28.11.2015 | Алексей Баусин

Небоевые потери

Санкции против Турции ударят по российскому бизнесу

Возмущенные политикой Турции россияне забросали посольство этой страны в Москве камнями и помидорами Фото: Валерий Шарифулин ⁄ ТАСС

Конфликт между Россией и членом НАТО Турцией из-за сбитого российского бомбардировщика Су-24, к счастью, не перешел в фазу вооруженного противостояния. Москва и Анкара ограничились пока что резкими заявлениями и демонстративными жестами. Тем не менее экономический ущерб от этого кризиса в будущем вполне может быть сопоставим с потерями от небольшой локальной войны (но без применения ядерного оружия). Пострадает прежде всего отечественный бизнес, который все чаще начинает испытывать на себе последствия внешнеполитических конфликтов, в которые оказывается вовлеченной Россия.

«Почти союзник»

Стоит отметить, что инцидент был воспринят в Москве крайне эмоционально. «Мы считали Турцию не просто соседом, а дружественным государством, почти союзником», – сказал Владимир Путин журналистам в минувшую пятницу. Ранее российский президент назвал инцидент с самолетом «предательским ударом в спину».

В Москве уже сформулировали список действий, которые должно предпринять турецкое руководство, чтобы как-то погасить конфликт. «До сих пор мы не слышим ни внятных извинений с высшего военно-политического уровня Турции, ни предложений по возмещению вреда и ущерба, ни обещания наказать преступников за содеянное преступление», – заявил Путин в минувший четверг в Кремле на церемонии вручения ему верительных грамот послами иностранных государств.

Как отмечают эксперты, отношения России и Турции действительно были весьма близкими. «Турецкая элита считала, что после исчезновения блоковой конфронтации в выигрыше оказались США, Западная Европа, балканские государства. Россия тоже была разочарована тем, что окончание холодной войны не принесло ей ожидаемых результатов. И это нас сближало», – пояснил «Профилю» доктор исторических наук, посол России в Турции в 2003–2007 годах Петр Стегний.

В итоге двум бывшим империям, несколько столетий соперничавшим друг с другом, удалось выстроить партнерство, которое в Москве называли многоплановым, а в Анкаре – стратегическим. «Удалось разрешить несколько старых проблем, разъединявших еще Османскую и Российскую империи», – отмечает Петр Стегний. Рос товарооборот, пошло инвестиционное сотрудничество. «Мы вели себя как взрослые, самодостаточные партнеры и на политическом уровне научились «соглашаться – не соглашаться», – подчеркивает экс-дипломат. При этом когда по каким-то вопросам возникали разногласия, то в игру вступал турецкий бизнес – более активный, чем российский, и говорил политикам: давайте договаривайтесь, на кону наши деловые интересы. «Это был новый фактор, который работал», – говорит Стегний. «И казалось, что эту выстроенную схему ничто не нарушит».

«Сирийский вопрос» все испортил

Как полагают эксперты, нынешний кризис в отношениях между «почти союзниками» был отчасти спровоцирован «арабской весной». Если быть более точным – ее неудачным финалом (или полуфиналом).

«Турция посчитала, что интеграция стран Восточной Европы в ЕС отдаляет перспективы ее членства, а потому развернулась вполоборота к Ближнему Востоку, – говорит Петр Стегний. – Им показалась интересной американская идея демократизации Ближнего Востока, и они решили, что если смогут продвинуть турецкую модель демократии, то у них появится шанс выйти в региональные лидеры». Но надеждам на то, что Турция станет лидером модернизационного тренда в арабском мире, не суждено было сбыться. Турецкая модель оказалась невостребованной, и идеологи «неоосманизма» сосредоточились на отношениях со своими соседями. Прежде всего с Сирией, где разгоравшаяся гражданская война спровоцировала массовый исход беженцев. В Турцию в том числе.

«Турция воспринимает Сирию как свое мягкое подбрюшье, – говорит директор Российско-турецкого научного центра Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы Ильшат Саетов. – В Анкаре очень болезненно отреагировали на российскую операцию в Сирии, а бомбардировки районов, где проживают туркоманы, послужили своего рода спусковым крючком». Но, конечно, это не главный фактор, туркоманы просто разменная монета, которую Эрдоган использует для своих личных амбиций, сближения с НАТО и электоральных целей перед референдумом о президентской системе. Совершенно очевидно, что российский самолет был сбит преднамеренно, полагает эксперт.

Асимметричный ответ

«Турция не заинтересована в возникновении напряженности в отношениях с Россией. У наших стран имеется консультативный совет высокого уровня, у нас высокоразвитые экономические отношения. Мы не можем желать напряженности, подобной нынешней, в отношениях с такой страной, как Россия», – заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в интервью французскому новостному телеканалу France 24. «Нашим странам надо пожать друг другу руки и продолжить сотрудничество», – сказал Эрдоган. Извиняться перед Россией турецкие власти не будут, особо подчеркнул Эрдоган в интервью телеканалу CNN.

Инцидент с фронтовым бомбардировщиком Су-24 в Сирии неизбежно отразится на двусторонних российско-турецких отношениях, но о каких-либо «акциях возмездия» с использованием вооруженных сил речь не идет, особо подчеркивали российские официальные лица.

Но очередной внешнеполитический кризис, уже очевидно, ударит по российскому и турецкому бизнесу – Москва решила наказать бывшего партнера экономически. Как сообщили российские СМИ, премьер-министр Дмитрий Медведев поручил правительству срочно разработать комплекс ограничительных мер в отношении турецких компаний, которые ведут бизнес в России, – строители, производители автокомпонентов и ритейлеры. У контрольных ведомств неожиданно возникли претензии к качеству и безопасности производимой в Турции детской одежды, мебели и чистящих средств.

А глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев допустил возможность отмены авиасообщения с Турцией. «У нас только в Москве живет порядка 50 тысяч граждан Турции – студенты, предприниматели. Смешанных российско-турецких браков приблизительно 300 тысяч. Наказывать народ – это уже перебор», – считает Ильшат Саетов.

«Введение рестриктивных мер против какого-то сектора экономики ударит и по туркам, и по нам, настолько переплетены наши торгово-экономические связи, – подчеркивает Петр Стегний. – Если вы вводите санкции, то надо бы спросить мнение людей, которые рисковали своими деньгами».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

24.11.2015

Долететь до турецкой границы

Российский бомбардировщик Су-24 предположительно сбит турецкими ВВС

25.11.2015

Вопросы к турецкому руководству

Москва объявила об усилении своей военной группировки в Сирии

КОНТЕКСТ

07.12.2016

Союз рубля и лиры

Центробанки России и Турции разрабатывают механизм перехода на расчеты в нацвалютах

06.12.2016

Медведев: Россия и Турция полностью возобновили диалог по Сирии

Медведев: Россия и Турция полностью возобновили диалог по Сирии

06.12.2016

Строительство «Турецкого потока» начнется в 2017 году

Строительство «Турецкого потока» начнется в 2017 году

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ