28.03.2016 | Мартин Кноббе | Перевод: Владимир Широков

«У нас это проглядели»

Петер Нойманн, автор книги «Новые джихадисты», об ином уровне террористической угрозы

Петер Нойманн Фото: Imago/ТАСС

Эксперт по исламскому терроризму считает, что одной из причин, не позволивших предотвратить брюссельские теракты, стала плохая координация между европейскими спецслужбами и полицией.

– Бойня в редакции Charlie Hebdo, парижские события 13 ноября, а теперь и Брюссель – возможно, мы недооценивали разрушительный потенциал «Исламского государства» в Европе?

– Долгое время на Западе считали, будто ИГ (запрещено в России. – «Профиль») сосредоточится исключительно на том, чтобы «инспирировать» здесь террористов, действующих независимо друг от друга, – своего рода «одиноких львов». Поэтому для многих спецслужб стало неожиданностью, когда в прошлом году ИГ смогло так быстро и умело организовать относительно сложные операции за рубежом.

– Вы хотите сказать, что все спецслужбы ошибочно оценивали ситуацию?

– Один высокопоставленный сотрудник органов безопасности признался мне, что в Европе к такому развитию событий не был готов никто, кроме британских спецслужб.

– Теория «одиноких львов» – людей, радикализация которых происходит через интернет и которые «атакуют» без приказа, – переживет брюссельскую трагедию?

– Считать такой подход единственной стратегией ИГ изначально было неправильно. В январе 2015 года ИГ сформировало террористические команды в Сирии, которые затем были отправлены обратно в Европу уже с заданием. У нас это просто проглядели.

– Сколько смертников дожидаются в Европе своего часа?

– Пять-шесть тысяч европейцев ездили на территорию, контролируемую ИГ. Около 15% из них предположительно погибли, от 25% до 50% уже вернулись. Не каждый «возвращенец» готов воевать. Однако сегодня мы говорим о человеческом потенциале, выражающемся четырехзначными числами. Среди них и симпатизирующие ИГ в Европе, которые никогда не были в Сирии, как задержанный в Бельгии Салах Абдеслам.

– Обмен информацией о подозреваемых в террористической деятельности все еще остается неудовлетворительным, несмотря на создание антитеррористического отдела Европола.

– Да, у нас нет общей базы данных с именами всех агитаторов и подозреваемых в терроризме. После прошлогоднего парламентского запроса в бундестаге стало известно, что в каталоге участвующих в военных действиях за рубежом значится около двух тысяч имен, это меньше половины всех европейских джихадистов за границей. И только пять государств в принципе предоставляют такие сведения. Каталог Интерпола по украденным и утерянным паспортам практически не используется европейскими странами. Мы говорим о проблеме политического характера. Если мы хотим сохранить открытые границы внутри Шенгенской зоны, нам придется наладить трансграничное сотрудничество.

– К этому добавляется то, что полиция и спецслужбы работают с разным «набором» информации и данных.

– В Германии им запрещено обмениваться данными. Основной информацией о террористах из числа джихадистов располагают спецслужбы. И нужно упростить доступ полиции к этим сведениям. Аналогичная ситуация и на европейском уровне: антитеррористическая группа спецслужб не сотрудничает с отделением Европола по борьбе с терроризмом. При нынешнем уровне угрозы это абсурдно.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

21.11.2016

Более 20 человек погибли при взрыве мечети в Кабуле

Более 20 человек погибли при взрыве мечети в Кабуле

29.09.2016

«Больше русских жизней будет потеряно»

Госдеп: политика России в Сирии может привести к атакам на российские города

29.08.2016

Более 10 человек погибли в Ираке при теракте на свадьбе

Более 10 человек погибли в Ираке при теракте на свадьбе

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ