04.02.2016 | Екатерина Буторина

Процессуальный сексизм

Женщины в России оказались лишены права на суд присяжных

Фото: Shutterstock

Обвиняемый в совершении особо тяжкого преступления не имеет право на суд присяжных, если он женщина. Это выяснилось в четверг на заседании Конституционного суда (КС), где рассматривалась жалоба осужденной за убийство на нарушение принципа равенства всех перед законом и судом, независимо от пола. Женщинам российским законодательством дарована льгота — даже за самые страшные преступления их не могут осудить на пожизненный срок. А именно высшая мера наказания является основным критерием для возможности выбрать коллегию присяжных. Нет угрозы пожизненного срока — нет присяжных. Такова нынешняя логика закона.

Помимо этой гендерной неопределенности в уголовном процессе, на заседании КС была поднята еще одна важная проблема. Что есть суд присяжных — кучка непрофессионалов, оправдывающих всех направо и налево, или высшая форма справедливого суда, непосредственное участие общества в отправлении правосудия?

Правоохранительные органы придерживаются первой точки зрения и в течение последних лет успешно лоббировали поступательную «кастрацию» присяжных, выводя из-под их юрисдикции один состав за другим. Сначала дела о терроризме, потом о шпионаже, должностные преступления, дела, обвиняемыми по которым проходят несовершеннолетние.  И каждый раз на это жаловались в КС, и каждый раз КС постановлял: все законно, все соответствует Конституции, права на справедливый суд и равенство перед ним не нарушаются. Основной аргумент здесь состоит в том, что выбор формы суда (единоличного, коллегии из трех судей, суда присяжных) — не является неотчуждаемым правом, как право на защиту, например, а служит лишь дополнительной гарантией этого права.

Вторую точку зрения отстаивали правозащитники. Самым сильным их аргументом стала утрата доверия граждан к судебной системе. По данным «Левада-Центра» в начале прошлого года «не в полной мере» доверяло судам 62% населения. Совет по правам человека при президенте РФ предложил тогда расширить полномочия присяжных. В том числе предлагалось ввести этот институт в дела об экономических преступления и дела, имеющие высокий общественный резонанс. Президент Путин согласился в части расширения полномочий присяжных, и даже сообщил об этом в своем ежегодном послании Федеральному Собранию в начале декабря. «Предлагаю укрепить роль института присяжных заседателей, расширить число составов преступлений, которые они могут рассматривать», — сказал он.

При этом глава государства высказался и о необходимости сократить коллегию с двенадцати заседателей до «пяти-семи человек», но «обязательно сохранить полную автономию и самостоятельность присяжных при принятии решений». Для сокращения коллегии есть две причины: они слишком дорого обходятся, так как им нужно платить зарплату, и их очень трудно собрать, а собрав, удержать до конца процесса, чтобы не разбежались. Соответствующий законопроект сейчас находится в стадии разработки. Как выяснилось, речь в нем пойдет и о том, чтобы ввести суды присяжных и на уровне районных судов. Сейчас эта форма правосудия применяется только в судах субъектов федерации (республиканских, областных, городов федерального значения).

Решит ли новый закон о присяжных проблему с гендерным неравенством, пока непонятно. Но если судить по высказываниям представителей законодательной и исполнительной властей на заседании КС, это вполне вероятно. Вот как это было.

Самой Алены Лымарь, которая пожаловалась в КС на то, что ей отказали в присяжных, на заседании КС не было по уважительной причине. В начале ноября прошлого года Брединский районный суд Челябинской области приговорил ее к 8 годам колонии за особо тяжкое преступление — убийство ее несовершеннолетней дочери (п. «в», ч.2 ст.105 УК). Приговор был обжалован в Челябинский областной суд, а значит, в силу еще не вступил, и говорить о доказанной виновности Лымарь нельзя. По окончании следствия она ходатайствовала о суде присяжных, но ей было отказано. Некому было и представлять ее интересы в КС, но судьи заверили, что от этого не станут относиться к изложенным ею доводам менее скрупулезно. Не соответствующей Конституции и нарушающей право на равенство перед судом по половому признаку Лымарь считает статью Уголовно-процессуального кодекса, определяющую подсудность судам присяжных (п.1 ч.3 ст.31 УПК). В ней, в частности, говорится о том, что судам субъектов федерации, а значит, и присяжным не подсудны дела, по которым в качестве меры наказания не может быть назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. Женщины такому наказанию подвергнуты быть не могут.

Чрезвычайно важным назвал сам факт рассмотрения такого дела о правах мужчин и женщин в уголовном процессе представитель Совета Федерации Алексей Александров. Он отметил, что изначально такой проблемы не было, она появилась в 2012 году, когда в УПК внесли поправки об исключении из подсудности присяжных дел о преступлениях, за совершение которых не грозит «вышка». «Речь идет о двух автономных гарантиях: право на суд присяжных и запрет на назначение женщинам пожизненного заключения, — объяснил он свою позицию в КС. — Эти гарантии должны быть взаимодополняющими, а не взаимоисключающими, предоставление одной не должно исключать действие другой. Но закон от 2012 года сделал их именно взаимоисключающими». Закон не допускает размен гарантиями, подчеркнул представитель Совфеда. С другой стороны, интерес заявительницы вполне корыстный, считает Александров. «Ее позиция понятна. Она рассчитывает на оправдательный приговор, который по статистике, суды присяжных выносят в 20 раз чаще», — сказал он. При этом, по мнению Александрова, проблема применения судов присяжных  «должна обсуждаться и в парламенте, и в научном сообществе», поскольку она «требует совершенствования». «Существуют разные предложения, — конкретизировал он. — Обсуждается вопрос применения судов присяжных на уровне районных судов в количестве шести человек,  а на уровне областных — в количестве восьми. Есть самые разные и достаточно экзотические предложения». Но в целом, по его словам, законодательная власть заинтересована в развитии института судов присяжных, так как это «противодействует сращиванию правосудия с обвинением».

Представитель правительства в КС Михаил Барщевский позицию коллеги поддержал, но был куда более эмоционален. «Я не кокетничаю, но горжусь, что выступаю перед вами, — так начал он свою речь, обращаясь к судьям КС. — Потому что сегодняшнее дело – вопрос не о нормах УПК, а о базовых человеческих принципах существования, равенстве, справедливости, честности. Сегодня и Конституция уже не аргумент. Остался только один аргумент – ваше понимание ее, базовых принципов и маяков в нее заложенных».

Барщевский признался, что, получив жалобу Лымарь, прочитал ее дважды и «не смог поверить, что такое может быть: в нашей стране нет суда присяжных для женщин». «Суд присяжных всегда называют судом справедливости. Так утверждают ученые, это подтверждает практика. А женщины не имеют права на справедливость в нашей стране?» — продолжал он. Кроме того, отметил Барщевский, дело не только в подсудности присяжным. Дела о преступлениях, за которые грозит пожизненный срок, рассматриваются судами субъектов РФ, в которых служат судьи более опытные и профессиональные. Остальные дела в подсудности районных судов. «То есть женщин могут судить только начинающие судьи?», — сделал вывод представитель правительства.

В 2014 году из подсудности присяжных изъяли дела, обвиняемыми по которым проходят несовершеннолетние. Им не только нельзя назначать пожизненное заключение, максимальный срок наказания для них вообще не должен превышать 10 лет. Но это не аргумент в пользу лишения присяжных женщин, считает Барщевский. «Несовершеннолетние по своему психоэмоциональному уровню развития, конечно, homo и, конечно, sapiens, но не до конца, — сказал он, имея ввиду и юридическое ограничение их дееспособности, то есть способности осознавать свои действия и нести за них ответственность. — А женщина, получается, тоже не человек? В итоге, шансов быть оправданной у нее на 1500%, в 15 раз меньше, чем у мужчины». Да и гарантия не получить пожизненный срок довольно сомнительная льгота, считает Барщевский: «Женщина «тридцаточку» может получить. Это нормально? Представьте, что женщина обвиняется в 35 лет. Ей говорят: не волнуйся, мы о тебе позаботились, пожизненного срока нет, 30 лет получишь и в 65 выйдешь на свободу». «20-1 век – страшненький век был, — сказал он в заключение. — Но две вещи произошли, которые продвинули человечество: прорыв в Космос и уравнивание в правах женщин и мужчин. Но оказывается, не всюду и не везде».

Представитель президента РФ в КС Михаил Кротов, как ни странно (учитывая стремление его шефа расширить полномочия присяжных), наоборот, вовсе не склонен усматривать в обнаруженной проблеме ущемление прав женщин. Лишение права на выбор присяжных не лишает право на защиту, считает он, так как выбор формы суда является лишь дополнительной, но не основной гарантией этого права. Присяжных лишен не только слабый пол и несовершеннолетние, сказал Кротов, этот выбор не могут сделать и мужчины старше 65 лет, так как им тоже пожизненный срок по закону не грозит. Изъятие этих дел у присяжных, напомнил он судьям, не может расцениваться как дискриминирующее и ухудшающее положение обвиняемых согласно позиции самого же КС по принятым им ранее постановлениям. «Гражданке Лымарь в итоге было назначено минимальное наказание – 8 лет. А если бы суд присяжных вынес более суровый вердикт? — приводил он аргументы в пользу справедливости оспариваемого положения законодательства. — И не всем мужчинам дано право на суд присяжных. Получается, что после 65 лет гендерное равенство существует, а после нет? Или следует назначать пожизненный срок женщинам? Или мужчинам его отменить? И суд присяжных вообще отменить?». Да, у законодателя есть право расширить подсудность присяжных, но это не означает, что действующие нормы УПК противоречат Конституции, считает представитель главы государства. Непонятно, нужны ли вообще суды присяжных в России, рассуждал Кротов: «Адвокатам проще оспорить предъявленное обвинение в таких судах, и нам это тоже прекрасно известно».

«Есть ли вообще такая категория — мужские и женские уголовные дела?», — задал вопрос представителю президенту судья КС Константин Арановский. Кротов ответил уклончиво: в данном случае речь идет о нормах УПК, а этот кодекс регулирует лишь процедурные вопросы. Теперь ответить на этот вопрос предстоит самому Конституционному суду, который вынесет свое решение в течение месяца.

КОНТЕКСТ

07.12.2016

Не в страну корм

В Люксембурге призвали повысить эффективность реализации реформ на Украине

02.12.2016

Генератор исков

Суд в Смоленской области арестовал 9,3 млрд. рублей на счетах российской IKEA

29.11.2016

Игра в показания

Виктор Янукович ответил на вопросы суда и дал еще одну пресс-конференцию

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ