11.04.2016 | Алексей Баусин

Глубокая разморозка

Сможет ли Россия помирить Армению и Азербайджан

Фото: AP/ТАСС

Россия смогла добиться прекращения огня в Нагорном Карабахе, но теперь отечественной дипломатии необходимо решить более серьезную задачу – как примирить непримиримых противников в ситуации, когда набор средств влияния на противоборствующие стороны весьма ограничен. Времени на решение этой головоломки отпущено всего ничего, а любое промедление может спровоцировать вооруженный конфликт, последствия которого будут ощущаться далеко за пределами региона.

Кто первый начал?

Что спровоцировало самые масштабные за последние десятилетия боевые действия в Нагорном Карабахе? Тому есть множество объяснений. Как обычно, армянская сторона обвиняет Азербайджан, в Баку отвечают, что это был ответ на агрессию вооруженных сил Армении и Нагорного Карабаха.

Не обошлось – что естественно – и без конспирологических теорий. Согласно одной из таких версий, таким образом Владимир Путин хотел досадить Бараку Обаме, к которому на саммит по ядерной безопасности приехали президенты Серж Саргсян и Ильхам Алиев. Российский президент, как известно, в этом саммите участвовать отказался.

Посреднические усилия Москвы по деэскалации конфликта в Нагорном Карабахе тоже были восприняты с подозрением.

«Россия в своей одиночной миссии посредника, похоже, ставит перед собой две цели. Первая – подлатать свою репутацию в мире после поражения на Украине и вторая – усилить впечатление в Армении и Азербайджане, что именно она командует на Южном Кавказе», – писал бывший замгоссекретаря по делам Южного Кавказа, бывший посол США в Азербайджане Мэтью Брайза в комментарии на сайте Atlantic Council.

Вопрос, действительно ли Россия «командует» на Южном Кавказе, отнюдь не риторический. В Москве, конечно, особо указывали на то, что договориться о прекращении последнего раунда боевых действий в Нагорном Карабахе удалось именно при активном вмешательстве российских дипломатов и военных.  «Мы действительно на уровне президента, на уровне премьер-министра, на уровне МИД и, конечно, на уровне Министерства обороны России сделали все необходимое, чтобы помочь сторонам достичь договоренности о прекращении огня», – заявил глава МИД Сергей Лавров в ходе визита в Баку на прошлой неделе.

Минобороны сообщило, что 2 апреля Сергей Шойгу звонил своим коллегам министру обороны Армении Сейрану Оганяну и министру обороны Азербайджана генерал-полковнику Закиру Гасанову и поставил вопрос о необходимости безотлагательных мер по стабилизации ситуации в зоне конфликта. Как позднее сообщил Оганян, договоренность о прекращении огня в зоне карабахского конфликта была достигнута на встрече начальников главных штабов Вооруженных сил Армении и Азербайджана в Москве.

Стоит добавить, что на минувшей неделе и Азербайджан, и Армения неоднократно обвиняли друг друга в нарушении этой договоренности.

Но есть более серьезная проблема – найти некую формулу разрешения конфликта, который вот уже более двух десятилетий перетекает из замороженной фазы в горячую и обратно.

«Тот механизм, который существует, не имеет альтернативы. Его полномочия закреплены решением Совета Безопасности ООН и ОБСЕ», – заявил премьер-министр Дмитрий Медведев в Ереване в минувший четверг. Видимо, премьер имел в виду так называемую Минскую группу ОБСЕ, которая занимается разработкой некоей формулы разрешения конфликта.

О некоторых первоочередных шагах упомянул Сергей Лавров в ходе своего визита в Баку на минувшей неделе. «… Была идея немножко развести снайперов на линии соприкосновения. Очень рискованно, когда люди смотрят в прицел и видят друг друга каждый час, каждую минуту, – у кого-то нервы не выдерживают», – пояснил министр. Противоборствующие стороны в Карабахе действительно разделяет буквально какая-то сотня метров. И – многолетняя ненависть друг к другу.

«Если судить по их реакции, то ни Москва, ни Брюссель, ни Вашингтон не ожидали активизации боевых действий. Сейчас самое главное – установить контроль за линией фронта, чтобы все знали, кто виноват в нарушении режима прекращения огня. При этом, стоит отметить, тема размещения на линии фронта наблюдателей ОБСЕ поднималась уже давно», – говорит координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Скаков. Сейчас на так называемой линии соприкосновения, фактически – линии фронта) работают всего шесть наблюдателей ОБСЕ.

Что касается неких «дебютных идей» по урегулированию конфликта, то, похоже, они в явном дефиците. «Президент Путин, а до него президент Медведев активно продвигали различные идеи, которые позволят разблокировать ситуацию через освобождение районов вокруг Карабаха при одновременном решении вопроса о его статусе, – отметил глава российского МИД. – Не буду вдаваться в детали, но несколько вариантов на столе переговоров остаются, мы вчера тоже этого касались на встрече с президентом Азербайджана. Будем наши усилия продолжать».

База для урегулирования конфликта – так называемые обновленные мадридские принципы.

Они были представлены Армении и Азербайджану представителями Минской группы в ноябре 2007 года в столице Испании. Суть их вкратце такова – возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха, контролируемых армянской стороной, под контроль Азербайджана, наделение Нагорного Карабаха промежуточным статусом, обеспечение гарантий безопасности и самоуправления региона, открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом, определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления населения, обеспечение права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания, международные гарантии безопасности, в том числе операции по поддержанию мира.

«Все предложения, которые были у посредников – России, Франции, США, – были представлены сторонам конфликта и даже первично согласованы. В Казани в 2011 году встречались президенты России, Армении и Азербайджана, и тогда, казалось, прорыв был очень близок. Но в последний момент одна из сторон выдвинула дополнительные требования, и подписание документа было сорвано. Похоже, по сравнению с тем концептуально ничего нового не предложено», – полагает эксперт Фонда стратегической культуры Андрей Арешев.

Республика раздора
Конфликт начал набирать обороты в феврале 1988 года, когда населенная преимущественно армянами Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) с центром в Степанакерте заявила о том, что выходит из состава Азербайджанской ССР. Осенью 1991 года в Степанакерте было объявлено о создании Нагорно-Карабахской Республики (НКР) в границах бывшей НКАО и соседних районов Азербайджана, населенных преимущественно армянами. Азербайджанские власти признали данный акт незаконным и упразднили существовавшую в советские годы автономию Карабаха.

Начавшийся вслед за этим вооруженный конфликт, в ходе которого Азербайджан пытался удержать Карабах, а армянские отряды отстаивали независимость края при поддержке Еревана и армянской диаспоры из других стран, продлился до 12 мая 1994 года, когда вступило в силу соглашение о перемирии, достигнутое при посредничестве России. Жертвами конфликта стали более 30 тысяч человек. Беженцев – порядка миллиона. Около 700 тысяч азербайджанцев ушли из Карабаха и прилегающих районов, 235 тысяч армян были вынуждены бежать из Азербайджана.

В результате Азербайджан потерял контроль над Нагорным Карабахом и – полностью или частично – семью прилегающими к нему районами. Азербайджан считает Карабах незаконно оккупированной территорией и указывает на то, что НКР не признана международным сообществом. Армения считает, что конфликт должен быть разрешен с учетом права жителей Нагорного Карабаха на самоопределение. Сейчас в НКР проживает около 145 тысяч человек.

Турецкий фактор

Среди множества версий, объясняющих, что же спровоцировало «четырехдневную войну», есть и такая – мол, это Турция пытается таким вот замысловатым образом отомстить России.

«Совершенно очевидно, что в экстренном обострении затяжного конфликта в Нагорном Карабахе заинтересована сила, продолжающая раздувать огонь войны на Ближнем Востоке, в Средней Азии, на Кавказе и уязвленная миротворческими и контртеррористическими успехами России и наших союзников в Сирии», – написал 2 апреля вице-спикер Госдумы, замсекретаря Генсовета «Единой России» Сергей Железняк в социальной сети Facebook.

Стоит отметить, что эта версия популярна и у иранских СМИ.

«Турецкий фактор» прокомментировал и Сергей Лавров. «Мы не обвиняем какие-либо внешние силы, внешних игроков в том, что именно они спровоцировали нынешнюю вспышку напряженности. Мы не обвиняем Анкару… Не берусь судить, какую роль играла, или не играла, или продолжает играть Анкара в отношении Нагорного Карабаха, но то, что для всех, включая Турцию и турецкий народ, было бы правильно, если бы сейчас Анкара сконцентрировалась на прекращении поддержки терроризма, думаю, это та мысль, которую я могу смело высказать», – отметил министр.

Турецкие власти действительно весьма эмоционально комментировали карабахскую тему. «Пусть весь мир знает, что Турция до конца времен будет идти плечом к плечу с Азербайджаном», – заявил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу.

Президент Тайип Эрдоган прямо обвинил Россию, что она отнюдь не нейтральна в этом конфликте. Но обвинения эти выглядят несколько надуманно, если учесть, что Россия, например, продает оружие обеим сторонам конфликта – Азербайджану и Армении.

По данным первого зампредседателя комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Франца Клинцевича, в боях в Нагорном Карабахе использовалось ТОС‑1 «Солнцепек», современное оружие, снабженное термобарическим боеприпасом. «Но так, как они сегодня пользуются этой техникой, нас крайне не устраивает, и мы вправе об этом сказать, потребовать и сделать определенное давление. Конечно, Россия может прекратить продажи оружия Азербайджану, если не будет прекращена эскалация и вооруженный конфликт», – подчеркнул Клинцевич в прямом эфире радиостанции «Говорит Москва».

Россия продает Азербайджану оружие с учетом соблюдения паритета с Арменией, объяснял летом 2015 года генеральный секретарь Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Николай Бордюжа. Армения, кстати, член ОДКБ, а на ее территории расположена российская военная база.

Впрочем, неразборчивость России в выборе покупателей не радует власти Армении. «Нам больно видеть, как не только Россия, но и другие страны ОДКБ продают оружие Азербайджану, но все вы прекрасно понимаете, что у нас ограниченные возможности, чтобы повлиять на эти решения», – заявил 6 апреля президент Армении Серж Саргсян на пресс-конференции после встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель. «Но сила заключается не в современности оружия или танках, она в вере армянского народа», – отметил Саргсян.

«Пределы контроля»

В ходе «четырехдневной войны», как ее уже окрестили некоторые журналисты, погибли по крайней мере 75 человек. Всего же за годы действия режима прекращения огня погибли более 3 тысяч человек, в основном военнослужащие. Но список жертв этого замороженного конфликта может быть пополнен в любой момент. «Либо переговоры будут продолжаться ради видимости, с целью имитации, с чем Азербайджан никогда не согласится… Либо же вопрос из замороженного состояния перейдет в иную плоскость. И не секрет, что это вариант войны», – говорил президент Азербайджана Ильхам Алиев в 2010 году.

Показательно, что подобный тезис выдвинуло на днях и независимое Агентство «Азери-Пресс» (АПА). «Уже все региональные и международные акторы понимают, что самым коротким путем для эскалации конфликта является сохранение статус-кво. Если в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта не произойдет серьезных изменений, то Азербайджан сохранит за собой право на изменение этого статус-кво, что и было доказано в ходе «четырехдневной войны», – писал обозреватель агентства.

Может ли Россия «принудить к миру» конфликтующие стороны? Проблема в том, что отнюдь не всегда военную и экономическую мощь можно безболезненно конвертировать в некие внешнеполитические достижения. За примерами далеко ходить не надо. США уже много десятилетий пытаются примирить палестинцев и израильтян. Без особого успеха. В середине 2000‑х Москва продвигала план разрешения приднестровского конфликта (тоже наследие развалившегося СССР) через федерализацию Молдавии. Но потерпела фиаско.

Будущее самопровозглашенных ДНР и ЛНР (а в этот проект были инвестированы куда более значительные силы и средства) тоже весьма туманно. Проблема Южной Осетии и Абхазии была решена путем «принуждения» Грузии к миру. Но у конфликта в Нагорном Карабахе своя специфика. И это история с открытым финалом.

КОНТЕКСТ

22.06.2016

Президент Армении приедет с визитом в Нагорный Карабах

Президент Армении приедет с визитом в Нагорный Карабах

05.05.2016

Ереван поддержал признание независимости Нагорного Карабаха

Ереван поддержал признание независимости Нагорного Карабаха

22.04.2016

МИД России обвинил Турцию в призывах к силовому решению конфликта в Нагорном Карабахе

МИД России обвинил Турцию в призывах к силовому решению конфликта в Нагорном Карабахе

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ