19.01.2016 | Алексей Баусин

Полюс притяжения

С кем и зачем Россия пытается поделить Арктику

Фото: ПАО «Газпром нефть»

Северный Ледовитый океан, омывающий берега пяти стран, в том числе, и России, может превратиться в арену ожесточенной схватки за природные ресурсы. Однако стоит ли нашей стране бороться за Арктику?

Российские власти намерены застолбить особые права на природные ресурсы Арктики. Расхожее мнение – на дне Северного Ледовитого океана таятся несметные объемы полезных ископаемых. Добраться до них крайне сложно, учитывая специфику региона, да и насколько рентабельна добыча нефти и газа у Северного полюса – вопрос тоже крайне дискуссионный. Но, судя по заявлениям российских официальных лиц, речь идет о фиксировании позиций на дальнюю перспективу. При этом защищать силой еще не разведанные арктические кладовые мы готовимся уже сейчас, не дожидаясь потепления климата, прогнозируемого учеными.

Жажда ресурсов

Как сообщил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, в феврале международная группа экспертов, члены так называемой Комиссии по границам континентального шельфа, должна приступить к рассмотрению заявки России, претендующей на расширение «подконтрольной» ей территории в Арктике на 1,2 млн кв. км. В 2002 году аналогичная российская заявка была отклонена как недостаточно обоснованная, комиссия выдала рекомендации по ее доработке.

Миллионы квадратных километров – внушительная площадь, но речь не идет о том, что Северный полюс отойдет под юрисдикцию Российской Федерации. Суть российской претензии – получить особые экономические права на континентальном шельфе (так в естественных науках именуют один из элементов морского дна, входящий в состав подводной окраины материков).

В перспективе, если России удастся доказать, что ее «территориальные претензии» на дно Арктики обоснованны, российские компании получат эксклюзивное право на разработку месторождений нефти и газа, которые, как предполагается, залегают в океане, где 40% площади имеют глубину меньше 200 м.

«Существует понятие 12‑мильной зоны, где государственный суверенитет действует и в отношении воздушного пространства, и акватории, и недр, и ресурсов. Дальше идет так называемая исключительная экономическая зона – 200 морских миль, – объясняет старший научный сотрудник ИМЭМО им. Примакова Павел Гудев. – В этой зоне то или иное государство обладает исключительными правами по разработке и эксплуатации живых и неживых ресурсов. Но на эту зону государственный суверенитет уже не распространяется».

Как отмечает эксперт, двухсотмильной границе исключительной экономической зоны всегда соответствует двухсотмильная граница континентального шельфа. Там действует такая же «ресурсная юрисдикция» по разработке живых и неживых ресурсов – крабов, например, или нефти.

«Мы сейчас пытаемся доказать, что подводная окраина материка простирается за пределы двухсотмильного лимита исключительной экономической зоны», – говорит Павел Гудев.

То есть претендуем на ресурсы, располагающиеся вдали от российских берегов.

Процесс «территориальной экспансии» – определения границ континентального шельфа – в Арктике был запущен еще в 1997 году, после того как Россия присоединилась к Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года. При этом Россия стала первым в мире прибрежным государством, озаботившимся своим континентальным шельфом.

Может возникнуть ощущение, что все это сильно попахивает большой геополитикой. Но в Комиссии по границам континентального шельфа, которой предстоит изучить российские притязания, заседают не политики, а специалисты в области геологии, геофизики или гидрографии, которых выбирают государства–участники Конвенции 1982 года тайным голосованием из числа своих граждан сроком на пять лет. Россия там тоже, кстати, представлена.

Именно эти специалисты должны проанализировать новые научные данные, которые представит Россия.

Фото: Shutterstock
Северный Ледовитый океан традиционно был ареной противостояния ВМФ России и СШАФото: Shutterstock

Стоит особо отметить, что Комиссия по границам континентального шельфа не принимает решений, а дает рекомендации, с которыми государство‑заявитель имеет право соглашаться или же не соглашаться, а в случае необходимости подать новую, обновленную заявку.

Как отмечает Павел Гудев, российская заявка, поданная повторно, будет рассматриваться вне очереди. И, возможно, ближе к лету эксперты комиссии обнародуют свои рекомендации.

Возможно, комиссия признает, что с научной точки зрения подводные арктические пейзажи, на которые претендует Россия, действительно есть продолжение материка. Но это вовсе не означает, что с этого момента нефть, газ и морские пауки подпадают под ресурсную юрисдикцию России.

Проблема в том, что в битве за арктическое дно участвует не только Россия.

«Ничейное» дно

В декабре 2014 года Дания – одно из пяти приарктических государств (помимо Дании в эту пятерку входят Россия, Норвегия, Канада и США) – также заявила свои права на арктический шельф, простирающийся к северу от Гренландии. Речь идет приблизительно о 900 тысячах квадратных километров шельфа – по объему это территории Германии и Франции, вместе взятых. Но самое главное – датчане претендуют на те же участки арктического дна, что и Россия.

Как ожидается, о своих претензиях в Арктике в ближайшие год-два объявит и Канада.

«Датчане специально подали максимальную заявку, чтобы можно было как-то торговаться. И канадцы, если подадут свою заявку, тоже будут просить по максимуму. Неизбежно пересечение претензий между Россией и Канадой», – отмечает Павел Гудев.

Удастся ли России в условиях жесткого противостояния с «партнерами» договориться о разделе арктического дна? Пытаться ответить на этот вопрос – все равно что гадать, когда из-за глобального потепления растают льды в Северном Ледовитом океане.

Скромная иллюстрация: когда в апреле прошлого года делегация с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, возглавляющим Государственную комиссию по вопросам развития Арктики, по пути на Северный полюс сделала техническую остановку на норвежском архипелаге Шпицберген, незамедлительно последовала негативная реакция Осло. Ведь вице-премьер фигурирует в санкционном списке ЕС, к которому присоединилась и Норвегия.

«Путин хочет получить Северный полюс», – констатировало одно норвежское сетевое издание. И задавалось вопросом: «Когда он захочет Южный полюс?».

Когда в 2007 году российская научная экспедиция установила титановый флаг России на морском дне в районе Северного полюса, министр иностранных дел Канады Питер Маккей заявил, что Москва действует в стиле колониальной державы XV века.

Холодно, но богато

Отечественные политики, обосновывая претензии России на арктическое дно, прежде всего поминают скрытые там природные богатства. Действительно, по оценкам американских геологов, в этом регионе покоится около 30% еще неисследованных запасов природного газа в мире и 15% запасов нефти. Правда, возникает вопрос: сколько должен стоить баррель нефти, чтобы ее было выгодно качать со дна Северного Ледовитого океана?

Весьма призрачные перспективы и у другого проекта – Северного морского пути. Именно по Северному Ледовитому океану, вблизи российских берегов пролегает кратчайший путь между Восточной Азией и Европой. Например, из Мурманска в Йокогаму через Суэцкий канал судну необходимо пройти чуть более 12,8 тысячи морских миль (почти 23,8 тысячи километров), в то время как между этими двумя точками по Северному морскому пути потребуется пройти немногим менее шести тысяч миль.

Впрочем, сейчас этот маршрут сложен для навигации из-за климатических особенностей. Северный морской путь пригоден для навигации только два-три месяца в году. Впрочем, ученые полагают, что к 2050–2060 годам Северный Ледовитый океан летом будет полностью освобождаться ото льда и навигационный период по Северному морскому пути станет длиннее.

Суть российской арктической политики образно сформулировал министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. «Хоть и говорят, что она безмолвная и никого здесь нет, но в сегодняшнем мире, если ты не проявляешь активность, обязательно кто-нибудь придет и застолбит», – цитировал высокопоставленного чиновника Первый канал.

Россия «столбит» уже сейчас. И готовится защищать арктическую кладовую от поползновений конкурентов.

Среди торосов и айсбергов

Арктика постепенно превращается в один из мировых центров добычи углеводородов и мощный узел международных транспортных коммуникаций, поэтому многие государства стремятся заявить свои права на континентальный шельф и острова в Северном Ледовитом океане, подчеркивал в одном из своих публичных выступлений министр обороны Сергей Шойгу. «В настоящее время в Арктике формируется широкий спектр потенциальных вызовов и угроз безопасности нашей страны. В связи с этим одним из приоритетных направлений деятельности Министерства обороны является развитие в этой зоне военной инфраструктуры», – отметил тогда министр.

Примечательно, что в Военной доктрине России, принятой в 2014 году, обеспечение национальных интересов Российской Федерации в Арктике названо одной из основных задач вооруженных сил – другие регионы подобной чести не удостоились. Особо Арктика отмечена и в Морской доктрине России, утвержденной летом прошлого года.

«Арктика обязательно станет регионом, где сойдутся шпаги, надеюсь, политические и дипломатические шпаги, всех государств. Ибо Арктика – это богатейший регион, у нас там 80% всех наших месторождений углеводородов. Одно это говорит о том, что регион должен находиться под нашим пристальным вниманием», – говорил Рогозин в ходе совместного заседания Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации и Госкомиссии по вопросам развития Арктики.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что пристальным вниманием этот регион не оставляют и США, и Китай.

Каждые два года подводные лодки США с ядерными силовыми установками выходят в Арктику для проведения тренировок и сбора научной информации.

В октябре прошлого года китайский концерн морских грузоперевозок COSCO сообщил, что изучает возможности Северного морского пути и планирует построить или купить ледокольно-транспортные суда.

В сентябре прошлого года американские СМИ сообщили, что пять китайских боевых кораблей впервые приблизились к побережью американского штата Аляска в Беринговом море. Ранее американские военные никогда не фиксировали подобной активности со стороны Китая в этом районе.

«Чувствовать себя в пространстве»

Арктика в российском коллективном бессознательном занимает такое же место, как и Крым? Вопрос может показаться несколько надуманным, но некоторые российские политики смело ставят знак равенства между одним из самых холодных регионов планеты и теплым полуостровом с непростой судьбой.

«Россия начинает чувствовать себя в пространстве и заявлять о своих границах, о своих интересах. В прошлом году произошло воссоединение с Севастополем и с Крымом. В этом году, начало этого года – новый взгляд, новый мощный акцент на развитие Арктики. Это вещи одного порядка», – цитировал Первый канал в апреле прошлого года Дмитрия Рогозина.

Но, судя по опросам общественного мнения, перспективы освоения северных широт возбуждают воображение россиян не так остро, как уже случившееся присоединение Крыма.

Согласно данным опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» в прошлом году, более двух третей россиян (67%) считают, что обладание значительной частью Арктического побережья полезно и выгодно для России. В том, что владение землями в Арктике бесполезно и не дает стране никаких выгод, уверены лишь 6% россиян. Затруднились ответить 27% участников опроса, проведенного 13–14 июня среди 1500 респондентов в 104 населенных пунктах в 53 субъектах РФ.

Освоение Арктики требует значительных средств, однако это важно, и такие расходы оправданны, уверены 50% респондентов. В то же время 26% полагают, что деньги лучше потратить на решение иных задач. Почти столько же (24%) затруднились ответить.

А вот побывать в Арктике хотели бы 37% россиян. Более половины – 56% – такого желания не испытывают.

* * *

С Арктикой связано много мифов и легенд. В XIX веке, например, многие исследователи пытались отыскать мифическую Землю Санникова – остров‑призрак в Северном Ледовитом океане. И только в 30‑х годах прошлого века ученые пришли к выводу, что остров не существует. Как полагают исследователи, Земля Санникова, как и многие другие арктические острова, была сложена из ископаемого льда, поверх которого нанесло слой грунта. Лед растаял, и Земля Санникова исчезла, оставшись только в книгах и кино.

Российские официальные лица, курирующие программы развития арктического региона, говорят о том, что на их финансирование необходимо более 200 млрд. рублей. Понятно, что, учитывая масштабы нынешнего кризиса в отечественной экономике, покорение Арктики может оказаться таким же мучительным, как и поиск Земли Санникова.

КОНТЕКСТ

08.12.2016

В США могут создать комиссию по расследованию вмешательства России в выборы президента

В США могут создать комиссию по расследованию вмешательства России в выборы президента

08.12.2016

Советник Трампа прибыл в Москву для встреч с бизнесменами

Советник Трампа прибыл в Москву для встреч с бизнесменами

08.12.2016

Страдания иностранцев в России

British Petroleum может больше всех потерять от сокращения объемов нефтедобычи

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ