28.10.2013 | Ольга Павликова

ЧЕМ БЫ НАРОД НИ ТЕШИЛСЯ... Государство должно перестать играть на ксенофобских чувствах граждан

Фото: Сергей Авдуевский / ИДР-Формат

Борьба с нелегальной миграцией становится все более горячей политической темой. Парламентские партии соревнуются в количестве внесенных в Думу антииммигрантских законопроектов. От них не отстают и некоторые оппозиционные политики. Так, Алексей Навальный начал сбор подписей за введение визового режима со странами СНГ. При этом никто не говорит о необходимости борьбы с ксенофобией и национализмом среди коренного населения. К чему это может привести, в интервью «Профилю» рассуждает директор Информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

Борьба с нелегальной миграцией становится все более горячей политической темой. Парламентские партии соревнуются в количестве внесенных в Думу антииммигрантских законопроектов. От них не отстают и некоторые оппозиционные политики. Так, Алексей Навальный начал сбор подписей за введение визового режима со странами СНГ. При этом никто не говорит о необходимости борьбы с ксенофобией и национализмом среди коренного населения. К чему это может привести, в интервью «Профилю» рассуждает директор Информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

Профиль: Александр Маркович, можно ли назвать происшедшие беспорядки в Бирюлево проявлением национализма? Или это, как принято говорить, «конфликт на бытовой почве»?

Верховский: Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. С одной стороны, обстановка вокруг тамошней овощебазы действительно криминальная. Поэтому я думаю, что дело не только в самих рабочих-иммигрантах, которые на этой базе работают, но и в криминале, который вокруг нее крутится. Это серьезная проблема для жителей района, и они на это жаловались. Но с другой стороны, без националистов здесь, конечно, не обошлось. Ведь еще в субботу все шло в обычном режиме. Жители протестовали, обвиняли представителя ОВД в том, что он ничего не расследует. Но уже в воскресенье в этот район Москвы стали прибывать националисты, которые договаривались о встрече через социальные сети. И именно они в воскресенье 13 октября подтолкнули толпу на массовые беспорядки и возглавили их.

Профиль: Во время недавней кампании по выборам столичного мэра тема борьбы с нелегальной миграцией была одной из главных. Это как-то повлияло на жителей Бирюлево?

Верховский: Я подозреваю, что, не будь этой кампании со стороны властей, когда мигрантов колоннами водили по улицам, как военнопленных во время войны, события в Бирюлево не произошли бы. Многие граждане восприняли многочисленные антимигрантские инициативы как негласное разрешение нападать на мигрантов. И хотя московские власти, конечно же, такой месседж никому сознательно не посылали, но уровень «мигрантофобии» в Москве достаточно велик, поэтому хватило и намека. Еще до драки на рынке в Матвеевском и массовых облав на мигрантов по всей Москве исследовательский холдинг «Ромир» провел опрос. Оказалось, что с утверждением «русский народ должен играть ведущую роль в российском государстве» согласились 95% москвичей, а лозунг «Россия для русских» поддержали 70% жителей столицы. Еще 73% опрошенных поддержали лозунг «Хватит кормить Кавказ».

Профиль: Когда читаешь ленты новостей, может показаться, что количество межнациональных конфликтов начало увеличиваться в последние несколько лет. Это так?

Верховский: Не совсем. Речь же не о конфликтах, а об организованных нападениях. За ними обычно стоят неонацистские группировки, которые в их современном виде начали появляться в России в середине 90-х. В начале 2000-х они уже нападали на рынки и нередко убивали людей. Но как ни странно, на их действия политики и правоохранители много лет не обращали никакого внимания. В МВД уверяли, что погромы — это бытовые драки, а нападают не неонацисты, а футбольные фанаты или просто хулиганы. Мы наблюдали, как на протяжении нескольких лет количество расистских убийств и избиений с каждым годом все увеличивалось, а приговоры виновным носили единичный характер. Так, в 2004 году националисты убили 50 и ранили 219 человек. Однако были признаны виновными в насилии или убийстве по мотивам национальной и расовой ненависти и осуждены лишь 9 человек!

Профиль: Почему правоохранительные органы так долго не обращали на это внимания?

Верховский: Я думаю, просто из-за лени. Ведь расследовать организованные нападения на рынках не так просто. Все изменилось только после событий в Кондопоге в 2006 году, по итогам осмысления которых в МВД было создано специальное управление по борьбе с экстремизмом. Тогда количество отправленных за решетку агрессивных неонацистов выросло до нескольких сот человек.

Профиль: Националистические группировки создаются там, где возникла проблема нелегальной миграции?

Верховский: Вовсе нет. Количество мигрантов вообще мало коррелируется с ростом национализма в том или ином регионе. Даже там, где чужаков нет и не было, появлялись и появляются националистические группировки. Для этого молодым людям достаточно лишь начитаться какой-то националистической литературы. А в последнее время возникла своего рода конкуренция между властями и этими группировками за «ксенофобское большинство». Согласно опросу, едва ли не половина граждан и более 50% москвичей поддержали бы крайнюю меру — массовую депортацию лиц другой национальности. В результате популистские акции по массовой ловле нелегальных мигрантов происходили во многих регионах. И, кстати, даже там, где никаких выборов не было.

Профиль: Пока за участие в беспорядках в Бирюлево арестованы всего три человека (на момент сдачи материала. — «Профиль»), их обвиняют в хулиганстве. Не означает ли это, что власть потворствует националистически настроенным гражданам?

Верховский: Такая мысль приходит в голову. Но сейчас корректнее было бы подождать окончательного решения суда. Тут напрашивается сравнение с Болотной. Событий на Болотной власти ждали, и все решения были приняты заранее. И у полиции, и у Следственного комитета не было никаких сомнений в том, что делать с подозреваемыми. Все было уже решено. А события в Бирюлево были внезапными. И что бы ни говорили сотрудники СКР, квалификация вины участников беспорядков в Бирюлево — это политический вопрос, который сейчас решается где-то в политических сферах. Я уверен, именно власти будут решать, сколько человек посадить и как квалифицировать их действия. И видимо, этот вопрос еще не решен. Поэтому все решения сейчас принимаются по минимуму: по горячим следам задержали 370 человек, всех переписали, сфотографировали, опросили, отпустили и завели дело о хулиганстве. Эта статья позволяет вести любые следственные действия и проводить обыски хоть у каждого второго жителя Бирюлево, но что касается серьезных санкций, то очевидно, что все ждут серьезного политического решения.

Профиль: Вопрос, готова ли власть огорчить националистически настроенных избирателей?

Верховский: Совершенно верно. Дело в том, что большинство россиян с некоторым сочувствием относятся к тем, кто вышел на улицу для того, чтобы вот таким образом выразить свой протест. От того, какой приговор будет вынесен, во многом зависит, какой месседж пошлет власть обществу — либо приговор в отношении зачинщиков беспорядков будет условным, как в Кондопоге, либо, наоборот, жестким. Пока это непонятно. Власть боится таких массовых беспорядков. Но стоит бояться и того, что насилие как метод выражения своих ксенофобских эмоций широко распространится, выйдет за пределы узкого круга радикальных националистов и захватит обычных людей, которые сегодня мирно сидят дома, а завтра станут пинать любого прохожего с «неправильной» внешностью. Когда так поступает один человек из тысячи, процесс еще можно остановить, но когда так поступает один человек из ста, то это уже почти невозможно.

Профиль: Оппозиционер Алексей Навальный собирает сейчас подписи под законопроектом о введении визового режима со странами СНГ. На ваш взгляд, визовый режим снизит накал ксенофобских настроений в российском обществе?

Верховский: Нет. Тем, кто не любит людей из Средней Азии и Закавказья, на самом деле без разницы, ходят ли они по улицам с визами или без. Да и власти вряд ли на это пойдут. Во-первых, невозможно даже себе представить, как можно выловить миллионы граждан СНГ в России и отправить их всех на родину за визами. Во-вторых, немало бывших граждан стран СНГ — уже граждане России. В-третьих, для того, чтобы ввести визы, Кремлю нужно отказаться от евразийского проекта. И в-четвертых, что делать с русскими, которые еще живут в странах СНГ? Их тоже пускать в Россию по визам? Кроме того, нельзя забывать, что основной объект ксенофобских эмоций большинства — выходцы с Северного Кавказа, то есть наши сограждане. Они занимают печальное второе место среди жертв расистских нападений. Любой опрос показывает, что на первом месте у россиян стоит неприязнь к цыганам, а на втором — к выходцам с Северного Кавказа.

Профиль: А наблюдаете ли вы обратный процесс — агрессивный национализм со стороны кавказцев в отношении русских?

Верховский: Конечно. Несколько лет назад в Москве появились кавказские молодежные группировки, которые даже стилистически копировали неонацистов, но они были малочисленны. Более широкое националистическое движение создать не получается: непонятно, как объединяться — на этнической почве или всем выходцам с Кавказа. Этническая консолидация здесь, в метрополии, плохо работает на самом деле. Скорее, можно ожидать объединения по принципу зеркальному по отношению к давлению: нас дискриминируют как «кавказцев», мы в ответ так и объединимся. И попытки были. Все, наверное, видели лозунги «Кавказ — сила!».

Профиль: А религия может стать фактором консолидации?

Верховский: В 2007 году во время драки на Старой площади между кавказцами и фанатами первые дружно кричали «Аллах акбар!», хотя, как потом выяснилось, половина из них были армянами. Просто что-то же им нужно было кричать, когда они шли на драку. Но такой метод консолидации оказывается пока слишком неустойчивым.

Профиль: А в неприятии коренным населением выходцев из мусульманских стран и районов религиозный мотив играет какую-то роль?

Верховский: В Центральной России, например, женщину иногда могут ударить за мусульманский платок на голове. Сейчас после теракта в Волгограде, я думаю, у женщин в платках вновь будут проблемы. Но пока это не главный фактор. Национализм у нас в России носит не религиозный, а сугубо расовый характер.

Профиль: Что нужно для того, чтобы уменьшить межнациональный накал?

Верховский: По большому счету государство должно перестать играть на ксенофобских чувствах граждан, даже если такая игра политически выгодна. Потому что пока у государства все же есть авторитет в глазах большинства, люди рано или поздно согласятся с настойчивой политикой Кремля. Но для этого нужно сначала признать, что мигрантов нужно не высылать, а интегрировать. Пока же у нас звучат почти сплошь идеи запретительного характера.

СПРАВКА
Информационно-аналитический центр «Сова» с 2002 года занимается проблемами национализма и ксенофобии, политического радикализма, а также проблемой соблюдения прав человека в нашей стране. Центр был основан группой сотрудников Информационно-исследовательского центра «Панорама» и Московской Хельсинкской группы. С 2003 года центр «Сова» ежегодно публикует доклад о состоянии межрелигиозных и межнациональных отношений в России, ведет мониторинг радикальных проявлений расизма и этнорелигиозной ксенофобии.

КОНТЕКСТ

23.06.2017

Стабильно тяжелое состояние

Отношение украинцев к россиянам немного улучшилось, обратные настроения меняются слабо

19.06.2017

«Отчасти да, отчасти нет»

Социологи выяснили, что расположение духа у россиян повысилось, а эмигрантсткие настроения снизились

16.06.2017

Пациент скорее мертв

Минобороны не уверено в том, что удалось ликвидировать главаря ИГ Абу Бакра аль-Багдади

24СМИ