19.12.2015 | Алексей Баусин

«Ультраправые эксплуатируют чувство страха»

Почему европейцы готовы голосовать за националистов, «Профилю» объяснил заведующий Центром партийно-политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер

Митинг «Альтернативы для Германии» в Берлине Фото: Ullstein Bild/Vostock Photo

Заведующий Центром партийно-политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер о том, почему европейцы готовы голосовать за националистов.

– Можно ли назвать европейских ультраправых фашистами?

– Я бы не ставил знак равенства между нацистами и современными националистическими движениями. Сейчас европейские политические партии можно условно разделить на два лагеря. Они формируются соответственно отношению к глобализации и в меньшей степени – к европейской интеграции.

Есть «просистемные» партии – христианские демократы, консерваторы (за исключением британских), либералы, отчасти социал-демократы. Они понимают, что система Евросоюза несовершенна, но готовы ее улучшать. «Зеленые» и региональные сепаратисты, например, корсиканские, победившие на недавних региональных выборах во Франции, также выступают против демонтажа евроструктур.

И есть партии «антисистемные», полагающие, что Евросоюз – это неизбежное зло, но функционировать он должен совершенно иначе. Это «радикал-националисты», самый яркий представитель этого направления – «Национальный фронт», возглавляемый Марин Ле Пен. И «радикал-социалисты», такие как нынешний премьер-министр Греции Алексис Ципрас и его «Сириза».

– Что их объединяет?

– И те, и другие считают, что полномочия структур ЕС должны быть резко уменьшены и резко усилены права национальных государств.

– Как эти радикалы относятся к иммиграционной политике ЕС?

– «Радикал-социалистов» она не устраивает, потому что вновь прибывшие займут рабочие места и электоральная база партии сузится. «Радикал-националистов» беспокоит утрата национальной идентичности, их главный пункт – борьба с иммиграцией, включая и тех, кто уже живет в странах ЕС, потому что выходцы из этой среды встают на путь террора (как это продемонстрировали недавние теракты во Франции).

– Успехи ультраправых на выборах свидетельствуют о том, что старая партийная система уже не отвечает запросам избирателей?

– В каждой стране своя специфическая ситуация. Но все старые партии формировались в условиях «капитализма в отдельно взятой стране». Сейчас им нужно принимать решения в масштабах целого континента. Мир стал сложнее, и необходимо время, чтобы найти адекватный политический ответ. А время спрессовалось. Кто мог два года назад предсказать войну на Украине или разрастание конфликта в Сирии? И у людей возникают страх, неуверенность. Именно это чувство страха и эксплуатируют ультраправые. Мол, старые партии не дают вам четких ответов. А у нас такие ответы, например, относительно волны иммигрантов, есть. И они простые и ясные.

– У ультраправых есть шанс захватить реальную власть, или же система их отторгнет?

– В региональных советах во Франции сейчас, после выборов, появится много людей из «Национального фронта» Марин Ле Пен. Но в ведении этой власти – уборка улиц, починка крыш. Что будет делать та же Ле Пен, если вдруг станет президентом, не примет ли она с ходу какие-нибудь законы, ущемляющие права мусульман, например? Ведь это всколыхнет страну. Против Ле Пен сыграла ее непредсказуемость как политика.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

28.12.2016

Стабильность на горизонте

В 2017 году Россия станет привлекательнее для инвесторов и спекулянтов

15.12.2016

Европарламент одобрил отмену виз для граждан Украины

Европарламент одобрил отмену виз для граждан Украины

08.12.2016

Европарламент согласовал режим приостановки безвизового режима для Украины

Европарламент согласовал режим приостановки безвизового режима для Украины

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ