автоматически перейдет к вице-президенту. Это позволит чавистам, как называют сторонников правительства, оставаться у руля вплоть до следующих выборов. В то же время регулярно появляются слухи о предстоящем путче. Военнослужащие, как и простой народ, страдают от продовольственного кризиса, большая часть войск из-за скудного питания небоеспособна, считают офицеры.

В то же время Куба командировала в Венесуэлу многочисленных военных советников, а также фактически контролирует венесуэльский аппарат безопасности. Кубинцы говорят свое веское слово и по вопросам закупки оружия. «Венесуэльским военным такое вмешательство ненавистно», – признается один из офицеров.

Офицеры регулярно устраивают совещания на квартире в восточной части Каракаса, их встречи проходят тайно. Тем не менее вопрос о военном перевороте ими не поднимается, заверяет один из участников таких сходок: «Вооруженные силы не имеют единства и деморализованы. Правительство наделило многих офицеров постами и привилегиями, они не хотят все это потерять». Чавес и Мадуро создали 1200 генеральских должностей, многие военные вошли в состав кабмина, кто-то получает доход за счет наркоторговли или открыл свой бизнес.

Поэтому противники Мадуро надеются, что международное сообщество сумеет настоять на смене режима. В нескольких крупных латиноамериканских странах в последние недели пришли к власти консервативные политики. Аргентина и Бразилия готовы выступить посредниками в венесуэльском конфликте. Но, похоже, Мадуро избрал девизом «Забаррикадироваться и продержаться». Судя по всему, он настроился на затяжной конфликт, в частности, заказал сто новых броневиков для подавления восстаний.

В конце мая несколько единиц такой спецтехники он направил на «успокоение» возмущенных врачей и медсестер государственной больницы в Барселоне. В клиниках города не осталось ни одной работающей станции диализа, не хватает большинства медикаментов, нет даже бумаги для рецептов. Почти каждый день умирают пациенты, не получившие своевременной помощи, в их числе много детей и новорожденных. Диабетикам ампутируют ступни и даже ноги только потому, что нет инсулина.

23‑летняя Онайбис Сибо объездила с семилетним Хесусом полстраны, пока наконец не сумела пристроить своего страдающего онкологией сына в клинику. Однако вот уже месяц она ждет медикаментов. Сибо обошла все аптеки и частные клиники в окрестностях – увы, безрезультатно. «Рак не ждет!», – написала она на плакате, который держит перед собой и вместе с врачами выкрикивает требования. На какой-то момент полицейские замирают в нерешительности, не зная, как быть с протестующим персоналом, а потом ретируются. «Эй, Мадуро, мы не боимся!» – кричит Сибо им вслед.

КОНТЕКСТ

27.10.2016

Протесты зла и горечи

Венесуэлу захлестнули антиправительственные выступления, президент Мадуро готов на переговоры с оппозицией

24.10.2016

Боливар не выдерживает

«Круглый стол демократического единства» призвал к досрочным выборам президента Венесуэлы

24.10.2016

Парламент Венесуэлы обвинил президента Мадуро в госперевороте

Парламент Венесуэлы обвинил президента Мадуро в госперевороте

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ