06.10.2015 | Алексей Баусин

«Мы нагрузили большой бизнес cерьезными обязательствами»

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев рассказал «Профилю», почему он избегает термина «кризис», отразились ли на экономике области санкции, как решается проблема моногородов и почему он отменил закон, лишающий Евгений Ройзмана поста мэра

Евгений Куйвашев Фото: Павел Лисицын/РИА Новости

– Комментируя ситуацию в регионе, вы всегда избегаете термина «кризис». Санкции, введенные Западом против России, на Свердловской области никак не сказались?

– Нужно четко определиться с понятиями. Кризис – это явление экономическое. Мы столкнулись сейчас не с кризисом, а с беспрецедентным давлением нескольких стран на нашу страну. И стрессовое состояние определенных отраслей экономики – это следствие не кризиса как такового, а результат внешнего давления. Свердловская область, глубоко интегрированная в мировую экономику, конечно же, испытывает трудности. Безусловно, есть проблемы в некоторых отраслях, но поверьте, это не кризис.

– Все проблемы российской экономики порождены давлением извне?

– Конечно, ведь речь идет об изменении конъюнктуры на рынке, необходимости искать новых партнеров, учитывая взаимные санкции, переориентации на другие страны. Это, безусловно, стресс для любого региона и, конечно же, страны. Но нужно не сидеть, сложа руки, а заниматься решением существующих проблем.

– В области большое количество металлургических предприятий, которые ориентированы на внешние рынки. Как изменившаяся внешняя конъюнктура сказывается на их работе?

– Более 50 процентов продукции, выпускаемой нашими предприятиями, идет на экспорт. Что касается предприятий черной и цветной металлургии, то повлиять на их работу может лишь цена на Лондонской бирже металлов, либо потребление в мире в целом. Спрос на цветные металлы не снижается, цены стабильные. Предприятия цветной металлургии производственные и инвестиционные планы выполняют в полном объеме. Внутренние инвестиционные проекты, в частности, проект строительства нефтепровода «Сила Сибири», помогли справиться с проблемами нашим производителями труб.

Порядка 20% в структуре экономики области – это предприятия, работающие на оборону и в строительной сфере. «Оборонка» до 2020 года заказами загружена. Если говорить о строительстве, то в прошлом году мы сдали столько жилья, сколько не сдавали в советское время. Безусловно, решение правительства о поддержании ипотечной ставки укрепило спрос, и предприятиям сегодня гораздо выгоднее заканчивать начатые проекты, нежели замораживать их. Тем более, с ипотекой сегодня работают крупные государственные банки.

Были проблемы с некоторыми другими отраслями экономики, но ослабление рубля дало возможность нашим машиностроительным, станкостроительным предприятиям повысить конкурентоспособность на внутреннем рынке.

Кстати, ослабление рубля дает нам возможность развивать свое сельское хозяйство. Вот все считают, что Свердловская область – исключительно индустриальный регион. Открою секрет – сегодня мы занимаем лидирующие позиции по приросту надоев молока и девятое место в стране по валовому обороту. Сейчас в области строится 40 ферм на 2000 голов. Мы сами надаиваем молока 635 000 тонн, а перерабатываем 1 200 000 тонн, закупаем молоко в других областях, перерабатываем и продаем. Мы ежегодно тратим на поддержку сельхозпроизводителей порядка 6–7 миллиардов рублей.

– Вы недавно участвовали в российско-казахстанском форуме регионального сотрудничества, где обсуждалась проблема продовольственной безопасности. Эта актуальная для области тема?

– Мы сегодня обеспечиваем себя на 100% картофелем и яйцом, на 80% – свининой и мясом курицы, с говядиной посложнее в силу климатических условий. Молоком – на 56%. Перспективное направление для нас сейчас – глубокая переработка овощей, в частности, картофеля. Для этого занимаемся вопросом строительства логистических центров. Здесь есть где развернуться.

Что касается Казахстана, то он для нас ключевой партнер. По итогам 2014 года у нас товарооборот с Казахстаном миллиард долларов, мы поставляем машины, экскаваторы, коммунальную технику, в области нефтяной промышленности у нас серьезные контракты по поставке оборудования.

– Конфликт на юго-востоке Украины как-то повлиял на работу предприятий области?

– Слава богу, в Украине есть не только те, кто митингует на Майдане, но и бизнесмены, и промышленники. Были случаи, когда мы покупали комплектующие у наших украинских партнеров через третьи страны. Но сегодня мы либо перешли на локализацию производства, либо сменили партнеров.

– Местные СМИ сообщали, что финансовые трудности испытывают промышленные и градообразующие предприятия в большинстве населенных пунктов Свердловской области. Как вы решаете проблему моногородов?

– Крупные предприятия не закрывались, мелкие и средние испытывают трудности. У нас по каждому городу приняты программы, мы участвуем во всевозможных программах федерального бюджета. Масштабные средства вкладываются во все моногорода «красного уровня» – у нас их семь. В Каменск-Уральском, Первоуральске, Краснотурьинске вкладываем серьезные деньги в развитие инфраструктуры. Пытаемся загрузить наши предприятия, в том числе через приобретение какой-либо продукции, организуем дополнительные рабочие места, пусть даже сезонного характера. Но масштабного кризиса в моногородах нет, приезжайте, посмотрите сами.

– С «Уралвагонзаводом» как-то история разрешилась?

– Договорились о реструктуризации долга, будут потихоньку выплачивать. Но это серьезное производство, на котором задействованы десятки тысяч людей и, безусловно, сбыт вагонов без РЖД не возможен.

– А со стороны РЖД есть спрос на вагоны?

– В РЖД идет плановая замена, но здесь необходимо кардинальное решение, коль мы говорим о качественно новом подходе в развитии железнодорожных перевозок.

– А как у вас в области строятся отношения с крупным бизнесом?

– Мы большой бизнес нагрузили серьезными обязательствами.

– Социальными или какими-то другими?

– Традиционно в Свердловской области очень сильное профсоюзное движение, с ним не считаться невозможно – речь идет об исполнении коллективных договоров, полных социальных пакетах и т.д. Мы со всеми нашими «крупняками» заключили соглашение по экологической безопасности, о снижении вредных выбросов. Они тратят на это миллиарды рублей. И, конечно же, иной раз мы выходим на какие-то договоренности по благотворительности. У нас социально ориентированный бизнес.

Помните, шумели, что на Богословском алюминиевом заводе намечаются сокращения. Но мы с Олегом Дерипаской договорились, что он дополнительно перенесет туда производства, и мы перераспределили часть людей. Я ему искренне благодарен за это.

– На 1 февраля 2015 года сумма госдолга области составляла 44,149 млрд руб., а на 1 марта она уже зафиксирована на уровне 51,144 млрд руб. Область вынуждена занимать, чтобы реализовывать «майские указы» президента?

– У меня хорошая финансовая команда, и сегодня долг области – 44 миллиарда рублей. Вы же зарплату каждый месяц получаете, вам скажут – вы пока поработайте три месяца, мы сейчас налоги соберем, потом вам отдадим, так же не бывает. Деньги нужны на реализацию проектов, строительство школ, садов. Для этого есть банковский инструмент. У нас принята программа управления государственным долгом, мы переходим от коммерческих кредитов к государственным кредитам, у нас с точки зрения финансов один из самых благополучных, самых качественных бюджетов.

– Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман считает, что именно по вашей инициативе вносились поправки, предполагающие ликвидацию должности главы столицы области. Но, столкнувшись с реакцией общественности, вы решили отказаться от этого проекта. А какова ваша версия событий?

– Я никакого противодействия общественности не видел…

– И все же, это была ваша инициатива?

– Депутаты приняли закон, который с момента его вступления в силу лишает Евгения Ройзмана статуса главы города. Но это неправильно, я юрист и понимаю, что закон обратной силы не имеет. Это прямое нарушение прав граждан, зачем обманывать людей? Депутаты на эту тему со мной не консультировались. Я вмешался и считаю, что сделал абсолютно правильно.

– Недавно свердловский парламент сразу в трех чтениях утвердил закон, передающий полномочия по согласованию митингов и прочих публичных мероприятий в Екатеринбурге от городских властей областным. Некоторые политологи считают, что перераспределение полномочий в сфере общественных мероприятий — часть планомерной атаки областных властей на ресурсы, с помощью которых Екатеринбург мог бы вести политические торги. Как бы вы прокомментировали решение регионального парламента?

– Я поддержал этот законопроект по одной простой причине – случается, что акции проходят на территории не только одного муниципалитета, нужна координация, нужно управлять этим процессом. Мы не сами это придумали, к нам поступали неоднократные предложения и со стороны политических партий, и общественных организаций.

– Есть такое явление как «уральский сепаратизм». И ваши критики вам часто пеняли на то, что в Свердловской области вы «варяг». Вам удалось найти общий язык с местными элитами?

– Ну, что значит свой – не свой? Я гражданин России, и сам выбираю, где мне работать, где нет. Я родился в Ханты-Мансийском автономном округе, и что, я не имею права больше нигде работать? Что касается выстраивания отношений, то у меня сегодня прекрасные отношения со всеми институтами нашего гражданского общества. Конечно, есть различного рода критики, кто-то их называет элитой, хотя это не так, есть там люди, которым просто надо поговорить. Есть и политическая борьба, но это нормально, у нас регион всегда был, есть и останется очень политически активным. А что касается промышленной элиты, то у меня со всеми прекрасные отношения, разговариваем мы на одном языке.

– Ходили слухи, что вы просились на досрочные выборы...

– Нет, я на эту тему ни с кем не говорил и не советовался. Придет время поговорить, мы, наверное, поговорим, но пока такого желания у меня нет.

КОНТЕКСТ

01.12.2016

На Урале полицейский из ревности застрелил врача и покончил с собой

На Урале полицейский из ревности застрелил врача и покончил с собой

02.11.2016

Власти Екатеринбурга опровергли объявление эпидемии ВИЧ

Власти Екатеринбурга опровергли объявление эпидемии ВИЧ

02.11.2016

Ройзман объяснил ситуацию с ВИЧ в Екатеринбурге

Ройзман объяснил ситуацию с ВИЧ в Екатеринбурге

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ