logo
28.07.2008 |

Питер ПИТЕРСОН: «Мы должны слезть с мертвой лошади»

По поводу характера и глубины кризиса, поразившего американскую, а вместе с ней и всю глобальную экономику, идет оживленная дискуссия. Тем более интересно мнение человека, который давно говорит о фундаментальном кризисе не только экономики, но и американского общества, создал на свои деньги фонд, призванный раскрыть американцам глаза на то, что происходит с их страной. Питер Питерсон, миллиардер, глава инвестиционной компании Blackstone Group, бывший министр торговли и экономический советник в администрации Ричарда Никсона. Интервью взято в рамках проекта Первого канала «Игры патриотов», который является продолжением проекта «Большая игра».
   — Америка переживает сейчас серьезный финансовый кризис. Многие предсказывают, что в недалеком будущем ей придется отказаться от роли ведущей экономической державы. Как вам представляется дальнейшее развитие событий?

   — Существует два варианта: «мягкая» и «жесткая посадка». Первый вариант предполагает постепенное снижение курса доллара и такое же постепенное повышение процентных ставок. Америка пытается решить долговременные финансовые проблемы не только внутри страны, но и за рубежом. И в результате возникает определенный уровень доверия к экономической политике государства. Несмотря на то, что в стране продолжается спад экономики, он уже не угрожает вылиться в глобальный кризис. Это, конечно, не экономический рост, но это и не катастрофа.
   Второй вариант — стремительное неконтролируемое падение. Этот сценарий может реализоваться в том случае, если резко сократится объем иностранных сбережений в американской валюте, если другие государства, желая диверсифицировать экономику или утратив доверие к американским партнерам, решат, что у них и так достаточно долларов, что больше им просто не нужно. Тогда обвал американской валюты произойдет в мгновение ока. Резко возрастут процентные ставки. И начнется длительный период рецессии, который будет сопровождаться высоким уровнем инфляции. Некоторые эксперты, мнение которых я очень ценю, такие, например, как бывший глава Федеральной резервной системы США Пол Уолкер, утверждают, что с вероятностью 75% в ближайшие пять лет случится долларовый кризис. Бывший министр финансов Боб Рубин в своих комментариях более осторожен. Но и он убежден, что Америку ждет день расплаты.
   Главная проблема США заключается в том, что американцы тратят значительно больше, чем зарабатывают. Норма сбережений в стране фактически равна нулю. Поэтому мы вынуждены занимать деньги за границей, чтобы возместить чрезмерные затраты в самих Соединенных Штатах.
   Мне бы очень хотелось сказать, что со временем проблема утратит свою остроту, однако, к сожалению, я вынужден констатировать, что с каждым годом она будет становиться все серьезней. Прежде всего 78 млн так называемых бэби-бумеров, людей, родившихся в период пика рождаемости, в 1950—1960-е годы прошлого века, начали выходить на пенсию. Этот процесс завершится к 2015—2016 годам. И правительство не сможет выполнить свои финансовые обязательства перед этими людьми. Трастовые фонды, которые должны гарантировать им пенсионные выплаты, — это фикция. Они не обеспечены реальными деньгами. Эти деньги давно уже потрачены. А финансовые обязательства трастовых фондов составляют ни много ни мало $53 трлн. Прибавьте к этому $400 тыс. внешнего долга на каждое домохозяйство. При ежегодном доходе в $40—45 тыс. на его выплату уйдут десятилетия. Если решать эту проблему с помощью увеличения налогов, налоги придется повысить минимум в два раза, что абсолютно немыслимо не только с экономической, но и с политической и моральной точки зрения.
   — Каковы же могут быть политические и моральные последствия кризиса?
   — Вопрос о финансовом кризисе, который изначально кажется чисто экономическим, на самом деле содержит в себе политические и социальные аспекты. Это вопрос о том, как может существовать общество, которое живет сегодняшним днем, о том, хватит ли у нас политической воли, чтобы разрешить назревшие проблемы.
   Безусловно, Америка живет настоящим моментом и ради абстрактного будущего не желает жертвовать своим благополучием. Это уже привело к тому, что денежные накопления с 8—10% от общих доходов в начале 1990-х сейчас упали практически до нуля. Справиться с этой проблемой Америке будет тяжело, потому что политики, с одной стороны, постоянно вынуждены снижать налоги, а с другой — сохранять высокий уровень государственных расходов на социальные программы. В частном порядке они признают, что Америка столкнулась с серьезными финансовыми проблемами, однако при этом не могут решиться на кардинальные меры, поскольку для них это будет означать конец политической карьеры. В отличие от отцов-основателей, которые воспринимали государственную службу как временное призвание, современные политики держатся за свой пост до последнего, поскольку для них это обычная работа, и они боятся ее потерять. А это неминуемо случится, если они скажут правду американскому народу и призовут его принести в жертву свои интересы, отказавшись от некоторых социальных пособий или согласившись на повышение налогов.
   Немецкий теолог Дитрих Бонхоффер как-то заметил, что главным критерием оценки моральной зрелости общества является тот мир, который оно оставит своим детям. С этой точки зрения американское общество абсолютно аморально. Дети не участвуют в принятии решений, которые в итоге приведут к серьезным проблемам в экономике и взвалят на них непосильное финансовое бремя. Главной претензией отцов-основателей к британской короне был принцип «налогообложение без представительства». Сейчас многие молодые американцы платят налоги, но не могут принять участие в выработке ключевых решений.
   — Что вынудило вас, удачливого финансиста, заняться общественной деятельностью?
   — Я уже много лет пишу о проблемах в экономике США. Думаю, многие американцы мечтали бы, чтобы я наконец замолчал. Но мне кажется, я обязан привлечь внимание общества к происходящему.
   Я — сын бедных греческих иммигрантов, переехавших в Соединенные Штаты в 17-летнем возрасте. В кармане у них не было ни цента, и они не говорили по-английски. Вначале мой отец работал на железной дороге, а затем, скопив небольшое состояние, открыл типичный греческий ресторанчик. На доходы от этого заведения ему удалось дать детям хорошее образование. Таким образом, я не понаслышке знаю, что такое американская мечта. К сожалению, сейчас это понятие уходит в прошлое.
   Компания Blackstone Group, соучредителем которой я являюсь, недавно провела первичное размещение акций на бирже. В результате выяснилось, что я — миллиардер, о чем я, честно говоря, и не подозревал. Большую часть средств я вложил в фонд, целью которого является рассказать правду американскому народу о нынешнем состоянии экономики США и убедить его в необходимости решительных действий. На политиков в Вашингтоне рассчитывать не приходится, поскольку больше всего на свете они боятся утратить расположение избирателей.
   Многие считают, что крушение американской экономики стало бы хорошей встряской и заставило бы Соединенные Штаты проснуться, однако, на мой взгляд, нам следует сделать все, чтобы избежать кризиса, потому что оправиться после него будет очень тяжело. Ежегодно мы занимаем за границей около 7% ВВП, растет дефицит государственного бюджета. Я основал так называемый институт Питерсона, который занимается проблемами международной экономики, и попросил экспертов ответить на вопрос, что будет с Америкой в ближайшие 10—15 лет, если мы продолжим занимать такие огромные суммы денег за рубежом. Прогнозы были неутешительны. По сути, они сводились к тому, что Америка превратится в страну третьего мира.
   Последствия для нашей внешней политики будут катастрофическими. Возможность защищать свои интересы на глобальном уровне напрямую зависит от мощи экономики. Русские могут не согласиться со мной, но на протяжении всей своей жизни я считал, что Америка очень хорошо справляется с ролью лидера. США отстаивали свободный рынок, основали ООН и МВФ, реализовали план Маршалла, возглавили недавно борьбу со СПИДом. Да и в желании видеть в мире больше демократических стран нет ничего дурного. Однако, если мы не сумеем предотвратить экономический кризис, продолжим жить в долг и не ликвидируем дефицит бюджета, мы будем вынуждены отказаться от роли лидера.
   — Считаете ли вы, что современная американская политическая система может дать ответ на новые вызовы?
   — Недавно я встречался с республиканскими и демократическими лидерами Конгресса. Мы говорили с ними о моем фонде, его целях и задачах. И я был одновременно воодушевлен и разочарован их словами. Я был очень рад, что в частном порядке все они единогласно признали, что проблемы, к обсуждению которых я призываю, не вызывают сомнения, однако я был разочарован тем, что они пока не готовы действовать.
   Как говорил один из ведущих экономистов эпохи Никсона, когда ваша лошадь мертва, лучше с нее слезть. И я пытался убедить лидеров Конгресса, что так больше не может продолжаться, что мы должны слезть с мертвой лошади. Сейчас немногие помнят президентскую кампанию Роса Перро в начале 1990-х. Этот независимый кандидат в прайм-тайм демонстрировал по телевидению ролики, рассказывающие о грядущих финансовых проблемах, с которыми столкнутся Соединенные Штаты. Перро удалось оказать влияние на политиков в Вашингтоне, которые были вынуждены принять пакет мер, предполагающих увеличение налогов и сокращение социальных программ. Этот пример доказывает, что эффективная кампания в СМИ может сыграть в нашем деле огромную роль. Поэтому в первую очередь мы делаем ставку на просвещение американцев. Мой фонд выделил средства на документальный фильм о внешнем долге, который пройдет в августе в 400 кинотеатрах по всей стране, а в начале следующего года пять раз будет показан по телевидению. Также имеет смысл снимать рекламные ролики, которые вполне могут оказать влияние на политический истеблишмент. Например, грандиозный план Хиллари Клинтон в области здравоохранения провалился не без помощи Гарри и Луизы, популярных героев телерекламы.
   К сожалению, чтобы что-то предпринять, нашей стране, как правило, требуется пережить кризис. Однако мы должны объяснить простым американцам, почему на этот раз необходимо его упредить. Конечно, рассуждая о $53 трлн невыполненных обязательств, мы вряд ли чего-то добьемся. Необходимо придумать более эффективный способ и наглядно продемонстрировать гражданам, чем им угрожает финансовый кризис. В итоге мы надеемся создать движение простых американцев, в которое войдут молодежь и представители старшего поколения. Я убежден, что пожилые американцы не настолько эгоистичны, чтобы перекладывать долги на плечи своих детей и внуков. Массовое движение американцев вынудит политическую элиту действовать более решительно.
   Я окончил университет в Чикаго, где преподавал нобелевский лауреат Джордж Стиглер. Однажды он заявил студентам, что «когда у вас нет альтернативы, не существует и проблемы». Сейчас у Америки нет альтернативы решительным действиям. Надеюсь, что миллиард долларов позволит нам предпринять такие шаги, которые было бы невозможно представить без этих денег. Разумеется, нам нужен лидер. На данный момент экспертный совет фонда возглавляют бывший государственный секретарь США Джордж Шульц и бывший министр финансов Боб Рубин. С молодыми политиками мы обсуждаем, каким образом можно достучаться до людей их возраста. Мы живем в эпоху Facebook, My Space, MTV и Интернета. С помощью всех этих инструментов мы должны привлечь молодежь под наши знамена — или через 10—15 лет мы будем жить совершенно в другой стране.
   — Вы представляете себе гипотетическую ситуацию, при которой Соединенные Штаты откажутся оплачивать долги?
   — Это, конечно, маловероятно. Но я вполне могу себе представить, как Америка резко сокращает расходы и на частном, и на государственном уровне. Если вам необходимо накопить, приходится ограничить аппетиты. Мы создали так называемое общество потребления, которое во многом зависит от импорта из других стран. Как заметил один американский сатирик, иностранцы теперь поставляют нам не только товары, но и деньги, чтобы эти товары приобрести.
   — Если все же американскую экономику ожидает «жесткая посадка», как это скажется на внутренней и внешней политике США?
   — Для того чтобы понять, что случится в случае резкого падения курса доллара и роста процентных ставок, посмотрите, что творится сейчас на рынке ипотечного кредитования. А если ипотечные ставки с 7% возрастут до 15%? Большая часть американцев потеряет свои дома. Последние 5—6 лет экономический рост в США во многом был обусловлен ипотечными выплатами. В случае «жесткой посадки» цены на недвижимость резко упадут, поскольку на рынке возрастет предложение и ипотека перестанет быть фактором экономического роста.
   В период стагнации мы будем вынуждены ввести жесткие ограничения. Это затронет все статьи государственного бюджета, в том числе приведет к сокращению расходов на оборону. Следовательно, произойдут изменения во внешней политике США.
   — Есть мнение, что Великая депрессия привела к началу Второй мировой войны. Может ли нынешний кризис из экономической перейти в военно-политическую плоскость?
   — Я бы не стал предсказывать новую депрессию или войну, но что действительно очень вероятно, так это введение в Америке системы жесткого протекционизма. Уже сейчас кандидаты от Демократической партии говорят о необходимости защитить зону свободной торговли стран НАФТА от дешевой иностранной продукции. Сенаторы предлагают обложить китайские товары пошлиной, которая составила бы 27,5% от их стоимости.
   Еще на посту советника президента Никсона по экономическим вопросам я понял, что существует неразрывная связь между экономикой и внешней политикой. Первые 20—25 лет после Второй мировой войны Америка считала себя настолько экономически мощной державой, что не видела необходимости заключать торговые соглашения. Сейчас, на пороге экономического кризиса, она вновь может отказаться от сотрудничества с другими странами, замкнувшись в своих границах и возведя жесткие протекционистские барьеры. В первую очередь такой сценарий поддержат демократы, которые прислушиваются к мнению профсоюзов.
   — Вы верите, что ваша общественная инициатива способна пробить нынешнюю политическую систему, что можно потребовать от Вашингтона принять непопулярные меры?
   — Я хотел бы привести яркий пример. В Америке действуют так называемые трастовые фонды. Политики привыкли перекладывать на них ответственность, несмотря на то, что в этих фондах давно уже нет свободных средств. Однако менеджеры в своих ежегодных отчетах продолжают утверждать, что фонды сохранят платежеспособность в течение 40 лет. Если бы это было так, никто бы не беспокоился о системе социального обеспечения. Мы давно уже потратили те средства, которые хранились в трастовых фондах, и социальные пособия выплачиваются из текущих доходов. Теперь давайте представим, что в популярном телешоу разоблачается миф о трастовых фондах, рассказывается о том, как за последние 10 лет система социального обеспечения превратилась в один из основных факторов дефицита государственного бюджета, за счет которого его расходная часть увеличивается на сотни миллиардов долларов. Думаю, многие американцы скажут, что они впервые слышат об этом. Просвещение — наша главная цель. Мы должны рассказать правду простым американцам и сформировать движение, которое сумеет отстоять будущее этой страны.