11.04.2016 | Денис Ермаков

Стражи контрреволюции

Национальная гвардия должна защитить Путина и от своих, и от чужих

Фото: Shutterstock

Владимир Путин создал еще одну спецслужбу в своем прямом подчинении. Сформированную на базе Внутренних войск Национальную гвардию возглавил его бывший главный охранник Виктор Золотов. Новое суперведомство, в которое слили почти все силовые структуры МВД, не нужно никому, кроме ее руководителя и самого президента, который рассчитывает на ее помощь в смутные времена.

Минобороны, ФСБ (бывший КГБ) и МВД – три столпа, на которых по советской традиции держатся безопасность и защита нашего государства и его руководителей. Каркас этой конфигурации сохранялся до 5 апреля 2016 года, когда президент РФ Владимир Путин объявил о создании на базе Внутренних войск (ВВ) МВД нового, фактически четвертого «центра силы» – Федеральной службы войск национальной гвардии РФ. На первый взгляд столь серьезного перераспределения полномочий между силовиками не было давно. Однако, если говорить не о влиянии этого решения на «внутриэлитные расклады», а о задачах, официально поставленных перед новой службой, на них это вряд ли принципиально отразится. Вероятно, между «конкурирующими фирмами» возникнут противоречия, как было раньше, когда президент создавал новые силовые структуры под того или иного человека из своего окружения. На этот раз Путин создал ее для своего бывшего главного охранника Виктора Золотова. Именно он возглавил Национальную гвардию, которую многие уже успели окрестить личной гвардией президента.

Не в службу, а в дружбу

За тринадцать лет в Кремле Золотов стал «особой, приближенной к императору», имеющей огромное влияние и доверие. Статус спарринг-партнера президента по дзюдо говорил сам за себя. Перемещение в сентябре 2013 года одного из самых «посвященных» в президентском окружении людей с поста начальника службы его безопасности на должность заместителя главнокомандующего Внутренними войсками МВД РФ многими было воспринято как понижение. Некоторые даже заговорили об аппаратной победе над «конкурентом» главы ФСБ Александра Бортникова, представляющего другую «башню» «кремлевских силовиков». Однако скоро стало очевидно, что Золотову поставлена задача строительства Нацгвардии из боевых «активов» МВД. Разговоры о ее создании ходили давно. Но, видимо, резкий рост политических протестов в конце 2012–2013 годов подтолкнул Путина вернуться к старой идее создания собственной «боевой организации». В мае 2014‑го президент подписал указ о назначении Золотова первым заместителем министра – главкомом ВВ МВД России. В 2015 году ему было присвоено воинское звание генерал армии.

ВВ всегда обладали «автономией» в составе МВД. Их региональные командования (всего их семь) не подчинялись ни губернаторам, ни руководителям местных главков МВД. При Золотове «независимость» структуры лишь усилилась. У главы МВД Владимира Колокольцева, сделавшего карьеру с самых милицейских низов, с выходцем из КГБ сложились непростые отношения. Золотова не раз прочили на место Колокольцева, слухи об отставке которого появлялись регулярно, в том числе из-за конфликтов между МВД и другими силовиками. Чего стоит только «дело Дениса Сугробова» 2014 года, когда начальник главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ и несколько его подчиненных были задержаны сотрудниками ФСБ и СКР.

Сдать оружие

Но как бы то ни было в ходе новой реформы двум генералам даже после «развода» придется плотно общаться. Помимо ВВ из системы МВД в Нацгвардию переведены и все остальные «мускулы» министерства – ОМОН (отряды мобильные особого назначения), СОБР (специальные отряды быстрого реагирования), Центр специального назначения сил оперативного реагирования и авиации МВД, авиационные подразделения министерства.

При этом в президентском указе подчеркивается, что эти структуры Нацгвардии должны находиться в «оперативном подчинении» главы МВД «и соответствующих руководителей территориальных органов министерства». Во время переходного периода предстоит определить, как оно будет осуществляться на практике. В документе отмечается, что порядок этого «оперативного подчинения» «устанавливается министром внутренних дел РФ по согласованию с директором Федеральной службы войск Национальной гвардии».

Такое «двойное подчинение» точно не убавит противоречий. Причем не только на аппаратном, но и на низовом уровне. Если раньше оперативник запрашивал спецназ непосредственно в своем ведомстве, то теперь это нужно будет согласовывать через Нацгвардию в ущерб оперативности.

Фактически МВД предложили «сдать оружие». У гвардейцев же будет своя боевая техника (БТР, БМП, танки), артиллерийские установки, транспортные самолеты, вертолеты. В полиции же самыми вооруженными людьми останутся сотрудники ППС.

От Колокольцева в пользу службы Золотова уходят и «денежные» куски. В частности, те органы управления и подразделения МВД, которые осуществляют госконтроль за оборотом оружия и в сфере частной охранной деятельности, а также Центр специального назначения вневедомственной охраны МВД, включая ФГУП «Охрана». Теперь в руках Нацгвардии сосредоточится разрешительно-лицензионная система, контролирующая весь легальный оборот оружия в стране, а также всех тех, кто выполняет на «гражданке» функции, свойственные спецслужбам. Что касается вневедомственной охраны, то это своего рода мобильный спецназ, охраняющий и госпредприятия с атомными станциями, и имущество граждан и бизнеса на коммерческой основе. Теперь на этом будет зарабатывать служба Золотова.

Практически вся государственная и негосударственная охрана – отныне вотчина Нацгвардии, за исключением разве что охраны президента (ФСО) и заключенных (ФСИН подотчетна Минюсту). Как утверждает «Интерфакс» со ссылкой на информированный источник, численность Нацгвардии может составить от 350 тыс. до 400 тыс. человек. «Порядка 200 тыс. – это внутренние войска и еще 150–200 тыс. – специальные и полицейские подразделения, а также ФГУП «Охрана», – сказал собеседник агентства.

Человек из «девятки»
Фото: Сергей Пивоваров/РИА Новости
Фото: Сергей Пивоваров/РИА Новости


Золотов «работал по специальности» большую часть жизни, еще в 70‑е начав службу в 9‑м управлении КГБ, которое занималось охраной руководителей компартии и правительства СССР. В 91‑м обеспечивал безопасность Бориса Ельцина – вместе с его личным охранником Александром Коржаковым он запечатлен на знаменитом фото 19 августа 1991 года, где первый президент России выступает с танка. Путин познакомился с Золотовым в начале 90‑х, когда тот был командирован в Северную столицу охранять его патрона – мэра Анатолия Собчака. После проигрыша Собчаком выборов в 1996‑м Золотов занялся частным охранным бизнесом в Питере, в том числе обеспечивая безопасность бывшего телохранителя Собчака и друга Путина – влиятельного предпринимателя Романа Цепова. В 1999-м, когда директор ФСБ Путин стал премьером, Золотов вернулся в Москву и возглавил его охрану. С 2000 по 2013 год он был начальником Службы безопасности президента РФ – замдиректора ФСО России.

Сила есть – ума не надо?

На данный момент Нацгвардия выглядит как большая и разношерстная структура, готовая при этом выполнить по приказу президента любую задачу, которую не захочет (не сможет) выполнить МВД и не имеет права осуществлять Минобороны, – от разгонов митингов (с использованием оружия и спецсредств) до участия в КТО (контртеррористических операциях).

Однако в законе о Нацгвардии, внесенном в Госдуму, ничего не говорится о том, наделяется ли новая структура оперативно-розыскными функциями. Без них ее роль сводится лишь к поддержке чужих решений своими «мускулами» (спецназ) или «массовкой» (срочники вэвэшники), которые, впрочем, надо будет запрашивать. По информации «Профиля», у ВВ при Золотове появились лишь специальные региональные центры, которые составляли свои оперативные сводки. Также есть у ВВ своя войсковая разведка. Но этого явно недостаточно.

Согласно новому закону гвардия  может патрулировать улицы и реагировать на массовые акции протеста (совместно с полицией), охранять здания и грузы (обозначенные правительством), помогать Пограничной службе ФСБ охранять госграницу, участвовать в территориальной обороне (для поддержки армейских частей), обеспечивать режим чрезвычайного положения (с МЧС), проводить внутренние «контртеррористические операции» (с МВД, как это было в 90‑е в Чечне). Но всем этим ВВ занимались и раньше, являясь частью МВД.

И при этом непонятно, как без права на проведение оперативно-розыскных действий (ОРД) можно эффективно бороться с терроризмом, экстремизмом и оргпреступностью, как требует от гвардии новый закон. Но если даже ОРД и добавят в будущем, это приведет лишь к еще большему дублированию функций, причем не только с полицией, но и с ФСБ, в задачу которой входит борьба с террористами (для этого у нее есть собственные спецподразделения, например, «Альфа», «Вымпел»). На первый взгляд получается создание искусственной конкуренции между спецслужбами.

Каждому по комитету

В качестве компенсации МВД получило полномочия ликвидированных Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и Федеральной миграционной службы (ФМС) – эти направления будут курировать замы Колокольцева. Виктор Иванов и Константин Ромодановский лишились своих постов. В Кремле говорят, что сокращение части сотрудников ФСКН и ФМС сэкономит бюджетные деньги, а создание Нацгвардии вообще обойдется без дополнительных расходов. Но, наверное, они забыли, во сколько миллиардов вылилось одно только «перекрашивание» милиции в полицию с изготовлением новых вывесок, формы, блях, бланков.

Личные мотивы президента и разногласия между соратниками Путина уже приводили к созданию новых ведомств. В 2011 году вследствие конфликта между «кремлевскими силовиками» из Генпрокуратуры решили выделить Следственный комитет. Возглавил его друг Путина Александр Бастрыкин. После «раздела» началась война уже между этими двумя ведомствами.

Госнаркоконтроль (впоследствии ФСКН) на базе Налоговой полиции также был создан под друга Путина – члена Совбеза РФ Виктора Черкесова, который в 90‑е возглавлял УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Однако в 2007 году он угодил в опалу, после того как сообщил через СМИ о конфликте между ФСБ и ФСКН, чем вызвал недовольство Путина. Осиротевшую в 2008 году службу доверили другому соратнику Путина, экс-главе его администрации и помощнику Виктору Иванову – одному из влиятельных «кремлевских силовиков». Однако у того тоже начался конфликт – с МВД, с которым ФСКН никак не могла поделить «наркотическую» поляну, публично споря, кто лучше и больше раскрывает преступлений. В феврале прошлого года о скорой ликвидации ФСКН говорили как о почти решенном деле. Но вдруг в начале марта сотрудники Иванова задержали Заура Дадаева, ставшего основным фигурантом дела об убийстве Бориса Немцова. После этого Иванов просидел на своей должности еще год.

Переворот страшнее беспорядков

Бывшего замкомандира батальона «Север» Дадаева глава Чечни Рамзан Кадыров назвал тогда «настоящим патриотом» России. На прошлой неделе Кадыров приветствовал создание Нацгвардии и заявил, что готов в ней служить. «Кадыров и Золотов поддерживают давние отношения, глава Чечни неоднократно принимал высокопоставленного силовика у себя дома, в кругу семьи. Благодаря Золотову глава Чечни имеет прямой выход на президента России, – утверждается в докладе Ильи Яшина «Угроза национальной безопасности». – Именно по инициативе генерала президент РФ публично принял в Кремле Кадырова в день убийства его отца. Это во многом предопределило дальнейший политический рост Кадырова». Другими словами, во многом благодаря Золотову Кадырову до сих пор удавалось отбиваться от федеральных силовиков и до, и после убийства напротив Кремля. В этом противостоянии Золотов и ФСБ также находятся по разные стороны баррикад.

Через год после убийства Немцова Кадыров был назначен Путиным и. о. главы республики. Говорит ли этот факт о том, что президент дорожит преданными людьми, или об аппаратной силе друга Кадырова Золотова, а может, вообще о том, что обстоятельства убийства оппозиционера совсем иные, нежели считает следствие или даже чем утверждает оппозиция, – вопрос конспирологический. Но то, что экономический кризис, антизападные санкции и расследуемые мировыми СМИ бизнес-схемы друзей Путина способствовали усилению борьбы между различными кланами, утверждать можно.

К слову, американская разведывательно-аналитическая компания Stratfor расценила создание Нацгвардии и назначение Золотова как попытку Путина обезопасить себя от возможной нелояльности других силовых ведомств, включая вооруженные силы. В последнее время многие отмечают усиление влияния министра обороны за счет проведения крымской и сирийской операций, что вызывает обеспокоенность «питерских кланов» силовиков, к которым Шойгу формально не принадлежит.

«Путин, возможно, стремится защитить свою администрацию от угрозы государственного переворота. Это позволяет предположить, что глава Кремля сомневается, останутся ли другие силовые структуры – ФСБ, Внутренние войска МВД или даже армия – лояльными к нему в случае государственного переворота. Будучи прилежным исследователем истории России, Путин, видимо, пытается избежать опасной незащищенности, которую чувствовал его предшественник (Борис Ельцин) во время всего своего правления», – говорится в отчете.

Впрочем, чего бы ни опасалась власть, социальных протестов, «оранжевых революций» или дворцового переворота, создание новой службы поможет ей вряд ли, так как это борьба не с причиной, а со следствием ее собственной политики. Как показывает история, ни гвардейцы, ни преторианцы, ни опричники изменить этот факт не могут.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

07.09.2016

Гонконгскую молодежь предупредили по-пекински

Пекин обещал молодым политикам жестоко пресекать призывы к независимости Гонконга

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ