16.12.2013 | Антон Жаров

Подарить веру в свои силы

Фото: ИТАР-ТАСС

Начиная с 2008 года российских детей-сирот, нашедших новую семью, становится все меньше

Связано это с целым комплексом причин, например, с тем, что, несмотря на поручения президента, усыновлять или брать детей под опеку стало за последние пять лет сложнее. Труднее всех обрести новую семью детям, имеющим проблемы со здоровьем. Их берут редко, это правда. В государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, чуть ли не треть — это серьезно больные дети. И они-то, как правило, не попадают в семьи.

С одной стороны, это связано с определенными психологическими трудностями. Не всем легко полюбить инвалида (хотя надо любить не инвалида, а ребенка!), не все потенциальные приемные родители к этому готовы. А с другой — многие семьи отказываются или откладывают прием в семью ребенка с проблемами со здоровьем по причинам сугубо материальным. Потому что поднять на четвертый этаж без лифта ребенка, который не ходит, — это нелегкая задача. Люди нередко отказываются брать в семью больных детей, потому что не могут быть до конца уверены, что не останутся одни перед лицом множества бытовых проблем и в конечном счете смогут выполнить обязательства перед ребенком, которые они возьмут на себя. Таким семьям, которые готовы взять ребенка, невзирая на его физические кондиции, но не уверены, что в долгосрочной перспективе смогут обеспечить ребенку достойную жизнь, нужно помочь, нужно дать им гарантии, что они не останутся без помощи. А значит, и ребенок, чей путь был бы предопределен — из дома ребенка в дом престарелых, — обретет семью и новую жизнь, реальную, полную, настоящую.
Меня всегда удивляло, почему многие люди, в том числе и руководители компаний, не понимают этой достаточно простой и понятной вещи. Вместо того чтобы отправлять в детские дома под Новый год «шоколадные грузовики», надо помогать усыновителям, тем, кто готов взять ребенка в семью. В конце лета меня попросили провести небольшое исследование, чтобы выяснить, какая помощь крупного промышленного предприятия могла бы действительно повлиять на решение проблемы сиротства в регионе присутствия этого предприятия. Мы с коллегами ответили: помогите семьям, которые готовы принять, быть может, самое важное в жизни решение и взять в семью малыша. И, что интересно, наше предложение услышали. Большое химическое предприятие «Тольяттиазот», что в Самарской области, разработало программу целевых грантов для семей, забирающих из детских домов детей с ограниченными возможностями. Размер гранта — 120 тыс. рублей в год на каждого ребенка до достижения им совершеннолетнего возраста. Может быть, по столичным меркам это и не бог весть какие деньги, но для региона вполне приличная сумма. Средства в этой компании предполагают направить на вполне конкретные цели: улучшение жилищных условий, покупку специального медицинского оборудования, уход за ребенком в реабилитационный период, на совместный отдых. И благодаря этому наименее защищенные дети-сироты могут обрести самое дорогое, что может быть на свете, — семью. И это только один пример, как бизнес может не ограничиваться разовыми подачками, а создавать предпосылки, чтобы дети-сироты получили шанс обрести нормальную жизнь.
То есть никаких особых ноу-хау не требуется: просто тем, кто принимает к
себе в семью ребенка с ограниченными возможностями, нужна уверенность. Уверенность в том, что средств для содержания малыша хватит. Ведь когда помимо государственных льгот поддержку обещает еще и бизнес, то такой уверенности будет больше. А значит, можно надеяться, что и семей, принимающих у себя больных детей, станет больше.
Если в Самарской области один «шоколадный грузовик» удалось развернуть в сторону реальных потребностей семьи, принимающей ребенка, то, может быть, и другим бизнесменам стоит подумать, что шоколад для ребенка в детдоме — все же не главное. И тогда они смогут помочь еще нескольким конкретным детям, которых никто не берет, найти себе маму и папу. В конце концов, я не знаю, что еще в нашей жизни может быть важнее.

КОНТЕКСТ

17.10.2016

Русская осень

Идеолог «русской весны» Игорь Стрелков столкнулся с серьезными финансовыми проблемами

09.11.2015

«Всем нам поставили диагноз — олигофрения в степени дебильности»

Эксперты ставят под сомнение необходимость детских домов

14.10.2015

Деньги для всех: много и даром

В мире ширятся социальные эксперименты по раздаче денег на пристойную жизнь

24СМИ