logo
15.09.2008 |

Русская модель для сборки

Книга Михаила Юрьева «Третья империя» — это детально разработанный и обоснованный проект будущего.

 Это первая настоящая утопия в русской истории. Я даже берусь утверждать, что среди всех известных исторических утопий — включая «Утопию» Томаса Мора и «Город солнца» Томмазо Кампанеллы — было мало разработанных до таких мельчайших деталей. Совершенно очевидно, что «Третья империя» — не плод только индивидуального творчества. Безусловно, это авторская позиция, но она сформировалась у автора в результате подробного системного общения с неким кругом людей разных позиций. Это авторский синтез работы достаточно серьезного, насколько мне известно, количества людей и групп. Принципиально важно, что Юрьев попытался построить свою утопию на реальных архетипах — культурных, цивилизационных, религиозных, поведенческих. Он экстраполировал эту реальность в некое идеально возможное будущее. Если это и фантастика, то фантастика научная. Кстати, автор «Третьей империи» — талантливый ученый, занимавшийся биохимией и биофизикой.

   Это не литературное произведение. На мой взгляд, оно неплохо написано. Но литературный анализ «Третьей империи» я считаю неуместным: ведь мы не оцениваем работы Эйнштейна или Менделеева с точки зрения литературы. К слову, ни одного прямого нелитературного ответа на эту книгу не появилось; был пасквиль под названием «День опричника» — даже с продолжением — то есть пасквилянта, который, безусловно, талантлив, сильно задело, и он никак не может угомониться.
   Государство
   Книга Юрьева исходит из понимания того, зачем вообще существует государство. Государство существует для того, чтобы выиграть войну. Война понимается как антагонистическое противостояние, то есть противостояние, которое никаким образом нельзя снять. Война означает не только прямое и обязательное применение силы (хотя и это тоже подразумевается): лучшая война — это та, которую выигрывают, не воюя. В этой идеологии, безусловно, нет ни пацифизма, ни вегетарианства. Но нет в ней и никакой обязывающей кровожадности. Те государства, которые себе такой цели не ставят, либо терпят поражение (потому что, если ты не побеждаешь, побеждают тебя), либо это вообще не государства (что встречается на порядок чаще).
   Ключевой — и наиболее шокирующий традиционно мыслящих товарищей — аспект «Третьей империи» — это сословное устройство общества. На самом деле Юрьев попытался найти решение главной проблемы классической западной цивилизации. О чем идет речь? Вся проблема демократии состоит в том, что формально она считает людей совершенно равными, а люди равными не являются. И потому современная демократия чем дальше, тем больше сублимирует реальное неравенство формально равных людей с помощью некой «управляемой демократии». Чем демократия более развита, тем она более управляема. А постмодернистская демократия Запада является управляемой полностью, тотально — способом, грубо говоря, медийного кодирования. То есть она не демократия вовсе. Реальная власть в ней абсолютно непублична, принятие существенных решений — за рамками не только контроля, но даже информированности со стороны так называемого народа, который формально является субъектом власти. Для народа остается только идеально реализованный тезис «Хлеба и зрелищ!» — напомню, это тезис Римской империи времен упадка. То есть демократия прошла от начала и до конца весь свой римский период. Конец известен — и частично даже описан в книге Юрьева.
   Установить в современном обществе автократическую власть в форме монархии можно, но глупо, потому что она не будет эффективной. Монархия может быть жизнеспособной лишь тогда, когда имеет сакральную санкцию. Реальной же возможности сакрализовать какую-либо династию в современном обществе я не вижу. 
   Сословия
   Сословная стадия развития человечества была как раз попыткой зафиксировать реальное неравенство людей. Однако средневековые сословия были практически закрытыми — все давалось от рождения и Богом. «Бог создал тебя пекарем, значит, тебе не быть сапожником, тем более рыцарем». Человечество развивается по спирали, и на следующем витке есть все основания возродить сословия на добровольной основе. Уникальность «Третьей империи» в том, что в ней сословия являются абсолютно открытыми. Человек самоидентифицируется, как он хочет. Любой достигший 15-летнего возраста человек — мужчина или женщина — имеет право записаться в опричное (служилое) сословие, в духовное сословие или, не записываясь никуда, остаться в третьем, земском сословии. Причем право осуществить свой выбор остается у него и позднее, вплоть до 40 лет (за понятным исключением тех, кому это не позволяет здоровье: опричник в «Третьей империи» проходит серьезную военную подготовку). Есть у человека и право свободно покинуть свое сословие — например, уйти из опричников в священники или монахи или вернуться в земство. 
   Очень важно то, что, делая свой выбор, человек добровольно получает некие права — естественные для своих занятий — и добровольно накладывает на себя некие ограничения. Это аксиоматичная вещь: права не могут существовать без ограничений. Если вам кто-то предлагает право не в обмен на обязанности, значит, вас обманывают, значит, это не право, а фуфло. В системе Юрьева служилое сословие — единственное, которое получает все политические права. Опричники формируют власть (за исключением местного самоуправления), напрямую выбирают главу государства, в их руках вооруженные силы (собственно, кроме служилого сословия, в армии никто и не служит). Но при этом они берут на себя колоссальные ограничения. Они живут на полуказарменном положении, не имеют собственности (характерен «обет умеренности», который они приносят), жертвуют своей личной жизнью и личными интересами. Очень важно, что их сословный статус, не говоря уже о должности, не передается по наследству.
   Жизнь служилого сословия в «Третьей империи» настолько трудна, что принять ее добровольно способны только очень пассионарные индивидуумы. Но Юрьев вполне отдает отчет в том, что во все времена были и будут люди, стремящиеся к власти. Однако это не должна быть власть ради обогащения: чтобы предотвратить эту очевидную опасность, члены опричного сословия обязаны регулярно подвергаться так называемым технодопросам (несмотря на зловещее звучание, это не пытка, а лишь применение «сыворотки правды»). И это делается добровольно: не хочешь — не надо, иди в земство, иди в духовенство. Потому что другие сословия от этого обязательства свободны.
   Духовное сословие у Юрьева в целом сходно с духовенством сегодняшней России. В отличие, к примеру, от индийской кастовой системы, в «Третьей империи» оно не является господствующим. В христианстве Бог выше государства — это правильно, и именно поэтому юрьевская система не наделяет духовенство политической властью, хотя оно в духовном плане авторитетнее и выше опричников и имеет неограниченные возможности реализовывать свою миссию. Кстати, опричники «Третьей империи» обязательно должны быть православными (принять православие имеет право любой), их жизнь пронизана христианским чувством жертвенности и долга, хотя живут они не безгрешно. Воин не может быть человеком идеальной нравственности.
   Земское сословие в «Третьей империи» имеет широчайшие полномочия в устройстве своих дел. Это сословие — самое многочисленное и в материальном плане живет лучше всего. Оно полностью лишено политической власти, но имеет огромные возможности в местном самоуправлении и коммерции. Ни о каком тоталитарном гнете речи нет: земец имеет право быть даже наркоманом или гомосексуалистом (только не пропагандировать грех публично). Другое дело, что в обществе, основанном на идее долга и служения, и земское сословие постепенно облагораживается, ориентируясь более на семейные ценности, чем на гедонизм. 
   Экономика
   Идея о том, что экономическая политика должна быть подчинена задачам государства, не разделяется либеральными фундаменталистами. Но либерально-фундаменталистский подход к экономике на практике не был осуществлен никогда, а о современном моменте и говорить не приходится. Это абсолютно понятно, потому что реальная задача государства — это победа в войне, а без экономики она невозможна.
   Безусловный интеллектуальный прорыв Юрьева — это экономическое устройство «Третьей империи». Он справился с фантастической задачей: описать саморегулирующуюся модель экономики — с работающим, действующим рынком, — которая не была бы ориентирована на стяжательство. Это для христианских народов задача важнейшая. Потому что, начиная с раннего капитализма, христианское сознание закрывало глаза на то, что в основе экономического устройства общества лежит смертный грех. А современный финансовый капитализм представляет собой и вовсе дьявольскую конструкцию. Он не просто допускает ростовщичество, но полностью из него состоит. Не говоря уже о том, что эта бесовщина ведет к конкретной хозяйственной катастрофе и не может к ней не привести. Паразитическая биржевая спекуляция, «делание денег из ничего», приносит доход, по сравнению с которым теряет конкурентоспособность не только любое производство и традиционная коммерция, но даже криминальный бизнес. Таким образом, победитель в конкуренции просто обрекается на паразитизм.
   Не хотел бы лишать читателя удовольствия самостоятельно ознакомиться с тем, как блестяще решает эту проблему Юрьев. Важно, что его система аккумулирует уже существующие в мировой практике элементы, например: банки дают собранные у вкладчиков деньги компаниям не взаймы, а в обмен на долю в бизнесе. Исключительным собственником недр в «Третьей империи» является государство, однако почти все природопользующие предприятия управляются частными управляющими компаниями. Государство осуществляет масштабные «национальные проекты». В Империи действует золотой стандарт.
   Рабочий прототип
   В книге есть и еще один проект альтернативы западной системе — это Халифат, исламское теократическое государство, которое является совершенным антиподом Запада. Однако Юрьев — христианин, а для христианина попытка «свести рай с небес на землю» является греховной и еретической (ересь хилиазма). Проект «Третьей империи» менее радикален, более гармоничен. Его духовная цель — устранить вопиющее противоречие между сознанием христианина и его повседневным бытовым существованием в современном мире.
   Книга Юрьева появилась на свет в 2006 году и была проигнорирована ведущими СМИ. Нужно отдавать отчет, что в нашем медийном пространстве по-прежнему доминирует слой «постинтеллигенции», мыслящей в рамках тоталитарно-либеральной матрицы. У этих людей от самого названия книги включается «коллективное бессознательное». Некоторые элементы системы Юрьева действительно кажутся экзотичными, но могут не показаться таковыми уже в самое ближайшее время. «Третья империя» — это не бессмысленное и беспочвенное конструирование, а рабочий прототип модели для сборки.