14.03.2016 | Глеб Иванов

Хаос в пустыне

Пять лет назад НАТО начало операцию по ликвидации режима полковника Каддафи

Фото: Derek Henry Flood

Спустя пять лет после начала военной операции НАТО в Ливии эта североафриканская страна превратилась в форпост исламистов и источник постоянной головной боли для Западной Европы и США.

США готовы в случае необходимости нанести новые удары по позициям «Исламского государства» (запрещено в России. – «Профиль») в Ливии. Так пресс-секретарь Белого дома на минувшей неделе прокомментировал публикацию газеты The New York Times о том, что Пентагон разработал и представил Бараку Обаме детальный план военной операции против боевиков ИГ в этой стране. Об угрозе, исходящей от окопавшихся в Ливии сторонников «халифата», говорил на минувшей неделе и президент Франции Франсуа Олланд.

Ливия, где полностью отсутствуют признаки государства и бушует тотальная война по принципу «все против всех», превратилась в крупнейший форпост «Исламского государства» в Северной Африке. Стоит ли ожидать масштабной военной операции стран Запада в Ливии? Судя по заявлениям официальных лиц, ни США, ни их союзники по НАТО не горят желанием ввязываться в ливийский хаос. Но пять лет назад, в разгар «арабской весны», они действовали куда более решительно.

Период распада

«Арабская весна» пришла в Ливию в феврале 2011 года – в портовом городе Бенгази вспыхнули беспорядки. Митингующие, около 600 человек, протестовали против ареста активиста-правозащитника. В считанные дни беспорядки переросли в столкновения протестующих с армией. Число жертв среди мирного населения начало расти. В конфликт вмешался Североатлантический альянс, который после принятия специальной резолюции Совбеза ООН о введении над Ливией «бесполетной зоны» (Россия, традиционный союзник Ливии, воздержалась при голосовании) 19 марта начал наносить авиаудары по войскам Каддафи.

20 октября 2011 года полковник Каддафи был взят в плен повстанцами около города Сирт и после пыток убит. Еще через два дня военная операция НАТО в стране завершилась. А страна погрузилась в хаос гражданской войны.

Ливия была одной из богатейших стран Африки, вспоминает бывший посол России в Ливии, Тунисе и Йемене, директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО Вениамин Попов. Большие запасы нефти позволяли режиму Каддафи проводить щедрую социальную политику. Так, в 2010 году в Ливии за каждого новорожденного семьям выплачивали $7000, новобрачным государство безвозмездно дарило $64 000 на покупку квартиры, $20 000 составляла единовременная материальная помощь для открытия бизнеса. Образование и медицина в стране были бесплатными, за счет государства оплачивались и образовательные стажировки за рубежом.

Каддафи, однако, оставался жестким диктатором (он правил страной в течение 42 лет).

«Начавшуюся волну «арабской весны» американцы и их союзники сумели повернуть для свержения своих оппонентов на Ближнем Востоке. Каддафи не помогли ни отказ от развития ядерной программы, ни щедрые финансовые вливания в западную экономику», – говорит Попов. «По недавно раскрытой переписке бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон хорошо видно, что в 2012–2013 годах французы и англичане делили Ливию между собой – какие нефтепромыслы кому достанутся. Однако гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Когда свергли Каддафи, оказалось, что у каждого племени, а племен в Ливии много, есть свои вооруженные отряды. Страна быстро распалась на множество частей, каждая из которых попыталась присвоить себе нефтяные месторождения. Добыча нефти в стране сократилась за пять лет в четыре раза и сейчас составляет 400 тысяч баррелей в день», – рассказывает Попов.

Сейчас за контроль над Ливией борются между собой несколько основных сил. Во‑первых, это признанное международным сообществом правительство, которое располагается в восточной части страны, в городе Тобрук. Исламистское правительство, так называемый Всеобщий национальный конгресс, контролирует западное побережье, в том числе Триполи, бывшую столицу страны. Однако обе эти группировки не контролируют и половину ливийской земли. На юге, в Сахаре, большие территории находятся в руках племен туарегов и тубу, которые воспользовались гражданской войной для организации собственных государств (попутно спровоцировав гражданскую войну в соседнем Мали, где туареги также решили отделиться от центральной власти).

Множество более мелких кланов контролируют отдельные поселки и даже города. Так, город Мисурата к востоку от Триполи фактически превратился в сравнительно преуспевающее город-государство, куда другим ливийцам доступ закрыт. Власть здесь принадлежит совету, в который входят влиятельные бизнесмены, избранные горожанами. Они создали собственную армию, окружили город цепью блокпостов и пропускают внутрь только тех, за кого может поручиться житель Мисураты. Именно здесь находится крупнейший в Ливии морской порт.

Наконец, собственной базой в Ливии обзавелись и боевики ИГ. «В стране им позволила обосноваться анархия, порожденная войной, – считает Вениамин Попов. – Сейчас, по американским данным, ряды джихадистов насчитывают 6000 человек». По мнению эксперта, приток радикальных исламистов в Ливию обусловливается неудачами ИГ в Сирии. «Джихадисты ищут новую базу, где можно было бы обосноваться в случае отступления с Ближнего Востока».

Фото: UN Photo⁄OCHA⁄David Ohana
В Евросоюзе опасаются, что террористы попытаются проникнуть в Европу из Ливии под видом беженцев (на фото – мигранты из Ливии в лагере для беженцев рядом с тунисской границей)Фото: UN Photo⁄OCHA⁄David Ohana

Появление ИГ в регионе уже привело к ухудшению обстановки в нескольких соседних странах. «ИГ в Ливии – это угроза безопасности Европе и Африке, – отмечает эксперт. – За годы своего правления Каддафи скопил колоссальный оружейный арсенал, который теперь оказался в руках исламистов. Сейчас оружие потоком идет на юг, в Африку, где им была вооружена террористическая группировка «Боко Харам», которая практически каждый месяц устраивает крупные теракты в Нигерии и соседних с ней государствах. Помимо «Боко Харам», в Африке огромное количество мусульманских радикальных течений, получающих от ИГ поддержку. Чад, Камерун, Сомали, Кения, Алжир, Египет, Тунис – в каждой из этих стран «Исламское государство» успешно действует благодаря своему ливийскому плацдарму».

Но это только часть проблемы. По мнению чрезвычайного и полномочного посланника МИД, доктора исторических наук, профессора Дипломатической академии Александра Вавилова, плацдарм в Ливии позволяет ИГ проводить кампании террора не только в Африке, например в Тунисе, где боевики в прошлом году устроили ряд терактов, но и в Европе. «Вот-вот наступит весна, установится идеальная погода для судоходства в Средиземном море, опять отправится к европейским берегам из Ливии гигантское количество лодок с беженцами. Это может привести к притоку террористов в Европу под видом беженцев и повторению парижских терактов, – считает эксперт. – До Европы из Ливии рукой подать. Два часа на быстром катере – и вы на итальянском берегу».

Ломать – не строить

В ЕС и НАТО понимают, что Ливия вскоре может стать потенциально гораздо большей угрозой для европейской безопасности, чем Сирия. С осени прошлого года США наносят авиаудары по тренировочным лагерям боевиков в стране, которые располагаются рядом с городами Сирт, Дерна и Бенгази. Согласно публикациям целого ряда ведущих иностранных СМИ, в боевых действиях против боевиков активно участвует американский спецназ.

Однако присутствие иностранных военных раздражает ливийцев и настраивает их против Запада. «Поэтому ЕС необходимо, чтобы в стране было сформировано единое правительство. Оно смогло бы заручиться поддержкой большинства населения и одобрить проведение военной операции против ИГ, а также взять на себя обязательства по пресечению потока беженцев», – считает Александр Вавилов.

Европейцы пытаются содействовать переговорам основных политических сил в стране, но сталкиваются с серьезными проблемами. Несмотря на то, что в середине декабря противоборствующие стороны конфликта в Ливии, включая руководство тобрукской Палаты представителей и триполийского Всеобщего национального конгресса, а также членов других политических партий и гражданского сообщества, подписали в марокканском Схирате соглашение по мирному урегулированию и формированию правительства национального единства, достигнуть окончательного перемирия пока не удалось.

Уже через пару недель после заключения долгожданного соглашения между ливийцами обнаружились новые противоречия. «Начался дележ власти, споры о том, кто какой пост должен занимать», – отмечает бывший посол России в Ливии Вениамин Попов.

Стороны продолжают переговоры о том, каким именно будет новое правительство, и его видение у разных сторон порой диаметрально противоположное. При этом ощущается, что ливийцы с большим подозрением относятся к помощи ЕС. Как заявил министр иностранных дел Али Абу Заакук, ливийское правительство в Триполи «выступает за продолжение национального диалога под эгидой ООН, но против диктовки решений извне». По его словам, те, кто подписывал соглашение в Схирате, «не были уполномочены принимать решение теми институтами, которые представляли. Следовательно, результаты переговоров не являются отражением легитимного ливийского решения».

«В Триполи популярна точка зрения, что все, что произошло на Ближнем Востоке и в Ливии, является результатом политики Запада. И поэтому все то, что Запад и ООН пытаются сделать, неправильно. Взамен этого предлагается вернуться к исламским традициям, строить исламское государство с исламскими законами. Сама идея создания светского правительства в Триполи многими встречается в штыки. Получается, что в Триполи достаточно людей, которые модель мира ИГ не только не отвергают, но наоборот – принимают за единственно верную», – поясняет Александр Вавилов.

«Нужно найти общий язык с огромным количеством мелких племен, у каждого из которых есть собственное ополчение, у каждого из которых есть свои требования, – говорит Попов. – А времени у ЕС немного, учитывая, что количество лодок с беженцами, отплывающих от ливийских берегов, все увеличивается».

Военное решение

«ЕС и США постараются окончательно сформировать правительство национального единства и заставят его пригласить иностранные войска. Но возникает вопрос, кто будет поставлять войска, – заниматься грязной работой никто не хочет», – говорит Вениамин Попов.

По данным итальянских СМИ, в качестве костяка экспедиционного корпуса ЕС планирует использовать итальянских солдат. Но премьер-министр Италии Маттео Ренци сообщил, что ни о каких операциях в Ливии речи не идет, пока там не будет сформировано правительство. «Нам необходимо сбалансированное и долгосрочное решение. Только тогда мы сможем оценить, опираясь на просьбу законного правительства, какое будет итальянское участие. В любом случае для этого потребуются необходимые парламентские и организационные процедуры», – заявил глава итальянского правительства.

Вениамин Попов отмечает, что итальянцы будут оттягивать вопрос об участии своих войск в операции в Ливии до последнего: «Италия сопротивляется, потому что брать на себя расходы по проведению военной операции и нести в Ливии потери ей совсем не хочется. И совершенно непонятно, почему этим должны заниматься именно итальянцы, а не, например, французы и британцы, бомбившие Ливию в 2011 году. Более того, формирование правительства вовсе не означает, что военная операция западных стран будет им одобрена».

Эксперты также опасаются, что в случае начала бомбежек и высадки войск это может вызвать обратный эффект – еще больший приток добровольцев в местную ячейку ИГ. «Исламисты опять будут рассказывать об угрозе новых крестоносцев, о зверствах стран Запада, и этими лозунгами они будут привлекать людей в свои ряды. При этом резервы ИГ в Ливии потенциально гораздо мощнее, чем в Сирии и Ираке, поскольку тут у них в тылу вся Западная Африка с такими старыми исламскими движениями, как «Боко Харам» в Нигерии», – добавляет Попов. «Европа может оказывать им содействие, давать рекомендации, но найти выход из нынешнего тупика должны только сами ливийцы. Даже если страна в итоге развалится на разные куски, рано или поздно они поймут, что вместе выживать им будет проще», – считает Александр Вавилов.

КОНТЕКСТ

11.05.2017

Додон Кихот

Президент Молдавии выступил категорически против вступления страны в НАТО

08.05.2017

Ложная тревога

Сергей Лавров рассказал о возобновлении диалога с НАТО

27.03.2017

Дружба дружбой

В Берлине заявили, что Дональд Трамп не выставлял Германии никаких счетов за недофинансирование НАТО

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ