11.02.2016 | Наталья Павлова, Киев

Ни мира, ни войны

Накал вооруженного противостояния на востоке Украины удалось понизить, но до разрешения политического кризиса еще далеко

Одни из самых важных пунктов Минских соглашений – о прекращении огня и взаимном отводе тяжелого вооружения – в полном объеме выполнены не были обеими сторонами, но похоронки родным стали приходить значительно реже Фото: Вадим Брайдов/«Профиль»

Довольных Минскими соглашениями сегодня найти сложно: договоренности критикуют по обе стороны линии фронта, они почти не выполняются и вызывают постоянные политические конфликты внутри Украины. И все же, даже самые яростные противники этого соглашения признают: удалось добиться главного – спасти сотни, если не тысячи человеческих жизней.

В конце января – начале февраля 2015 года обстановка на востоке Украины была накалена до предела. В ходе непрекращающихся боев гибли люди по обе стороны фронта. «12 жителей Дебальцево погибли под обстрелами боевиков», – информировал 31 января 2015 года руководитель милиции Донецкой области Вячеслав Аброськин. «Погибло 5 украинских военных, еще 27 получили ранения», – сообщал штаб АТО 2 февраля 2015 года.

Чтобы найти выход из кризисной ситуации, 5 февраля Киев посетили сразу три ключевые фигуры международной геополитической сцены: госсекретарь США Джон Керри, а вслед за ним – канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд.

«С Порошенко мы обсуждали, в частности, самую большую угрозу – то, что Россия продолжает свою агрессию на востоке страны. Нельзя иначе называть происходящее. Мы хотим дипломатического урегулирования ситуации, но не можем закрыть глаза на танки, пересекающие границу, и на российских военных без опознавательных знаков, которые поддерживают так называемых сепаратистов», – заявил тогда госсекретарь США.

Олланд и Меркель заявлений для прессы делать не стали, что было воспринято общественностью с тревогой. Политолог Вадим Карасев высказывал опасения, что на традиционной ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности с участием военных и политических лидеров стран–членов НАТО, которая была намечена на 6–8 февраля, дело могло дойти и до обсуждения вопросов военной поддержки одной из сторон конфликта со стороны Запада. Визит в Киев европейских лидеров Карасев считал последней отчаянной попыткой найти дипломатическое решение.

К счастью, оправдались надежды, а не опасения. В ходе крайне напряженных переговоров в «нормандском формате» с участием лидеров России, Украины, Германии и Франции, заседавших 11–12 февраля 2015 года в Минске, был найден компромисс. Члены «нормандской четверки», а также представители самопровозглашенных ДНР и ЛНР подписались под «Комплексом мер по выполнению Минских соглашений» (который позднее стали именовать «Минск‑2»). Это соглашение предусматривало полное прекращение огня с 00:00 часов 15 февраля, отвод всех тяжелых вооружений от точки соприкосновения и меры политического урегулирования конфликта на Украине. Западу все же не пришлось задействовать военные рычаги.

Довольных нет

«Боевики вели минометный огонь, за сутки было ранено двое украинских солдат» – так сейчас выглядят ежедневные официальные сводки с фронта. Они нагляднее всего иллюстрируют выполнение самых важных пунктов Минских соглашений – о прекращении огня и взаимном отводе тяжелого вооружения. Ни то, ни другое в полном объеме выполнено не было обеими сторонами, но похоронки родным стали приходить редко.

Тем не менее довольных «Минском‑2» сегодня найти сложно: договоренности критикуют по обе стороны линии фронта, они почти не выполняются, зато вызывают постоянные политические конфликты внутри Украины. И все же даже самые яростные противники этого соглашения признают: удалось добиться главного – спасти сотни, если не тысячи человеческих жизней. «Да, перемирие шаткое, режим тишины еще не наступил. Но главный успех Минских соглашений – что они обезопасили от большой, масштабной войны», – говорит политолог Вадим Карасев.

Перемирие это крайне хрупкое, считают в НАТО. В этой связи генсек альянса Йенс Столтенберг подчеркивает важность отвода тяжелого вооружения на Донбассе. Один из пунктов «Минска‑2» – обеспечить беспрепятственный и безопасный доступ наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в зону конфликта, чтобы они могли убедиться, что режим прекращения огня полностью соблюдается. Сейчас у наблюдателей нет полного доступа ко всем районам Донбасса и Луганщины.

Многие украинские эксперты оценивают «Минск‑2» более чем критично. По мнению экс-генконсула Украины в Стамбуле, главы правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдана Яременко, подписание «Минска‑2» было ошибкой. Он уверен, что тогда должностные лица Украины уклонились от ответственности или не смогли определить характер ситуации, в которую попала страна, в результате чего допустили включение в текст положений, которые противоречат как украинскому законодательству, так и международным нормам права. «Украинская сторона в минском процессе нарушила порядок инициирования проведения переговоров, заключения, подписания и ратификации международного договора, не смогла правильно сформулировать повестку дня переговоров, вводила общественное мнение Украины в заблуждение относительно правового характера и обязательности выполнения нашим государством минских договоренностей», – убежден Яременко.

Главное, подчеркивает он, добавить в повестку дня вопрос о том, что политическое урегулирование без решения проблемы Крыма невозможно.

Фото: kremlin.ru
Многие украинские эксперты, военные да и простые граждане оценивают «Минск-2» критично и считают, что Петр Порошенко совершил ошибку, подписав год назад соглашения в столице Белоруссии. На фото: заседание «нормандской четверки», 11–12 февраля 2015 годаФото: kremlin.ru

Его коллега из Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь сравнивает реализацию Минских соглашений с пикником в жерле действующего вулкана. «На самом деле этот документ составлен очень туманно, а логика российской стороны относительно трактовки этого документа разрушает все базовые подходы к урегулированию вооруженных конфликтов», – объясняет военный эксперт.

Политолог Вадим Карасев полагает, что реализовывать Минские соглашения очень сложно потому, что в сложившейся ситуации нет явных победителей и явных проигравших. «Легко выполняются мирные соглашения, когда есть победитель, заставивший капитулировать своего противника, и побежденный, который подписал все условия. А когда нет явных победителей и проигравших, соглашение фиксирует определенный пат. Так и Минские соглашения, они хотя и дают шанс на мир, но в определенном смысле это тоже пат, потому что военной победы Россия не получила, хотя и о нашей военной победе говорить совершенно неуместно», – констатирует политолог.

Децентрализация или раскол?

«Минские договоренности не способны принести прочный мир на Украину, они не решают проблему территориальной целостности Украины, они в случае настаивания на их выполнении в части политического урегулирования будут иметь невосполнимые внутренние и внешние последствия для Украины: раскол общества, углубление противоречий между обществом и властью, политическую дестабилизацию», – считает Богдан Яременко.

Его слова подтверждает реальность: гражданское общество и военные уже разделились в своем мнении. Несмотря на то, что Минские соглашения сохранили жизни многим украинцам, не все согласны, что компромисс стоил того. Особенно от военных, вернувшихся из зоны АТО, часто можно услышать мнение, что Порошенко предал их, что они «не за это воевали» и что вместо вялого перемирия лучше было бы продолжать активные действия и отвоевывать оккупированные территории.

Противоречия в политической среде тоже не стихают. Бурные дискуссии ведутся по вопросу внесения изменений в Конституцию Украины, предполагающих децентрализацию страны. Напомним, один из пунктов Минских соглашений – это проведение до конца 2015 года конституционной реформы, которая предусматривает в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе ДНР и ЛНР.

К заявленному сроку власти реформу провести не успели, но и не отказались от нее. 31 августа 2015 года парламент принял в первом чтении соответствующий проект изменений в Конституции. За месяц до этого Конституционный суд Украины также поддержал изменения в Основной закон относительно децентрализации. Сейчас идет обсуждение вопроса по голосованию проекта изменений во втором чтении.

Вице-спикер украинского парламента Оксана Сыроед считает, что предоставление Донбассу особого статуса и реформа по децентрализации – это только инструменты для узурпации власти действующим руководством страны. Она не стесняется делать резкие заявления, например, о том, что реформа Конституции – это отказ от государственного суверенитета в пользу России под прикрытием децентрализации и преступление против погибших, раненных и лишенных крова на Донбассе. «Это правда, что децентрализация нужна Украине, потому что децентрализация – это свобода от давления деспотичной и неэффективной государственной машины. Но правдой является и то, что предложенные изменения в Конституцию не дадут украинцам ни свободы, ни децентрализации. Широкие карающие и своевольные полномочия президента и его префектов будут уничтожающими не только для местного самоуправления, но и для демократии в стране», – уверена политик.

Но, похоже, процесс не остановить. Правда, как отметил министр иностранных дел Украины Павел Климкин, эти изменения будут рассмотрены Верховной радой при условии выполнения Россией и боевиками обязательств, возложенных на них в рамках Минских договоренностей. «Что касается соответствующих конституционных изменений, то парламент Украины будет рассматривать их. Для того чтобы эти конституционные изменения были в ближайшее время рассмотрены Верховной радой, нам нужно, чтобы Россия и поддерживаемые Россией боевики выполнили то, что они должны выполнить», – заявил дипломат.

Петр Порошенко еще более тверд в своих намерениях. Он заявил, что не допустит срыва процесса децентрализации. «Я ни в коем случае не дам отменить голосование изменений в Конституцию. Это была моя принципиальная позиция, когда я шел на выборы, я ее твердо проведу. Я не дам возложить на Украину ответственность за срыв Минских соглашений», – заверил украинский президент.

Что дальше?

Среди пунктов, которые еще остались невыполненными, – проведение местных выборов на Донбассе. Когда и в каком формате они пройдут, пока неизвестно. Руководители самопровозглашенных ДНР и ЛНР несколько раз меняли дату выборов: их предполагалось провести в октябре–ноябре 2015 года, затем сроки перенесли на февраль 2016 года. По ситуации на сегодня выборы в ЛНР запланированы на 21 февраля, в ДНР – на 20 апреля.

«Но пока есть только идея выборов и нет их формулы. Формулу нужно искать», – объясняет Вадим Карасев. Он говорит, что если Минские соглашения дают Украине надежду на возвращение восточных регионов в полном составе, то есть смысл искать компромиссы и по поправкам в Конституцию, и по выборам. Он признает, что это непростая задача, в которой важно избежать дипломатического поражения.

О жизненной важности «Минска‑2» говорят и западноевропейские партнеры Киева, занятые сегодня проблемами Сирии и беженцев. «Мы поддерживаем усилия всех сторон для полного выполнения Минских соглашений, потому что это единственное основание для мирного решения в Украине», – заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Удастся ли это и насколько – вопрос открытый. Порошенко – дипломат по складу ума и образованию, но реальная политика – это искусство возможного.

КОНТЕКСТ

02.12.2016

Киев и Варшава подписали соглашение о сотрудничестве в военной сфере

Киев и Варшава подписали соглашение о сотрудничестве в военной сфере

02.12.2016

Рух против барыг

Михаил Саакашвили начал сбор денег на партию, которая «превратит Украину в сверхдержаву»

02.12.2016

Саакашвили начал сбор денег на свою новую партию

Саакашвили начал сбор денег на свою новую партию

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ