Ошибка
  • Ошибка при загрузке компонента: com_content, 1
logo
20.10.2015 |

Штрафной в бюджетные ворота

В условиях кризиса и жесткой экономии ЧМ-2018 уже поставил новый мировой рекорд по расходу денег

Фото: Денис Гришкин/РИА Новости

Чемпионат мира по футболу, который пройдет в России в 2018 году, уже признан самым дорогим турниром в истории мирового футбола. Смета расходов на его подготовку составит не менее 630 млрд руб, что вдвое выше первоначальных расчетов, названных президентом РФ Владимиром Путиным в 2010 году после победы российской заявки. Однако и в эту сумму организаторы укладываются с трудом, отказываясь от многих инфраструктурных проектов, включая даже строительство гостиниц для иностранных болельщиков. Их решено селить в университетские общежития.

Единственным параметром подготовки ЧМ‑2018, который не удалось ужать, оказалась, естественно, смета расходов. Причем ее размеры до сих пор продолжают варьироваться.

Согласно последним расчетам Минспорта, ресурсное обеспечение программы подготовки к ЧМ‑2018 составит 631,3 млрд рублей. Из этой суммы федеральный бюджет направит 335 млрд, региональные бюджеты – 97,2 млрд, внебюджетные источники – 199,1 млрд.

Стоимость транспортно-гостиничной инфраструктуры изначально оценивалась выше, чем затраты на стадионы (265,6 млрд только на реконструкцию аэропортов против 191 млрд рублей на стадионы), но и доля частного капитала здесь должна была быть выше. Если стадионы (все, кроме спартаковского) строятся на средства федерального бюджета, то в общей сумме расходов на ЧМ‑2018 правительство в 2012 году отвело инвесторам около 50%. В первую очередь ожидалось, что они займутся обновлением гостиничного фонда – в заявочной книге Россия обещала построить свыше 17 тыс. номеров. Но расчеты не оправдались. Весной 2015 года пришлось договариваться с FIFA о снижении требований к количеству гостиниц: переговоры увенчались сокращением сметы мундиаля на 27 млрд в разделе «внебюджетные источники».

Фактически новые гостиницы будут построены только для участников турнира, журналистов и «семьи FIFA» – спонсоров и партнеров. Рядовых же болельщиков, по словам Мутко, разместят в университетских общежитиях. А тренировочных полей в каждом городе будет не четыре, как планировалось, а три.

Однако даже при всей этой экономии сейчас смета ЧМ‑2018 вдвое превышает оценку Владимира Путина в 300 млрд, данную им в 2010 году после победы российской заявки в Цюрихе. Причем это не предел: в Минспорта не исключают, что «расходная часть программы, возможно, еще претерпит изменения», но это не самый страшный вариант. Сейчас уже мало кто помнит, что летом 2012 года Мутко доложил правительству: чтобы провести турнир «по-настоящему достойно», необходимо 1,39 трлн рублей. После этого, собственно, власти и задумались об «оптимизации» программы ЧМ‑2018. И уже в марте 2013 года тот же Мутко говорил: «Некоторые регионы пошли по неверному пути, понаписав совершенно нереализуемые программы на триллионы рублей. Но мы не можем весь бюджет до 2018 года направить только на поддержку этих 11 городов. Концепция должна быть оптимальной». В мае того же 2013 года точки над «и» расставил вице-премьер Шувалов: «Мы утрамбовали смету как могли. Оставили только самое необходимое: аэропорты, стадионы, гостиницы, спортивные базы, дороги. Ни одного лишнего объекта».

В результате под вопросом оказалась судьба целого ряда инфраструктурных объектов, которые планировалось запустить как раз к чемпионату. В их числе строительство новых веток метро в Екатеринбурге и Казани, запуск станции метро «Новокрестовская» в Санкт-Петербурге для обслуживания нового стадиона и линии «Аэроэкспресса» в Пулково. Также шла речь о запуске высокоскоростной магистрали Москва–Казань, но ее и проектировать толком не начали.

Тем не менее меры экономии и оптимизации не касаются собственно стадионов. В Цюрихе затраты на их строительство и обновление декларировались на уровне 115 млрд рублей (3,82 млрд долларов), сейчас же общая сумма близится к 200 млрд.

Еще в 2012 году стоимость типового стадиона на 45 тыс. зрителей оценивалась в 9–11 млрд руб. (во столько же, кстати, по курсу в среднем обошлись стадионы ЧМ‑2014). В частности, на саранскую арену планировали потратить 9 млрд, реконструкцию екатеринбургской оценивали в 6–7 млрд руб. (итоговые цифры, как сообщили «Профилю» генподрядчики, составили 17 и 12,2 млрд соответственно). Затем появилась казанская арена за 14,4 млрд и за образец решено было взять ее: уложиться в 14–15 млрд по каждому стадиону поручил лично Владимир Путин. Но и это не удалось.

Весной 2014 года Геннадий Тимченко объявил, что, если контракты по Волгограду и Нижнему Новгороду не увеличат до 18–20 млрд, «Стройтрансгаз» от объектов откажется. Компромисс удалось найти на уровне 16–17 млрд руб. (комментировать этот момент в компании не стали). Глава Crocus Group Агаларов летом этого года также категорично заявил, что калининградская арена при всех сложностях и сжатых сроках не может обойтись менее 17,5 млрд руб. Уже на днях он сообщил «Профилю», что «итоговая сумма госконтракта на строительство «Ростов‑Арены» – 18 742 млн руб.», а по калининградскому стадиону «при всех оптимизациях уйти меньше чем 17,4 млрд руб. не удалось».

Но и это не предел. У трех стадионов ЧМ‑2018 смета уже перевалила за 20 млрд руб. В Сочи к 23,5 млрд на строительство добавились 3,5 млрд на реконструкцию. По «Лужникам» в СМИ назывались разные цифры – до 37 млрд. Реальность, как уточнили в «Мосинжпроекте», оказалась не столь сурова: «Общая стоимость реконструкции БСА «Лужники» составляет 23 млрд рублей. Стоимость нашего контракта – 19 млрд рублей, но в нем не учитывается стоимость технологического оборудования».

Самое же впечатляющее изменение цены претерпела все та же многострадальная петербургская арена – с 6,7 млрд в 2007 году до 34,9 млрд ныне. Местные власти называют «Стадион Санкт-Петербург» седьмым по дороговизне в мире. По подсчетам некоторых СМИ, он уступает лишь лондонскому «Уэмбли».

В результате чемпионат мира 2018 года официально провозглашен самым дорогим в истории – к такому выводу аналитики Standard & Poor's пришли еще в апреле 2013 года. В июле 2014‑го журнал Der Spiegel приводил результаты исследования средней стоимости посадочного места для болельщика на разных мундиалях, проведенного в Университете Цюриха. Согласно ему, в Германии‑2006 она составляла $3200, в ЮАР‑2010 – $5000, в Бразилии‑2014 – 6500$, в России‑2018 составит $11 500.

Фото: Алексей Даничев/РИА Новости
Фото: Алексей Даничев/РИА Новости

Тем не менее, даже в условиях нынешнего кризиса затраты на стадионы урезать не стали – наоборот, как заявил в апреле Мутко, они выросли на 30–40% из-за девальвации рубля. В «Стройтрансгазе» уточнили, что стоимость некоторых комплектующих выросла на 40–50%, а общее удорожание объекта, если работать по прежнему проекту, может составить 10–15%. Однако переписывать госконтракты, несмотря на жалобы подрядчиков, не планируется. «Стоимость осталась прежней – 34,9 млрд, – подтвердила представитель «Трансстроя» Анастасия Гордеева. – Мы просто отмечаем, что возросли наши внутренние затраты. Раньше рентабельность была «нулевая», а с учетом падения курса она ушла в минус – боимся даже подсчитывать».

Чтобы удержаться в рамках заключенных контрактов, еще в январе этого года вице-премьер Шувалов провел с подрядчиками совещание, посвященное выработке мер экономии. О результатах рассказали в «Спорт-Ин»: «Разработан перечень импортозамещения: в него вошли кровельные конструкции, огнезащитные и антикоррозийные материалы, краски, пластиковые трубы, системы электро-, водо- и теплоснабжения, лифты, охранные сигнализации и т. д. Эти материалы и оборудование производятся на различных российских предприятиях».

«Наибольший потенциал по импортозамещению существует для инженерных систем, которые на 95% должны были поставляться по импортным материалам, начиная от кабельной, трубной продукции и заканчивая центральными кондиционерами, системами освещения и связи. 90% импортного оборудования и материалов удалось заменить на отечественные аналоги», – поведали в «Стройтрансгазе». А в «Трансстрое» отметили, что, хотя по документам используется 80–90% российских материалов, фактически их не больше 60%, поскольку многие зарубежные производители зарегистрировали в России свои «дочки». «Импортозамещение коснулось в основном общестроительных и отделочных материалов, – сообщила представитель «Трансстроя» Анастасия Гордеева. – Технологии футбольного газона тоже оказалось возможным приобрести в России. У нас нашлись компании, которые занимаются полями с таким же качеством, как и за рубежом, просто они менее раскрученные. А вот заместить часть IT-инфраструктуры – серверы, оборудование для тренкинговой связи – оказалось невозможным. Зарубежные компании разрабатывают их десятилетиями, наших аналогов еще нет».

Кроме того, подрядчики пошли на оптимизацию проектов. «Стройтрансгаз» нашел способ сэкономить порядка 2 тыс. тонн металлоконструкций при сохранении параметров арен в Нижнем Новгороде и Волгограде. В Ростове будет облегчена кровля, уменьшено количество лифтов с 45 до 25, упрощена архитектура подъездов к стадиону, а 10 тысяч зрительских мест станут временными. Сейчас стадионы повторно проходят госэкспертизу, новые проекты должны утвердить до конца года. К задержкам на стройплощадках эти манипуляции не приведут. «Сроки завершения строительства изменению не подлежат», – подчеркнули в «Спорт-Ин».

КОНТЕКСТ

23.07.2018

Открытость как «новая нефть» России

Главной сенсацией ЧМ стало то, что Россия оказалась совсем не страшной. Если на «волне доброжелательности» предоставить право безвизового въезда, то турпоток в Россию резко вырастет. И иностранные туристы станут нашей «новой нефтью»

28.05.2018

Стройка на грани фола

Создание инфраструктуры к ЧМ-2018 завершилось почти без провалов, но понервничать все же пришлось

25.03.2018

Welcome to Russia

Призыв бойкотировать ЧМ 2018 понравился не всем британским болельщикам, зато многих настроил против парламентариев и правительства

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас