12.10.2009 | Елена Мельничук, Василий Торопов

НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ

За истекший год военную реформу Анатолия Сердюкова не ругал только ленивый, но министр по-прежнему в фаворе. В чем секрет его непотопляемости?
    "Военная реформа началась с вопросов, которые часто стали задавать в Кремле в начале второго срока президента Путина, на третий-четвертый год работы Сергея Иванова на посту министра обороны, - делится своими наблюдениями директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. - В частности, руководство страны интересовало, почему, несмотря на резкий рост ассигнований на оборону, эффективность армии падала, куда уходили эти средства, что делать с полной непрозрачностью армейских финансов, жуткой коррупцией и ростом количества преступлений в военной среде?" Тогда и стало совершенно очевидно, что Сергей Иванов с задачей не справился и что справиться с реформированием этой армии может только человек не из армейской среды. Так в Минобороны появился Анатолий Сердюков.

ТИХИЙ ПЕРЕВОРОТ

    Назначение на пост министра обороны человека, который никак не связан с Вооруженными силами, было, по мнению экспертов, единственно возможным решением, позволившим сдви-нуть реформу с мертвой точки. "Министр относится к армии не как к храму, в котором нужно молиться, а как к неисправному механизму, который ему поручили наладить", - считает Пухов.
   Одновременно были наконец четко сформулированы угрозы, которым Российская армия должна эффективно противостоять. "К политическому руководству страны пришло осознание того, что Запад - это не друг, но и не враг, и воевать с ним мы не только не хотим, но и не можем", - говорит Руслан Пухов. А раз так, то российской армии не нужно готовиться к участию в глобальных конвенциональных войнах. Любой военный конфликт со сверхдержавами и мощными военными блоками (прежде всего - США, НАТО, Китаем) будет проходить на нашей территории, и Россия будет вынуждена применить ядерное оружие. Обычные силы необходимы для эффективного участия в быстротечных локальных конфликтах в ближнем зарубежье, вроде 5-дневной войны в августе 2008 года, а также для подавления вооруженных мятежей на территории страны.
   Именно конфликт с Грузией стал последней каплей: как рассказывают очевидцы, вскоре после завершения кампании начальник Генштаба генерал Николай Макаров, выступая в Академии военных наук, поведал, что летчиков, способных выполнять боевые задачи в простых условиях, можно сосчитать по пальцам и что ему приходилось поштучно искать подполковников, полковников и генералов, способных участвовать в ре-альных боевых действиях. Штатные командиры "бумажных" кадрированных дивизий оказались не в состоянии выполнять боевые задачи.

"РЕФОРМА ОПОЗДАЛА"
    Из этого и вытекала основная задача реформы - переход от массовой мобилизационной армии к компактным мобильным вооруженным силам, состоящим из частей постоянной боевой готовности. В этом конечный смысл расформирования многочисленных кадрированных частей и соединений, которые должны были развертываться только после завершения массовой мобилизации, почти двукратное сокращение численности офицеров и количества военных вузов, которые их готовят, переход от дивизионной к бригадной организации Сухопутных войск, расформирования лишних госпиталей и баз хранения. А в среднесрочной перспективе, уверен главный редактор Moscow Defense Brief Михаил Барабанов, маячит отмена призыва и переход на комплектование армии контрактниками.
   В целом за год бумажная и организационная часть реформы была завершена, говорит Барабанов. Все оргмероприятия (расформирование кадрированных частей, создание новой, трехуровневой структуры ВС: военный округ - оперативное командование - бригада или авиабаза и т.д.) должны быть закончены к 1 декабря этого года, все "лишние" люди уже выведены за штат. В этом плане реформа уже прошла точку "невозврата".
   Тем не менее у многих еще осенью прошлого года возникло ощущение, что реформа буксует. Отчасти в этом виноват кризис и вызванный им пересмотр бюджетных расходов, который не обошел стороной и Минобороны. "Реформа опоздала - если бы начали на два года раньше, когда на Россию обрушился золотой дождь нефтедолларов, многие вещи можно было бы сделать с меньшими политическими издержками и быстрее", - уверен Руслан Пухов.
   На мероприятиях по переводу армии на новую оргструктуру недостаток средств почти не отразился: секвестр военного бюджета, по некоторым оценкам, не превысил 15-16% от запланированных в бюджете-2009 на национальную оборону расходов. Но кризис может существенно притормозить строительство жилья для увольняемых военных и окончательный переход на комплектование армии контрактниками. По данным Минобороны, сейчас в жилье нуждаются 90,7 тыс. офицеров. Квартиры для 59,5 тыс. МО планировало построить самостоятельно, в том числе за счет средств, вырученных от продажи ведомственных земель и зданий в Москве и Подмосковье. Но пришел кризис, и возникший дефицит финансирования приведет к тому, что квартиры в этом и следующем году получат на 20-25 тыс. офицерских семей меньше, чем планировалось. Именно поэтому массовых сокращений офицеров пока так и не произошло - по закону, увольняемым нужно предоставлять жилье, а его не хватает. "Лишних" офицеров без лишнего шума пока просто выводят за штат: мариновать их в этом "предбаннике" можно годами, так что многие в конце концов предпочтут самостоятельно написать рапорты и уволятся без долгожданной квартиры. Еще одно ухищрение, позволяющее снизить расходы на сокращение, - проведение внеплановых аттестаций офицеров. Ясно, что эти люди вряд ли пополнят число сторонников реформы.

АРМЕЙСКИЙ ЧУБАЙС

    Однако главная угроза реформе находится не в финансовой, а в политической плоскости. Сердюков недооценил степень неприятия, которое вызовут его шаги, считают эксперты. Публичное и информационное сопровождение реформы было полностью провалено: изначально никто даже не ставил задачи объяснить ее смысл и причины населению и самим "реформируемым".
   Отчасти это было связано с нежеланием политического руководства озвучить сформулированные для "внутреннего пользования" новые цели военной доктрины, которые идут вразрез с официальной пропагандой. Военная реформа начиналась на пике похолодания отношений с США. И у населения, которое каждый день по телевизору видело, как Россия дает отпор, морщит лоб и встает с колен, заявление первых лиц о том, что перед Российской армией в обозримой перспективе не стоит задача воевать с США и НАТО, могло вызвать легкую шизофрению.
   Кроме того, свою роль сыграли и личные качества и привычки Сердюкова-чиновника. "Сердюков всегда считал себя человеком-функцией, проводником воли политического руководства. Он обладает полной поддержкой премьера и президента. Ему выдали карт-бланш на высшем уровне, Кудрин безропотно дает на реформу деньги, так зачем, спрашивается, кому-то что-то объяснять. Он получил задание от Путина, и оглядываться он будет только на него", - говорит один из близко знающих Сердюкова чиновников.
   В итоге "многие из числа действующих офицеров, военных экспертов и представителей политического истеблишмента, которые изначально были настроены по отношению к Сердюкову положительно или нейтрально, сегодня перешли в лагерь его критиков и врагов", - говорит Руслан Пухов. Реформа проводится бюрократическими методами, и это расширяет круг критиков и способствует их радикализации, уверен Михаил Барабанов. Люди, попавшие в маховик преобразований, начинают отрицать реформу в целом. "А жаль, - говорит один из уволенных Сердюковым генералов, - даже непубличное обсуждение позволило бы избежать многих ошибок, которые неизбежны при проведении столь масштабных преобразований".
{PAGE}

ГЕНЕРАЛЫ ВНЕ ИГРЫ
    Впрочем, как ни странно, наименьшей проблемой для Сердюкова является недовольство генералитета. Никакой организованной политической силы противники реформы из этой среды не представляют, поэтому шансов остановить министра, пользующегося полной поддержкой на самом верху, у них не было и нет. Да и оказывать сопротивление Сердюкову среди высшего генералитета попросту некому. За два с половиной года, прошедших с момента его назначения, центральный аппарат Минобороны пережил такие кадровые перетряски, каких он не знал со времен сталинских довоенных чисток. Сохранить свои посты смогли лишь 6 из 50 высших армейских начальников (заместителей министра, начальников главных управлений МО, начальника Генштаба и его заместителей, начальников главков Генштаба, главкомов и командующих родами и видами войск, флотами и войсками военных округов. - См. диаграмму). На пенсию отправлялись не только явные и скрытые противники реформы, но и вполне лояльные генералы, которые оказались не в состоянии правильно уловить исходящие от руководства сигналы.
   Однако глухое недовольство реформой и лично Сердюковым со стороны значительной массы кадровых военных, населения и части политического истеблишмента все-таки есть, и при определенных условиях оно может достичь "критической массы". Никто не ждет от военных активного протеста, но накопленный негатив рано или поздно может сделать для Путина и Медведева дальнейшую поддержку Сердюкова политически чересчур обременительной.
   И он это, вероятно, понимает. Те, кто имеет возможность наблюдать за повседневной работой министра, рассказывают, что в последнее время уверенности и жесткости у Сердюкова поубавилось. Если раньше он принимал решения без оглядки на кого-либо, то сейчас его интересует, потребуются ли согласования с другими федеральными министерствами и ведомствами. Если согласования требуются, то решение чаще всего откладывается в долгий ящик ? на всякий случай, чтобы лишний раз не мозолить глаза правительству и не вступать в аппаратные бодания с коллегами по кабинету.
   Правда, говорить о существенном ослаблении Анатолия Сердюкова пока не приходится. Судя по всему, несмотря на кризис и проигранную борьбу за общественное мнение, реши-мости довести реформу до конца у ее архитекторов не убавилось. Так, на прошлой неделе вице-премьер Алексей Кудрин объявил о выделении в 2010 году 113 млрд рублей на обеспечение жильем военнослужащих, что на 32 млрд больше, чем заявлялось ранее. Этих средств должно хватить на завершение программы - иными словами, деньги будут направлены на завершение сокращения численности армии в изначально указанные сроки, то есть к концу 2011 года. А получить от Кудрина дополнительно миллиард долларов в разгар кризиса - это дорогого стоит и о многом говорит.

 
 

 

   ИСТОРИЯ
   ВОЕННЫЕ РЕФОРМЫ В РОССИИ
   Одна из первых реформ армии относится к середине XVI века. Иван Грозный, вдобавок к поместному войску, создал войско стрелецкое.
   Куда более радикально армию реформировал Петр I в начале XVIII века. Он ликвидировал ставшее неэффективным стрелецкое войско, набиравшееся из вольных людей, которые в свободное от службы время вели хозяйство и торговлю. За основу новой армии были взяты "полки нового строя": набор в них стал проводиться ежегодно и получил название рекрутского. Обязательной стала и служба для дворян, но в 1762 году, по их многочисленным просьбам, "обязаловку" отменили.
   Следующая реформа была осуществлена после поражения в Крымской войне (1853-1856). В 1864 году страна была разделена на пятнадцать военных округов. А в 1874 году рекрутский набор был заменен всеобщей воинской повинностью. Отныне служить должны были все мужчины любых сословий по достижении 20 лет, в сухопутных войсках - шесть лет и еще девять в запасе, во флоте - семь и три соответственно. Значительно меньше был срок службы для лиц со средним и высшим образованием. Реформа позволила создать обученный резерв армии, не требовавший постоянного денежного содержания. Кроме того, в это же время произошло масштабное перевооружение армии. Большевики, придя к власти, поначалу рассчитывали обойтись вообще без профессиональной армии, одним лишь общенародным ополчением. Однако первые же месяцы пребывания у власти показали, что такие идеи наивны. 15 января 1918 года был издан декрет об организации Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), 29 января - Красного флота, 29 мая была возвращена всеобщая воинская повинность.
   Дмитрий Карцев

24СМИ