Ошибка
  • Ошибка при загрузке компонента: com_content, 1
logo
15.08.2016 | |

Допинг ограниченных возможностей

Почему отлучение сборной России от Паралимпиады не вызывает возмущения в мире

Фото: Алексей Никольский/ТАСС

Причина отстранения российской сборной от Паралимпийских игр в Рио – запредельное число положительных допинг-проб в нашей команде. При этом допинг в паралимпийском спортивном движении встречается нечасто. Ведь большинство атлетов-инвалидов не являются профессиональными спортсменами. В России же призеры Паралимпийских игр получают такие же деньги, как и олимпийцы.  И поэтому во всем мире считают справедливым отстранить попавшихся на допинге профессионалов, зарабатывающих на жизнь спортивными успехами, от состязаний с любителями, для которых спорт – просто возможность почувствовать себя полноценными людьми.

В то время как в Рио-де-Жанейро бушуют спортивные страсти летних Олимпийских игр, подготовка паралимпийской сборной России к всепланетным состязаниям спортсменов с ограниченными возможностями, которые пройдут в Бразилии в сентябре, застопорилась. Международный паралимпийский комитет отказал россиянам в участии в Играх‑2016. Причина – запредельное число положительных допинг-проб в нашей команде.

О решении об отстранении российской сборной от Паралимпийских игр в Рио сообщил на минувшей неделе глава МПК Филип Крэйвен. Ведомство, курирующее состязания инвалидов, накануне получило новую информацию от независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства под руководством Ричарда Макларена.

По словам Крэйвена, изначально в докладе Макларена упоминались 35 положительных допинг-проб наших паралимпийцев на зимних Играх‑2014 в Сочи, которые якобы в ходе манипуляций организаторов были заменены на «чистые» анализы. Но в дальнейшем комиссия WADA добавила еще 10 подозрительных анализов в «расстрельный» список. «И теперь мы имеем 45 проб 44 российских атлетов, которые были подменены», – резюмировал президент МПК. При этом следует сказать, что допинг в паралимпийском спортивном движении встречается гораздо реже, чем в классическом профессиональном спорте. Происходит это прежде всего потому, что большинство атлетов‑инвалидов все-таки не являются спортсменами по профессии. Именно такое отношение к инвалидному спорту сформировалось в большинстве государств и традиционно поддерживается международными структурами, проводящими состязания паралимпийцев.

В паралимпийском движении вообще гораздо более уместен знаменитый принцип, сформулированный основателем современного олимпийского движения бароном Пьером де Кубертеном: главное не победа, а участие. И действительно, для человека с ограниченными физическими возможностями сам факт того, что он смог добиться права выступать за свою страну в соревнованиях по условным легкой атлетике или биатлону, уже является победой над собой и над обстоятельствами, что гораздо ценнее, чем успех в противостоянии с другими людьми.

Так, хорошо известно, что в абсолютном большинстве стран–участниц паралимпийского движения нет даже призовых денег для чемпионов и призеров из числа спортсменов‑инвалидов. На Паралимпийских играх в Сочи представитель немецкой делегации на вопрос журналистов о причинах отсутствия подобного рода поощрения для участников его команды выразил удивление: «Разве могут деньги оценить степень готовности атлета-инвалида к старту? Для большинства из них просто выйти на арену стадиона – уже значит превзойти себя».

Но у России в отношении к паралимпийскому спорту, как и во многом другом, свой собственный путь. В нашей стране с некоторых пор победа спортсмена-инвалида на международной арене имеет вполне конкретную цену в валюте: российские чемпионы и призеры Паралимпийских игр получают ровно такие же призовые деньги, как и наши олимпийцы. Зарабатывают свои финансовые призы и их тренеры. А если к этому добавить, что большинство спортсменов‑инвалидов и их наставников также получают деньги на тренировочный и подготовительный процесс от Министерства спорта России и его региональных структур, то окажется, что именно такой статус российских паралимпийцев отличает наших атлетов с ограниченными физическими возможностями от почти всех прочих. Россияне в этом смысле – полноценные профессионалы. А иностранцы в большинстве своем – любители.

Но спортсмен-профессионал более всего заинтересован не в простом участии в том или ином турнире, а именно в победе. И сама система государственного финансирования инвалидного спорта, основанная на стремлении всех ее участников к максимально большому числу побед, порождает массу проблем, начиная от махинаций с результатами и заканчивая применением запрещенных к употреблению допинговых средств.

Наши атлеты с ограниченными физическими возможностями, конечно, герои. Потому что, как и было сказано, даже выйти на старт в инвалидной коляске или на протезе – это уже сродни подвигу. Но при этом многие российские спортсмены-инвалиды рассматривают свою спортивную карьеру как единственную возможность значительного улучшения своего материального положения.

Выиграть Паралимпийские игры, получить громадный даже по меркам вполне здорового человека финансовый куш и, как следствие, заметно изменить свою жизнь и жизнь семьи – вот что зачастую движет нашими паралимпийцами. А отнюдь не пресловутые патриотизм или желание доказать, что инвалидность – не приговор. Как ни цинично это звучит, но это действительно так.

А когда ты ведешь борьбу не только за здоровье, но и за реальные деньги – тут уж все средства хороши. И если тренер предлагает принять пресловутую таблетку, то разве откажешь себе и ему в такой малости? Так рождается допинг в паралимпийской среде. При этом поддерживать профессиональный инвалидный спорт на государственном уровне – это ведь гораздо проще, чем строить в городах и селах пандусы для инвалидных колясок, возводить специальные лифты на пешеходных переходах, запускать поезда и автобусы, оборудованные спецсредствами для людей с физическими недостатками. И это гораздо дешевле, хотя и требует некоторых расходов примерно раз в два года, во время проведения летних и зимних Паралимпийских игр.

А еще на паралимпийском спорте можно раскручивать разного рода патриотические движения и строить спортивные «потемкинские деревни». И пускай миллионы инвалидов не могут попросту выйти на улицу, потому что ни одна из них не приспособлена для передвижения по ним людей с ограниченными возможностями. Десяток чемпионов в инвалидных колясках, приглашенных на прием к президенту страны по случаю очередной спортивной победы, способны создать видимость массовой заботы о немощных.

И вот нашим паралимпийцам, многие из которых с легкой руки своих наставников и тренеров «прокололись» на употреблении запрещенных препаратов, отказано в праве участвовать в Играх людей с ограниченными физическими возможностями. И ведь по сути это – справедливое решение отстранить профессионалов, зарабатывающих на жизнь своими спортивными успехами, от состязаний с любителями, которые в большинстве своем рассматривают спорт как дополнительную возможность почувствовать себя полноценными людьми. Которым просто удобно жить в своем доме и городе, на которых не показывают пальцами соседские дети, которые главным призом считают не медаль, а победу над собственной хворью.

Конечно, радикальное решение МПК о недопуске наших паралимпийцев на Игры‑2016, как и в случае с российскими легкоатлетами, отстраненными от Олимпиады в Рио, ударит прежде всего по «чистым» спортсменам-инвалидам, тем, которые допингом не пользовались. Им, затратившим множество собственных сил и государственных средств на подготовку к Паралимпиаде будет особенно обидно наблюдать, как их призовые места разыгрывают более удачливые конкуренты.

Впрочем, на защиту наших атлетов уже выдвинулись чиновники и юристы Министерства спорта, национальный паралимпийский комитет во главе с экс-омбудсменом Владимиром Лукиным и, конечно, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации. Возможно, совместными усилиями через международный Спортивный арбитражный суд они сумеют отстоять право наших паралимпийцев получить свои призовые деньги за потенциальные победы в Рио-де-Жанейро. И это правильно – надо же хоть кому-то из многомиллионной армии инвалидов России помочь материально.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

23.07.2016

Пять колец ада

Допинговый скандал отправил российский спорт в нокаут