04.11.2015 | Кристоф Ройтер | Перевод: Владимир Широков

«Мы так устали и так беспомощны»

Удары российских ВКС по территориям сирийских повстанцев на северо-западе страны привели к новой волне массового бегства. Тысячи человек скитаются по стране, в то время как ИГ продолжает наступление

40–70 тысяч жителей из провинций Хама, Идлиб и Алеппо спасаются бегством от ракет и осколочных бомб с российских самолетов и вертолетов. Более конкретных цифр не существует Фото: Ameer al-Halbi APA/Landov/ТАСС

Очевидцы в Сирии уверяют, что после начала российской операции в Сирии, ситуация там стала хуже, чем когда-либо. Целые населенные пункты опустели, от ударов пострадали несколько больниц. По словам собеседника «Шпигеля», который уже несколько лет координирует оказание медицинской помощи в Сирии, «никогда страх и отчаяние не были так велики, как сегодня. Люди бросают все и бегут как в трансе, только чтобы спастись от бомб».

Диктатор казался немного бледным и похудевшим, но был сама вежливость. Башар Асад благодарил Владимира Путина за его поддержку «единства и независимости Сирии». Российская интервенция, как заявил Асад вечером 20 октября в Москве, предотвратила развитие событий в стране по еще более трагическому сценарию. Несколькими часами позднее его первый за четыре года зарубежный визит завершился, и он вылетел обратно в Дамаск.

Участники госвизитов нынче редко откровенничают перед камерами. Но не менее редко интерпретация и действительность оказываются так далеки друг от друга, как это было 20 октября в Москве. Говорить о независимости в то время, когда твоя власть целиком и полностью зависит от Москвы и Тегерана, кажется столь же абсурдным, как и апеллировать к единству Сирии. После вмешательства России в сирийскую войну страна далека от единства как никогда.

По оценкам, в Сирии сегодня насчитывается 9 миллионов так называемых внутренних беженцев, которые скитаются по стране. С тех пор, как российские ВКС наносят удары по территориям повстанцев на северо-западе страны, тем самым облегчая наступление «Исламского государства» (в России признано террористической организацией), люди там оставляют селения и города, еще недавно бывшие их малой родиной. 40–70 тысяч жителей из провинций Хама, Идлиб и Алеппо спасаются бегством от ракет и осколочных бомб с российских самолетов и вертолетов, которые наносят удары не то чтобы точнее сирийских ВВС, зато чаще и интенсивнее. Более конкретных цифр не существует.

В тот же день, когда Путин и Асад поздравляли друг друга в Москве с совместной военной операцией, сирийский врач Зайдун ас-Зуаби сидел в телестудии в турецком городе Газиантеп и давал американскому телеканалу CNN леденящее душу интервью. Зуаби только что вернулся из Идлиба и Алеппо. Война перешла в новую фазу, рассказывал он, ситуация там хуже, чем когда-либо. Целые населенные пункты опустели, от ударов пострадали несколько больниц. «Я не могу позволить себе отчаяться, но откуда мне черпать надежду? Мы доведены до предела, мы больше не можем, мы так устали, и мы так беспомощны». Его голос прервался от слез.

Зуаби уже несколько лет координирует оказание медицинской помощи в Сирии, он многое повидал, как расскажет он на следующий день журналу Der Spiegel по телефону сквозь треск помех, «но никогда страх и отчаяние не были так велики, как сегодня. Люди бросают все и бегут, как в трансе, только чтобы спастись от бомб. Они берут с собой то, что в панике успевают схватить. Один мужчина нес на спине маленький сломанный шкаф – и больше ничего. Впечатление жуткое. Я видел старушку, которая шла пешком, и поинтересовался, куда она держит путь.

Она отвечала: «Сама не знаю».

Крестьянину Абу Ахмеду из селения Аль-Аис, что южнее Алеппо, еще повезло, он смог добраться до города Сармада недалеко от турецкой границы. «В пятницу, 16 октября, после примерно ста ударов российской авиации по громкоговорителям мечети нам объявили, что к нам уже направляются войска. У нас еще был автомобиль, мы покидали в него свои пожитки и поехали мимо сотен людей, мимо стариков и женщин с детьми, которые уходили пешком. Многим из наших родственников приходится спать прямо в поле, они не знают, куда податься. У меня есть друг в Сармаде, он выделил нам комнату, и теперь мы ютимся там вдесятером. Почти три года в Аль-Аисе все было спокойно. Почему русские нас атакуют? Мы не ИГ, у нас есть лишь горстка мужчин, обороняющих наше селение». В небе были тучи российских самолетов и боевых вертолетов, производивших один ракетный залп за другим, рассказывает Абу Ахмед: «Такого мы еще не видели. Самолеты и вертолеты сирийских ВВС всегда прилетали по одному».

Фото: Global Look Press
Война в Сирии с вступлением в нее России перешла в новую фазу, говорят очевидцы. Ситуация хуже, чем когда-либо. Целые населенные пункты опустели, от ударов пострадало несколько больницФото: Global Look Press

Тем временем пресс-секретарь российского Минобороны отчитывался о новых успехах: в результате воздушных ударов уничтожены «командные центры террористов», в частности, расположенные в местечке Мардж ас-Султан к северу от Дамаска, где находилась штаб-квартира одной «террористической группировки». Удар действительно был нанесен по Мардж ас-Султан, но пострадала школа, в которой нашли приют беженцы. Информации о том, сколько из них погибло, нет.

Похоже, Путин и Асад продолжают следовать стратегии, при которой они делают в точности противоположное тому, о чем говорят. Официально российская операция в Сирии направлена на борьбу с терроризмом, однако на деле она способствует устранению любой альтернативы режиму Асада, уничтожению сирийских повстанцев, чтобы в конце осталось только ИГ, которое никогда не станет альтернативой ни для мира, ни для сирийцев.

Это имеет фатальные последствия для сирийских повстанцев прежде всего в Алеппо и окрестностях – некогда центре торговли, который вот уже много лет разделен между враждующими лагерями. «Мы несколько месяцев удерживаем оборону против сил ИГ, но долго мы так не продержимся, – говорит Ясир аль-Хаджи, один из лидеров оппозиции из небольшого городка Мараа, что севернее Алеппо. – Сегодня российские самолеты ежедневно наносят удары по нам и по всем населенным пунктам от Алеппо и до сирийской границы, однако никто здесь больше не атакует ИГ, включая американцев».

Раньше ВВС США хотя бы уничтожали колонны с подкреплением для ИГ, однако теперь они держатся в стороне от неба над Алеппо во избежание столкновений с самолетами российской авиации. И потому силы ИГ в последние две недели весьма успешно наступали, при том, что каждая из сторон этой необозримой войны утверждает, что борется с «Исламским государством». Его боевики заняли целый ряд населенных пунктов и комплексов зданий на территории, которая до этого контролировалась повстанцами, в том числе бывшее пехотное училище и таможенный склад к северо-востоку от Алеппо.

В исчезновении сирийских повстанцев заинтересован не только режим в Дамаске, но и ИГ: это позволит формированиям террористов позиционировать себя как единственную силу, способную защитить мусульман-суннитов. В одной из пятничных проповедей лояльного к ИГ имама в городе Манбидже эта мысль была сформулирована так: «В Сирии останутся только два лагеря, лагерь верных, представленный халифатом, и лагерь еретиков, представленный режимом нусайритов». Нусайритами сунниты называют религиозную группу алавитов, к которой принадлежит Асад.

Желающих разыграть религиозную карту достаточно. Россия ведет «священную борьбу против терроризма», чтобы защитить христиан в Сирии, заявил еще несколько недель назад представитель главы РПЦ патриарха Кирилла. Примерно в то же время суннитские проповедники в Саудовской Аравии призвали к джихаду против России, Ирана и Асада. Едва ли они могли решиться на такой шаг без санкции королевского дома.

Это игра с огнем, не поддающаяся контролю: священные войны не знают компромиссов и уж точно не предполагают переговоров. Однако до сих пор и Москве, и Дамаску, и ИГ блестяще удается эта игра: объявлять противника заклятым врагом, но не нападать на него. Вашингтон пока наблюдает за этим со стороны, президент Барак Обама призывает к «стратегическому терпению». Сегодня многие, и в том числе многие американцы, считают такую политику рискованной. «Наше правительство закрывает глаза на действительность, – говорит советник по национальной безопасности президента США Джорджа Буша-младшего Стивен Хэдли. – Цель России – стабилизировать власть Асада в западной части страны и тем самым стать непременным участником любого международного процесса разрешения кризиса в регионе. И сейчас Москва приближается к этой цели».

Предполагая, что российская операция в долгосрочной перспективе закончится провалом, Обама опять-таки выдает желаемое за действительное. Ведь наземную операцию, сопряженную с большими потерями, русские планируют предоставить союзническим силам шиитов: иранцам, ливанской «Хезболле» и поредевшей армии Асада. Ее начало было анонсировано еще несколько недель назад. Как сообщалось, сотни воинов «Хезболлы» уже направляются в Сирию, включиться в борьбу готовы до 3000 иранских «Стражей исламской революции». «В ближайшие дни мы одержим в Сирии крупные победы», – пообещал командующий КСИР (Корпус стражей исламской революции. – «Профиль») еще 12 октября.

Однако то, что за этим последовало, нельзя назвать победами, равно как и поражениями. Ведь в первых боях участвовали исключительно сирийские, но не иранские войска. Зато пали несколько ключевых командиров КСИР: 8 октября в бою погиб генерал Хусейн Хамедани, самый высокопоставленный иранский офицер за последние 30 лет. 12 октября смерть настигла двух бригадных генералов, шестью днями позднее – одного полковника, затем – командующего военизированными формированиями. Все они находились на фронте в качестве «советников» или «наблюдателей», вот только речь шла о борьбе не против ИГ, как было объявлено впоследствии, а против повстанцев. Через своих информаторов в повстанческой армии они получали данные о том, «когда и где линию фронта будет осматривать делегация высоких иранских чинов», как утверждает один из командиров группировки «Фронт Леванта» в Алеппо.

При всей поддержке, которую Иран оказывал Асаду оружием, деньгами и инструкторами в последние годы, Тегеран неизменно придерживался одного: никаких боевых частей в Сирию не направлялось. Вперед шли другие – ливанцы, иракцы, афганцы.

То, что иранские войска и силы «Хезболлы», которые на время отводились из Алеппо, теперь действительно должны перейти в наступление, свидетельствует: Дамаск и Тегеран полагаются на то, что российская авиация расчистит им путь ударами с воздуха.

КОНТЕКСТ

07.12.2016

Сирия обвинила израильских военных в авиаударе по аэропорту Дамаска

Сирия обвинила израильских военных в авиаударе по аэропорту Дамаска

07.12.2016

Путин распорядился представить к наградам погибших в Сирии медсестер

Путин распорядился представить к наградам погибших в Сирии медсестер

07.12.2016

В Минобороны рассказали о задании погибшего в Сирии российского полковника

В Минобороны рассказали о задании погибшего в Сирии российского полковника

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ