10.03.2016 | Ян Пуль | Кристоф Зюдов | Перевод: Владимир Широков

Демократия отступает

Эксперты фонда Бертельсмана констатируют: демократические режимы слабеют, автократические – применяют все более жесткие методы

После избрания Владимира Путина на третий президентский срок порядок проведения митингов в России последовательно ужесточается. На фото: полиция применяет силу против участников «Марша миллионов» на Болотной площади 6 мая 2012 года Фото: Shutterstock

Из 129 государств, в которых оценивали ситуацию аналитики фонда Бертельсмана, только 74 были признаны демократиями, пусть даже «дефектными». 55 стран они отнесли к автократиям, 40 из которых – «жесткие» диктатуры. Это на семь больше, чем два года назад.

Раз в два года фонд Бертельсмана со штаб-квартирой в немецком городе Гютерсло с помощью экспертов по всему миру составляет «индекс трансформации Бертельсмана» (ИТБ). Более 3 тысяч страниц посвящены ситуации с демократией и социальной рыночной экономикой в мире.

На сей раз, получив цифры, данные и аналитику со всего мира, руководитель проектов фонда Бертельсмана Сабина Доннер сразу поняла: дела плохи. За последние 2 года, говорит она, права человека «были ограничены как никогда, причем в беспрецедентном количестве стран».

Даже, казалось бы, в стабильных системах, согласно ИТБ, авторитарные тенденции множатся. Кроме того, число диктатур в мире возросло. Аналитики Доннер оценивают ситуацию в 129 государствах: это и развивающиеся страны, и те, которые уже встали на путь построения рыночной экономики. 74 из них эксперты фонда признают демократиями, пусть даже дефектными; 55 они относят к автократиям, 40 из которых – жесткие диктатуры. Это на семь больше, чем два года назад.

В доброй половине всех вошедших в выборку государств как минимум рудиментарно присутствующая демократия за последние два года существенно пострадала. Прежде всего к более жестким методам управления страной прибегают главы арабских государств и стран Большого Магриба – ведь «арабская весна» наглядно продемонстрировала им, что о них думает народ.

Тем решительнее они борются сегодня с критиками: права на организацию демонстраций и собраний ограничиваются, оппозиционным партиям чинят препятствия, над СМИ устанавливается контроль, результаты выборов подвергаются манипуляциям. Часто власти – как, например, в Египте – оправдывают свои действия необходимостью борьбы с исламистским террором.

Аналогичный эффект исследователи отмечают в Восточной Европе и Центральной Азии: восстание украинцев на Майдане напугало автократов, таких как Владимир Путин. Российский президент ограничил свободы гражданского общества, в частности, право на демонстрации; система юстиции подконтрольна президенту; на сотрудников неправительственных организаций навешивают ярлык «иностранных агентов».

Кроме того, олигархи, особенно в странах бывшего СССР, выхолащивают демократию: крупные предприниматели, близкие к власти, владеют СМИ и подавляют инакомыслие. К тому же часто они спонсируют правящую партию и контролируют депутатов парламента.

В Африке, как следует из результатов исследования фонда Бертельсмана, экономический подъем предшествующих лет не всегда автоматически способствовал развитию демократии. Уровень благосостояния рос, отмечает руководитель проекта Доннер, «однако простым гражданам перепадало мало». В результате «в социуме накапливался взрывной потенциал», власти реагировали репрессиями.

В таких странах, как Кения и Нигерия, правительства ограничивали гражданские права. Даже считающаяся прогрессивной Южно-Африканская Республика ввела запрет на демонстрации профсоюзов. После того как президент Бурунди Пьер Нкурунзиза вопреки закону остался еще на один срок, страна на грани гражданской войны. Не далее как в конце февраля президентом Уганды в очередной раз – после 30 лет у власти – был избран Йовери Мусевени. Его самого опасного оппонента полиция задерживала в преддверии и после выборов несколько раз под предлогом сомнительных обвинений.

Прогресс на пути к демократии исследователи констатируют редко. Только в отдельных странах, таких как Мали, Гвинея, Непал и Украина, демократические процедуры и институты укрепились.

Особенно тревожит авторов исследования то обстоятельство, что даже в более-менее устоявшихся демократиях отмечаются авторитарные тенденции. В частности, это касается Венгрии, входящей в ЕС: еще в 2010 году к власти в Будапеште пришло правительство национал-консерваторов, получившее внушительное большинство. Такой успех премьер-министр Виктор Орбан расценивает как своего рода мандат проводить свою линию без оглядки на несогласных. В частности, он добился ограничения роли конституционного суда, он назначает своих товарищей по партии главами всех контрольных инстанций, таких как счетная палата, совет телерадиовещания, правления госкомпаний.

Примеру Венгрии сегодня следует и новое национал-консервативное правительство в Варшаве. Поскольку оно пришло к власти только минувшей осенью, принимаемые им меры еще не отразились на результатах исследования фонда Бертельсмана.

Наконец, возрастает политическое влияние религиозных сил. В Турции правящая Партия справедливости и развития (ПСР), обладающая абсолютным большинством в парламенте, форсирует исламизацию страны; в Нигерии 12 штатов объявили нормы шариата своей правовой основой, что подрывает светскую конституцию. Как сетуют сотрудники фонда Бертельсмана, в 21 стране мира религиозные догмы сегодня играют в государственных вопросах большую роль, чем еще два года назад.

Данный феномен касается не только преимущественно исламских стран. В таких африканских государствах, как Эфиопия, Эритрея и Уганда, усиливается влияние христианских конфессий. А в России правительство использует в своих целях представителей Русской православной церкви. Духовенству предлагается пропагандировать традиционные русские ценности в понимании Кремля, дабы заблокировать влияние Запада.

Разумеется, растущее влияние религий, которое отмечается сегодня в Африке и Азии, угрожает демократии и плюрализму. Ведь там, где политика и правосудие апеллируют главным образом к догмам и традициям, якобы легитимированным свыше, пространства для разномыслия остается все меньше.

В исламских государствах, таких как Саудовская Аравия и Иран, оппозиционеров преследуют как «врагов Аллаха», поскольку те отвергают доминирующую роль религии. Обе страны конкурируют друг с другом за гегемонию на Ближнем Востоке и пытаются посредством своей религиозной идеологии укрепить собственное влияние в Ираке, Сирии и Ливане. Для светских движений в арабском мире это не сулит ничего хорошего.

КОНТЕКСТ

23.03.2016

Рейтинг диктаторов-долгожителей

«Профиль» составил рейтинг мировых лидеров, правивших более 20 лет. Некоторые из них руководят своими странами до сих пор

09.03.2015

Европарламент обсудит убийство Немцова и состояние демократии в России

Европарламент обсудит убийство Немцова и состояние демократии в России

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ