05.10.2015 | Александр Баринов | Екатерина Буторина | Глеб Иванов

«Эти люди должны знать, что они станут ветеранами»

Против кого, как и сколько времени будут воевать в Сирии российские военные, пока не может сказать никто

Госорганы не удосужились решить такой простой вопрос, как признание уже отправленных и отправляющихся на войну с врагами Башара Асада военнослужащих участниками боевых действий Фото: Дмитрий Виноградов/РИА Новости

Никаких четких сроков по времени проведения сирийской операции у наших военных нет. То же относится и к выбору противника российского «ограниченного контингента», поскольку сирийская армия последние годы воюет с самыми разными силами. Военные эксперты расходятся во мнениях, насколько успешной и эффективной окажется кампания российской армии в Сирии. Однако все согласны в том, что ей придется действовать главным образом «по ситуации».

Эффект разорвавшейся бомбы, который Россия произвела на мировой политической арене вступлением в конфликт в Сирии, отодвинул на второй план сугубо практические вопросы о том, что, собственно, будут и могут делать в этой стране наши военные. Российское руководство в лице президента Владимира Путина и главы его администрации Сергея Иванова объяснило, что наша армия ограничится исключительно поддержкой сирийской армии «исключительно в ее законной борьбе именно с террористическими группировками» и исключительно «с воздуха, без участия в наземных операциях». И такая поддержка, по словам Путина, естественно, «будет ограничена по времени – на срок проведения сирийской армией наступательных операций». «Мы, разумеется, не собираемся погружаться в конфликт, что называется, с головой», – объяснил президент.

«Поддержкой с воздуха» не обойтись

Однако с военной точки зрения, которая предусматривает предельно ясные, простые и четкие указания и действия, подобные объяснения могут означать практически полную свободу действий. Сколько еще времени собираются проводить свое наступление сирийские генералы, уже почти 5 лет с переменным успехом ведущие борьбу с противниками режима действующего президента Асада и исламистскими боевиками, никто не разъяснил. Так что по времени у наших военных, очевидно, никаких четких сроков нет. То же относится и к выбору противника российского «ограниченного контингента», поскольку сирийская армия последние годы воюет с самыми разными силами – и со своей родной вооруженной оппозицией, и с ИГИЛ, и с боевиками ряда других исламистских группировок. Кроме того, правительственные войска Сирии периодически обмениваются артиллерийскими ударами с армией Израиля, а последняя, в свою очередь, также время от времени бомбит сирийские позиции.

Что же касается обещаний ограничить российское военное присутствие в Сирии исключительно «поддержкой с воздуха», то это представляется надеждой на лучшее. О таком варианте можно было бы говорить лишь в том случае, если бы российские самолеты действовали, условно, «со стороны» – базируясь на авианосцах (которых у России на данный момент всего один) или на аэродромах за пределами Сирии и вообще регионального театра военных действий.

Группировка российских войск в Сирии
Точный состав и численность российской группировки в Сирии не раскрываются. Судить о них можно по отрывочным сообщениям Минобороны РФ и публикациям иностранных СМИ со ссылкой на собственных корреспондентов в Сирии и данные разведслужб США и их союзников. Согласно этим данным, на военном аэродроме «Хмеймим» в окрестностях города Латакия на побережье Средиземного моря к началу октября находилась смешанная авиагруппа российских Военно-космических сил (ВКС) в составе более 50 самолетов и вертолетов.
В их числе:
– штурмовики Су‑25 – не менее 12
– фронтовые бомбардировщики Су‑24 – не менее 12
– многофункциональные бомбардировщики-истребители Су‑34
– истребители Су‑30
– ударные вертолеты Ми‑24
– многоцелевые военно-транспортные вертолеты Ми‑8 АМТШ
– беспилотные летательные аппараты (БПЛА).
Общая численность личного состава российской группировки, с учетом обслуживающего состава и охраны, по оценкам экспертов, составляет 1,5–2,5 тыс. человек. В частности, для охраны и обороны базы задействована батальонная тактическая группа морской пехоты. По сообщению Минобороны, «база полностью обеспечивается материально-техническим имуществом из РФ, местные власти оказывают помощь в обеспечении фруктами и овощами».


Российский же контингент размещается на аэродроме «Хмеймим» в районе города Латакия на западе Сирии, на побережье Средиземного моря, откуда до ближайших районов боевых действий порядка 100 км, даже ближе, чем до Дамаска (чуть более 200 км). Соответственно, сам аэродром требует не просто усиленной охраны, но и определенных превентивных мероприятий на случай наземных атак противника. Те, против кого действуют российские ВВС, вне всякого сомнения, после первых же авианалетов внесли аэродром в список главных своих целей.

Поначалу официальные лица в России убеждали, что «Хмеймим» находится под надежной защитой сирийской армии, которая создала вокруг несколько «колец безопасности». Однако, учитывая сложность такого объекта, как авиабаза, обойтись без собственной охраны вряд ли возможно. И в Минобороны РФ это признали уже на следующий день после официального объявления о начале военной операции в Сирии. 1 октября официальный представитель ведомства генерал-майор Игорь Конашенков сообщил, что для охраны авиабазы «Хмеймим» «привлекается батальонная тактическая группа морской пехоты со средствами усиления». Численность таких групп в российской армии, как правило, составляет не менее 400–500 человек. Таким образом, перспектива наземной операции, пусть и в рамках одной лишь защиты российской авиабазы, уже стала вполне реальной.

Кроме того, надо учитывать, что «поддержка с воздуха» в российском исполнении в Сирии предполагает не только точечные удары с максимальных высот и расстояний высокоточным оружием (как это до сих пор делали ВВС США, Австралии и других стран – участниц коалиции против ИГИЛ), но и сугубо штурмовые операции и бомбардировки. Они осуществляются, как правило, исключительно в пределах прямой видимости с противником и малоэффективны без корректировки действий ударных самолетов и вертолетов с земли. А это, соответственно, предполагает расположение в районе боевых действий определенного набора специалистов наземных служб – корректировщиков, связистов и т. д., которые, в свою очередь, также требуют охраны и защиты.

Фото: Дмитрий Виноградов/РИА Новости
30 сентября 2015 года в российскую военную историю была вписана новая страница – сирийская кампания (на фото – российский бомбардировщик Су-24 на авиабазе «Хмеймим» на побережье Средиземного моря)Фото: Дмитрий Виноградов/РИА Новости

Не вижу цели

Самую же главную загадку присутствия российских военных в Сирии представляют, очевидно, стоящие перед ними цели или задачи. Любая военная операция – осознанная и нацеленная на успех – должна иметь простые и понятные для ее участников ориентиры: условно, занятие определенного рубежа города или объекта; уничтожение или пленение той или иной конкретной группировки противника, ее руководства, определенных конкретных лиц или объектов; или, наоборот, удержание рубежа обороны или города в своих руках, защита и охрана тех или иных лиц.

Что именно должны сделать в конечном итоге российские военные в Сирии, исходя из заявлений российских официальных лиц, сказать невозможно. Пока их задача описана как помощь армии этой страны в уничтожении террористов. Но можно лишь гадать, о ком идет речь, поскольку режим Башара Асада таковыми считает весьма широкий круг политических сил и деятелей, причем не только в пределах Сирии. Если же речь идет лишь о защите действующей власти страны, то российское военное присутствие там грозит растянуться на очень долгое время, причем без четких ограничений в средствах, масштабах и ясного финала.

В этой связи встает давний вопрос об эффективности и осмысленности применения армии и военной авиации в борьбе против полувоенных, полубандитских иррегулярных формирований, действующих в основном партизанскими и террористическими методами. Однозначный ответ на него не дали не только Вторая мировая война, но и большинство конфликтов последних десятилетий – от войны во Вьетнаме до операций по наведению конституционного порядка в Чечне и соседних республиках.

Опрошенные «Профилем» военные эксперты разошлись во мнениях, насколько успешной и эффективной окажется сирийская кампания российской армии, как долго она может продлиться и что, собственно, представляет собой ИГИЛ как военная сила. Однако все сошлись в том, что пока рассуждать о перспективах можно лишь теоретически и в первую очередь все будет зависеть от привходящих обстоятельств. То есть российским военным и командованию придется действовать главным образом «по ситуации».

«По моей оценке, первая фаза воздушной операции с участием российских сил продлится от трех до шести месяцев, – говорит главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. – Главная задача на этот период – полностью уничтожить инфраструктуру ИГИЛ, заставить боевиков выйти на открытое пространство, где их будут уничтожать, либо использовать оружие для точечного поражения целей. Таким образом, сирийская армия будет выявлять противника и отмечать его, мы его будем уничтожать, потом сирийцы будут врага добивать на земле».

Фото: Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС
Фото: Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС

Фото: Karam Almasri/NurPhoto via ZUMA Press/ТАСС
Ракетные и бомбовые удары красиво и эффектно выглядят только с высоты (верхнее фото – кадры видеофиксации бомбардировки российских самолетов в Сирии), вблизи они обычно оборачиваются телерепортажами о гибели мирных жителей и разрушенных городах и селахФото: Karam Almasri/NurPhoto via ZUMA Press/ТАСС

Именно тесное взаимодействие российских военных с сирийской армией Коротченко считает гарантией успеха операции: «Сами по себе авиаудары по такой быстро маневрирующей подвижной структуре, как ИГИЛ, не могут быть эффективными без поддержки сухопутных войск. Необходимы совместные боевые операции. Сирийцы имеют реальный опыт, они мотивированы четырехлетней войной. Что сирийской армии нужно, так это современное оружие и авиационная поддержка. Все это мы им предоставляем».

Как отметил эксперт, до сих пор западные ВВС, входящие в коалицию, наносили удары по боевикам ИГИЛ чаще всего неизбирательно в военном плане – в основном по похоронным процессиям, свадьбам и другим их сугубо бытовым скоплениям. В нынешней же ситуации, если будут действовать передовые авианаводчики из состава сирийской армии, которые четко будут подсвечивать цели, подлежащие уничтожению, координировать действия российской штурмовой авиации на поле боя, это приведет «к решению задачи военного уничтожения ИГИЛ». «Это не классическая война, поэтому необходимости использования новейшего оружия нет в принципе, – отметил Коротченко. – Здесь будут старые, проверенные методы решения боевых задач. Есть фронтовые бомбардировщики Су-24, есть штурмовики Су-25, есть ударные вертолеты Ми-24, обладающие очень хорошей боевой мощью, защищенные, которые могут действовать в условиях плотного огневого противодействия».

Шеф-редактор онлайн-портала «Ежедневный журнал» Александр Гольц, напротив, уверен, что вмешательство российской армии в конфликт в Сирии лишен практического смысла. «Весь 50-летний опыт этих так называемых low intensity conflicts – малоинтенсивных конфликтов говорит о том, что регулярные вооруженные силы абсолютно бессильны против полувоенных формирований такого рода. Победа над ИГИЛ – это задача другого уровня. Один умный американский генерал сказал, что цивилизованная страна не может выиграть партизанскую войну до тех пор, пока она цивилизованная. Надо уничтожать селения, на что цивилизованная армия не способна». Исходя из этого, Гольц расценил российские авиаудары по боевикам в Сирии исключительно как демонстрационную акцию, хотя и затруднился предсказать, как долго она будет продолжаться. «Когда ввязываешься в такие операции, никто ничего наверняка сказать не может, – считает Гольц. – Это как с ценами на нефть – никто не знает точно, что с ними будет. Представьте себе Кеннеди в 1962 году, когда он посылал советников и вооружения во Вьетнам. Мог ли он представить, что через 10 лет это превратится в чудовищную кровавую мясорубку?».

Военный обозреватель «Новой газеты» Павел Фельгенгауэр считает, что об успешности и возможной длительности российской военной операции в Сирии вообще вряд ли имеет смысл рассуждать. «Россия с ИГИЛ не собирается воевать впрямую, – отметил он. – Наша цель – вовсе не ИГИЛ, а сирийская оппозиция, которая представляет угрозу режиму Асада. А ИГИЛ режиму Асада такой угрозы не представляет. Наоборот, они его, скорее, поддерживают, потому что они оттягивают силы, нападая на сирийскую оппозицию с другого фронта. И если бы мы действительно нанесли удар по ИГИЛ, как мы заявляем, то мы бы нанесли вред режиму Асада, поскольку силы сирийской оппозиции освободились бы. Так что ИГИЛ – это только пугало».

Из официального сообщения Министерства обороны РФ от 2 октября 2015 года (опубликовано на сайте в 15.34)
За прошедшие сутки самолеты российской авиагруппы Су‑34, Су‑24 М и Су‑25 совершили 18 вылетов по 12 объектам террористической группировки ИГИЛ на территории Сирии.
В результате прямых попаданий уничтожены командный пункт и узел связи вооруженных формирований ИГИЛ в районе ДАР-ТААЗЗА, провинция АЛЕППО.
Штурмовики Су‑25 нанесли удар по полевому лагерю боевиков ИГИЛ в районе МААРЕТ-ЭН-НУУМАН, провинция ИДЛИБ. Полностью разрушены бункеры, а также склады оружия и горюче-смазочных материалов террористов.
В результате точечного бомбового удара в районе ХАБИТ, провинция ИДЛИБ, уничтожен объект, использовавшийся боевиками в качестве перевалочной базы, и крупный склад боеприпасов.
В провинции ХАМА, в районе населенного пункта КАФЕР-ЗАЙТА, самолетами Су‑24 М полностью разрушен командный пункт боевиков ИГИЛ, представлявший хорошо укрепленный бетонный объект, в котором террористы оборудовали укрытия. Анализ материалов видеоконтроля показал, что также были уничтожены несколько десятков единиц техники, оснащенных крупнокалиберным стрелковым оружием.
1 октября самолетами Су‑34 были нанесены удары по лагерю подготовки ИГИЛ в районе населенного пункта МАДАН-ДЖАДИД и замаскированному командному пункту в районе КАСЕРТ-ФАРАДЖ, юго-западнее города РАККА. В результате ударов командный пункт боевиков ИГИЛ выведен из строя. Инфраструктура, использовавшаяся для подготовки террористов, полностью уничтожена.
Российские Су‑34 наносили точечные удары по целям с высоты более 5000 метров.


Исходя из этого, как полагает Фельгенгауэр, Россия будет действовать в Сирии исключительно «по ситуации», причем не только на собственно театре боевых действий, но и в мире. По мнению эксперта, многое будет зависеть от реакции региональных игроков – Турции, Саудовской Аравии, Америки. «Думаю, противодействие России будет нарастать, – отметил Фельгенгауэр. – Поэтому, скорее всего, побомбят, посмотрят, что получится, и тогда уже будут решать – прекратить ли операцию или, наоборот, активизировать».

Ведущий научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Виталий Цымбал, в свою очередь, полагает, что эффективность и длительность российского военного присутствия в Сирии будет зависеть от успехов переговоров на высшем международном уровне. «Все зависит от того, удастся ли скоординировать и согласовать действия тех, кто раньше участвовал в этом конфликте, – говорит эксперт. – Бомбили там и американцы, и французы, и другие натовские государства, Сирия также вела военные действия со своей стороны. Сейчас подключается Россия, возможно, подключится Иран. Если им всем удастся договориться, то, думаю, операция увенчается успехом в течение нескольких месяцев. А если противоречия между одной и другой группами – представителями НАТО, западных стран и представителями Сирии, России и Ирана – не удастся разрешить, то это может затянуться на долгие годы».

Ветераны сирийской войны

Между тем, хоть перспективы российской военной кампании неясны, она уже начинает обрастать обычными для нашей армии скандалами. Как отметила ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России, член Общественного совета при Минобороны РФ Валентина Мельникова, на данный момент государственные органы не удосужились решить такой простой вопрос, как признание уже отправленных и отправляющихся на войну с врагами Башара Асада военнослужащих участниками боевых действий.

«На месте наших руководителей я бы сейчас превентивно включила в закон «О ветеранах» этот период (военных действий в Сирии. – «Профиль») хотя бы с определенного числа, – отметила Мельникова. – Это объявленная боевая операция, ее разрешил Совет Федерации, все легально. Это в точности совпадает с теми положениями, которые содержатся в российском законе «О ветеранах». Там есть статья 16 «Ветераны боевых действий», и к этой статье прилагается список территорий и дат, участники действий в которых имеют право на этот статус. А кроме удостоверений, это и дополнительные выплаты, и всякие дополнительные льготы. Даже после войны с Грузией, которая, кстати, стала единственным случаем, когда власти официально назвали число погибших и раненых с нашей стороны, мы целый год заставляли государство, чтобы 11 тысяч воевавших тогда включили в закон «О ветеранах». А они не хотели им удостоверения выдавать. Пока же Сергей Борисович Иванов (глава администрации президента. – «Профиль») так убедительно говорит в телевизор о том, что все социальные права участников операции в Сирии будут соблюдаться. Да, им там должны платить командировочные – $62 в сутки (офицерам – предполагается, что солдат срочной службы там быть не должно) вне зависимости от должности, только потому, что они военнослужащие. Посмотрим, что будет с командировочными, это тоже любопытно».

Как пояснила Валентина Мельникова, солдатам по призыву отправка в Сирию не грозит – по закону их могут отправлять за границу только в том случае, если там имеется наша официальная военная база. А переброшенная на аэродром «Хмеймим» авиагруппа к таковым не относится. По крайней мере, пока.

Конец гуманитарных пауз 16.11.2016
Конец гуманитарных пауз

Российские военные возобновили ракетные и бомбовые удары по сирийским боевикам

Аттракцион великодержавности 07.11.2016
Аттракцион великодержавности

Зачем Россия собирает «военно-морской кулак» у берегов Сирии

Билет на свободу 02.11.2016
Билет на свободу

За право выйти из Алеппо боевики берут по $300 с каждого мирного жителя

Гуманитарная пауза 18.10.2016
Гуманитарная пауза

Самолеты России и Сирии приостановили бомбежки Алеппо перед полномасштабным штурмом

Пролетая над Парижем 15.10.2016
Пролетая над Парижем

Переговоры Путина и Олланда во Франции сорвались из-за военных действий России в Алеппо

Курс на слом однополярного мира 14.10.2016
Курс на слом однополярного мира

Путин ратифицировал соглашение о бессрочном размещении российской авиагруппы в Сирии

В поисках взаимопонимания по Сирии 13.10.2016
В поисках взаимопонимания по Сирии

В Европе обсуждают санкции против России из-за Алеппо, пока дипломаты готовятся к новым переговорам

Такой Париж нам не нужен 11.10.2016
Такой Париж нам не нужен

Владимир Путин отказался встречаться с Франсуа Олландом на его условиях

Дорогое стратегическое удовольствие 07.10.2016
Дорогое стратегическое удовольствие

В Госдуме и Минобороны всерьез задумались о размещении военных баз по всему миру

Без шансов договориться 05.10.2016
Без шансов договориться

США не дали Совбезу ООН осудить обстрел посольства России в Дамаске

«Война продлится как минимум еще пять лет» 26.09.2016
«Война продлится как минимум еще пять лет»

Райан О’Фаррелл и Коди Роше, эксперты независимого исследовательского центра Bellingcat, рассказали «Профилю», чем отличается одна воюющая группировка от другой, с кем воюет российская армия и сколько еще может продолжаться конфликт в Сирии

Неоконченная пьеса для истребителей с оркестром 26.09.2016
Неоконченная пьеса для истребителей с оркестром

Какие уроки может извлечь Россия из сирийской кампании

«Доброе утро. Молитесь за Сирию» 22.09.2016
«Доброе утро. Молитесь за Сирию»

Мировые СМИ и соцсети обсуждают Сирию после провала сделки Лаврова и Керри

«Предел безнравственности опускается все ниже и ниже» 21.09.2016
«Предел безнравственности опускается все ниже и ниже»

США обвинили Россию в обстреле гуманитарных конвоев ООН в Сирии

Прекращение прекращения огня 19.09.2016
Прекращение прекращения огня

Дамаск заявил об окончании перемирия в Сирии

Два года за стертую Сирию 19.09.2016
Два года за стертую Сирию

Популярному блогеру Антону Носику грозит реальный срок за призывы в интернете

15 часов тишины 13.09.2016
15 часов тишины

Если режим прекращения огня в Сирии будет соблюдаться, он продлится еще пять дней

Сирия à la carte 07.09.2016
Сирия à la carte

Сегодня все серьезные игроки в сирийском конфликте пересматривают сложившиеся альянсы, преследуя исключительно свои интересы. Недавнее турецкое вторжение на север этой страны ускорило процесс

Успехи контрреволюции 21.03.2016
Успехи контрреволюции

Итоги российской операции в Сирии

Стрельба боевыми 22.03.2016
Стрельба боевыми

В Сирии Россия впервые опробовала стратегические бомбардировщики-ракетоносцы в условиях реальной войны

С прицелом на мировую 15.02.2016
С прицелом на мировую

Защищая интересы Башара Асада, Россия рискует всерьез столкнуться с его врагами на Ближнем Востоке

Триумф и отчаяние 29.12.2015
Триумф и отчаяние

Владимир Путин и технически, и идеологически вооружает свою страну для военных авантюр, подобных сирийской

Калибр имеет значение 12.12.2015
Калибр имеет значение

Зачем Россия задействовала подводную лодку для борьбы с исламскими радикалами в Сирии

Штиль-антитеррор 23.11.2015
Штиль-антитеррор

На угрозы «Исламского государства» российские власти ответили «надлежащими мерами» и призывами к бдительности

Не время для дискуссий 23.11.2015
Не время для дискуссий

Российские парламентарии, в отличие от их избирателей, не сомневаются в правильности внешней политики РФ

Мне возмездие 23.11.2015
Мне возмездие

Сможет ли террористическая угроза примирить Россию и Запад

Трудно быть изгоем 17.11.2015
Трудно быть изгоем

В секретном стратегическом документе Кремль формулирует цели своей интервенции в Сирии

Один в небе воин 17.11.2015
Один в небе воин

У России будет минимум союзников в борьбе с исламистским террором на Ближнем Востоке

Сирия в сердце моем 02.11.2015
Сирия в сердце моем

Увлекшись конфликтом в далекой арабской стране, рядовые россияне почти забыли про Донбасс

Несовместимость 01.11.2015
Несовместимость

Поскольку нынешняя Россия ведет священную войну со всем миром, из погибшего на войне солдата ей надо делать не самоубийцу, а государственного святого

Бои за ближнего своего 18.10.2015
Бои за ближнего своего

Россия и США не могут договориться о координации своих действий в Сирии, потому что ведут в этой стране разные войны

Гляжу в озера Сирии 05.10.2015
Гляжу в озера Сирии

Вмешательство России в сирийский конфликт нельзя объяснить логически, но можно обосновать геопоэтически

Сбитый прицел 03.10.2015
Сбитый прицел

Какие задачи поставлены перед российскими ВВС в Сирии

Неизвестная война 05.10.2015
Неизвестная война

Что заставило Путина 30 сентября 2015 года начать сирийскую операцию, мы, возможно, когда-нибудь узнаем

КОНТЕКСТ

05.12.2016

Минобороны сообщило о гибели второй раненой в Алеппо медсестры

Минобороны сообщило о гибели второй раненой в Алеппо медсестры

05.12.2016

Журналист RT ранен при обстреле госпиталя в Алеппо

Журналист RT ранен при обстреле госпиталя в Алеппо

05.12.2016

Минобороны подтвердило гибель российской медсестры в Сирии

Минобороны подтвердило гибель российской медсестры в Сирии

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ