Ошибка
  • Ошибка при загрузке компонента: com_content, 1
logo
20.10.2015 | |

Мундиаль экономкласса

Завершать подготовку к ЧМ-2018 российским организаторам приходится в режиме цейтнота

Фото: Константин Чалабов/РИА Новости

Меньше чем за 1000 дней до открытия Чемпионата мира по футболу 2018 года Россия лихорадочно готовится к приему иностранных гостей. Пока для этого не готово почти ничего – играть в футбол можно лишь на одном из выделенных для мундиаля стадионов, а одну из арен даже не начинали строить. Чтобы успеть к установленным FIFA контрольным срокам, организаторам и подрядчикам ЧМ-2018 приходится экономить на всем, включая число посадочных мест на трибунах.

Чемпионат мира по футболу, который должен пройти в России с 14 июня по 15 июля 2018 года, начал наконец приобретать более-менее узнаваемые черты. 8 октября Международная федерация футбола (ФИФА) утвердила официальные названия стадионов, на которых пройдут матчи мундиаля. А уже в конце минувшей недели в Саранске прошел установочный семинар, посвященный подготовке волонтеров, которые будут работать на ЧМ‑2018 (в Минспорте планируют привлечь более 20 000 добровольных помощников).

Но хотя символы будущих побед и поражений и примерный круг участников уже определены, из 12 стадионов будущего мундиаля, получивших от ФИФА персональные наименования, пока действует лишь один – в Москве. На остальных по-прежнему хозяйничают прорабы и строительная техника, а еще один – в Калининграде – вообще пока существует лишь на бумаге из-за проблем с согласованием проекта.

При этом уже очевидно, что обещанной миру пять лет назад во время выборов в Цюрихе хозяйки ЧМ‑2018 футбольной «сказки» не получится. К последнему рубежу – началу 1000‑дневного обратного отсчета перед турниром, который был торжественно запущен на Красной площади 18 сентября, – организаторам пришлось максимально снизить свои амбиции, отказавшись не только от нестандартных архитектурных решений, но и от заявленного числа посадочных мест. И теперь речь идет фактически лишь о том, чтобы достойно отработать по установленному ФИФА минимуму. «Профиль» попытался разобраться, что в итоге осталось от анонсированного некогда грандиозного проекта ЧМ‑2018.

Игра в города

В декабре 2010 года российская заявка на проведение ЧМ‑2018 покорила сердца членов исполкома FIFA смелостью и масштабностью замысла, предполагая провести турнир сразу в 13 городах и на 16 аренах, большую часть из которых надо было возвести с нуля или кардинально реконструировать. На этом фоне проекты Англии и других европейских стран, где ЧМ можно проводить хоть завтра, выглядели куда скромнее. Однако когда дошло до подсчета смет, и футбольные функционеры, и наши чиновники осознали, что слишком размахнулись.

Уже к 2012 году из заявочной книги исключили Ярославль, Краснодар, стадион в Московской области и третий стадион в Москве. Произошло причем это не только по инициативе «сверху». О выходе из проекта ЧМ‑2018 Московской области, например, в конце 2011 года заявил сам губернатор Борис Громов: «Не вижу смысла в строительстве такой огромной футбольной арены, ведь не совсем понятно, как ее использовать после чемпионата мира». Получилось, что представленный в Цюрихе макет роскошной арены под названием «Moscow Region» изначально был фантазией организаторов.

В Ярославле и Краснодаре, правда, негодовали – там 300‑тысячный Саранск виделся куда менее очевидным претендентом на участие в мундиале. Мэр Краснодара Владимир Евланов назвал решение об исключении города «ошибочным», а губернатор края Александр Ткачев – «унизительным». Ярославский губернатор Сергей Ястребов, в свою очередь, призывал не сдаваться и верить в чудо: «Мы пока не принимаем ЧМ, но за шесть лет все еще может измениться». Тем не менее с решением оргкомитета им пришлось смириться.

Уже в прошлом году ФИФА вновь обратилась к российской стороне с предложением сократить географию ЧМ‑2018 еще на два города. Поводом для этого стали опасения повтора истории с подготовкой чемпионата 2014 года в Бразилии, где организаторы сорвали все сроки строительства стадионов. Изначально там проект тоже выглядел впечатляюще. Но на деле он обернулся не просто невозможностью провести предварительные тесты объектов, но и многочисленными ЧП на стройках и забастовками рабочих с требованиями улучшения условий труда и правил безопасности. В 2013 году ФИФА пришлось даже выпускать специальные релизы с сообщениями об обеспокоенности ситуацией на объектах ЧМ‑2014.

С учетом этого опыта ФИФА решила вернуться в России к принципу «лучше меньше, да лучше». Однако футбольным функционерам пришлось смириться с русской гордостью. «Концепция, при которой 12 стадионов в 11 городах принимают матчи чемпионата мира, не меняется», – отрезал в августе 2014 года министр спорта РФ Виталий Мутко. В итоге новых изменений в заявочной книге на ЧМ‑2018 не последовало.

Согласно окончательному решению ФИФА, восемь стадионов будущего чемпионата обозначены по названиям городов расположения – «Казань Арена», «Екатеринбург Арена», «Стадион Калининград», «Стадион Нижний Новгород», «Ростов Арена», «Самара Арена», «Стадион Санкт-Петербург» (он же «Зенит-Арена») и «Волгоград Арена». Остальные четыре наименования ЧМ‑2018 связаны с историческим и спортивным наследием объектов – «Стадион Лужники» и «Стадион Спартак» (он же «Открытие Арена» в Москве, «Стадион Фишт» в Сочи и «Мордовия Арена» в Саранске.

Фото: Александр Щербак/ТАСС
Глава Минспорта Виталий МуткоФото: Александр Щербак/ТАСС

Почти как в Бразилии

В видеопрезентации заявки РФ на проведение ЧМ‑2018 сообщалось, что на тот момент, в 2010 году, в процессе строительства находились уже девять стадионов. В частности, предполагалось, что петербургский стадион будет открыт в 2011 году, а саранский – в 2012‑м. Однако время шло, стройки стояли. Время от времени разные инстанции лишь сообщали, что подготовка к чемпионату ведется с опережением графика. «Готовится инфраструктурная программа, она обширная, многогранная, идет работа по определению, анализу, оптимизации», – рассказывал в мае 2013‑го руководитель оргкомитета по подготовке ЧМ‑2018 Алексей Сорокин. Особым поводом для гордости российской стороны стал специальный закон о проведении чемпионата, который был принят за 5 лет до его старта, тогда как в Бразилии подобный закон приняли лишь за 2 года. И долгое время всех все устраивало. Лишь в марте 2014 года на очередном совещании в Минспорта с участием губернаторов глава ведомства Виталий Мутко сообщил: «Ход проектирования стадионов вызывает тревогу. Сроки нарушаются, есть проблемы по каждому региону». В октябре министр уже сожалел, что регионы получили слишком большую самостоятельность в подготовке к ЧМ‑2018: «Мы с уважением отнеслись к регионам, дали им право спроектировать стадионы. И что порой мы видели? Мама, не горюй».

В итоге меньше чем за 3 года до начала ЧМ‑2018 Россия оказалась близка к повторению «бразильского сценария». На данный момент московская «Открытие Арена» остается первым и единственным введенным в эксплуатацию (это произошло в сентябре 2014 года) стадионом грядущего мундиаля. Причем это никак не связано с ЧМ‑2018 – строился он как домашний стадион «Спартака» на средства владельца клуба Леонида Федуна и открылся бы в любом случае.

Что касается объектов, готовящихся специально для чемпионата, то у каждого из них своя сложная судьба. В Екатеринбурге два года шли прения, на каком месте быть стадиону, в Самаре процесс затормозился из-за конфликта с выселяемыми из домов жителями. В Волгограде первый проект арены забраковала госэкспертиза, сделавшая 40 замечаний. В Ростове-на-Дону Ростехнадзор подал в суд на генподрядчика за использование свай более низкого качества, чем указано в документации.

Безусловным рекордсменом по числу скандалов и масштабам долгостроя стала петербургская арена. Ее строительство было задумано задолго до выборов места проведения ЧМ‑2018, и предназначалась она для местного «Зенита» взамен устаревшего стадиона им. Кирова. Первый камень нового стадиона на том же месте, на Крестовском острове на берегу Финского залива, был заложен еще в 2007 году при участии тогдашнего губернатора Валентины Матвиенко. С тех пор сроки сдачи объекта переносились ежегодно, а сам стадион успел заработать репутацию одного из самых дорогих в истории футбола.

В рамках подготовки к ЧМ‑2018 строительство планировалось финансировать из местного бюджета, но в 2012 году стало ясно, что денег категорически не хватает. В сентябре того же года будущую «Зенит-Арену» посетил Дмитрий Медведев, после чего было решено, что средства выделит федеральный бюджет. Визит сопровождался показательным разносом. «Это не просто долгострой, это выглядит позорно», – заявил премьер-министр.

В итоге дело сдвинулось, и «Стадион Санкт-Петербург», по заверению городских властей, торжественно откроется 26 мая 2016 года. Однако и в этот день сыграть в футбол на нем не получится. Представитель компании-генподрядчика «Трансстрой» Анастасия Гордеева сообщила, что в мае планируется лишь закончить капстроительство: «Закончить в мае – это пожелание Российского футбольного союза. Мы всегда делали поправку, что целиком в мае стадион сдать нельзя. Наш контракт, заключенный 2 года назад, предполагает возможность завершения всех работ до конца 2016 года. С лета начнется процедура сдачи объекта и пуско-наладка – нас придут проверять девять инстанций: МВД, МЧС, ФСО, ФМС, ФАС и другие. Тут и пожарная безопасность, и сейсмоустойчивость, и безопасность первых лиц государства, которые будут посещать матчи, и соблюдение санитарных норм. Надеемся, что это займет не более одного квартала. Если не будет перебоев с финансированием, уже осенью «Зенит» сможет играть на стадионе».

Более того, не готовы принимать матчи стадионы «Казань Арена» и «Стадион Фишт» в Сочи, построенные к Универсиаде‑2013 и Олимпиаде‑2014 соответственно. «Казань Арену» временно переквалифицировали в плавательный центр – летом на ней проводилось первенство по водным видам спорта. Только недавно там закончился демонтаж бассейнов, и первый футбольный матч может быть проведен в ноябре.

Что же касается сочинского «Фишта», то он пока работал только два дня – во время церемоний открытия и закрытия Олимпийских игр в Сочи 2014 года. И только после этого вдруг выяснилось, что стадион не соответствует требованиям ФИФА. В частности, для приема ЧМ‑2018 необходимо демонтировать крышу над игровой зоной (это уже сделано) и построить боковые трибуны (это только начинается). Второе «рождение» олимпийской арены назначено также на 2016 год, правда, о точных сроках чиновники говорят осторожно. Если месяц назад сдать стадион планировалось «не позднее июня», то на днях региональные кураторы уточнили, что к лету смогут «говорить о процентах» готовности.

В любом случае в июне–июле 2017 года сочинская арена, как предполагается, примет матчи Кубка конфедераций (традиционного мини-турнира с участием сборных из разных частей света, предваряющего чемпионат мира). Другими его хозяевами должны стать «Казань Арена», «Открытие Арена» и стадион в Петербурге.

По остальным стадионам ЧМ‑2018 сроки введения организаторы в итоге сдвинули на последний разрешенный ФИФА рубеж – конец 2017 года. «Сроки определены в госконтрактах, заключенных с генеральными подрядчиками. По Екатеринбургу, Ростову-на-Дону, Волгограду, Нижнему Новгороду, Саранску, Самаре это ноябрь–декабрь 2017 года», – уточнили «Профилю» во ФГУП «Спорт-Инжиниринг» («Спорт-Ин»), который с 2006 года курирует главные проекты Минспорта.

Фото: Игорь Зарембо/РИА Новости
Фото: Игорь Зарембо/РИА Новости

Ростов – на финише, Калининград – на старте

Стадионами в Нижнем Новгороде и Волгограде занимается «Стройтрансгаз» (основной акционер – Volga Group Геннадия Тимченко). В пресс-центре компании «Профилю» сообщили: в Волгограде строительство 1‑го этажа начали 14 сентября и планируют завершить в середине декабря – сейчас ведется укладка бетона в арматурные каркасы колонн и возведение стен и перекрытий. В Нижнем Новгороде за первый этаж принялись 26 сентября, целиком каркас стадиона должен быть готов к августу 2016‑го.

Стадионы в Самаре и Саранске возводит Производственно-строительное объединение (ПСО) «Казань», зарекомендовавшее себя на строительстве «Казань Арены». Как рассказал представитель компании Шамиль Садыков, в отличие от казанской арены, где использовался свайный фундамент, в Самаре из-за сложного рельефа было решено выполнить фундамент в виде бетонной плиты сложной формы, в которую требуется залить 115 тыс. кубометров бетона. В сентябре там началось возведение трибун, до конца года строители приступят к монтажу каркаса купола. На «Мордовии Арене», по словам Садыкова, готова половина бетонных конструкций – в октябре заливается уровень второго этажа, а также начинается монтаж металлоконструкций кровли, сооружение перегородок внутренних помещений и прокладка инженерных сетей.

На ростовском стадионе в сентябре завершался монтаж первого яруса трибун. «В настоящее время работы в Ростове-на-Дону идут с опережением графика», – сообщили в «Спорт-Ин». Это «Профилю» подтвердил и сам Арас Агаларов, президент и владелец группы компаний Crocus Group, выступающей генподрядчиком «Ростов Арены»: «До конца года мы планируем закончить конструктив. Монтаж кровли начнется в этом году, завершить его планируем к концу лета следующего года. На отделочные работы и благоустройство у нас остается больше года».

С еще большим опережением графика – на 6 месяцев, как сообщили московские власти, – идут работы и в «Лужниках», на главной арене чемпионата, которая примет матч-открытие и финал. Это подтвердили в компании «Мос-инжпроект, выступающей генподрядчиком: «Все строительные работы на объекте компания завершит в декабре 2016 года. А ввод в эксплуатацию планируется на февраль 2017 года». Причем в «Лужниках» для сохранения исторического фасада проводится именно реконструкция – убираются беговые дорожки, и легкоатлетический стадион превращается в футбольный, что дольше и трудозатратнее строительства «с нуля».

Именно из-за этого «Лужники» стали наиболее сложным объектом ЧМ‑2018, считает начальник проектного отдела дирекции комплексной безопасности группы «Астерос» Алексей Красов. «С одной стороны, необходимо сохранить историю спорткомплекса и его архитектурный облик, с другой – создать принципиально новый, современный стадион, в том числе с точки зрения технологического оснащения, а также развить инфраструктуру прилегающей территории», – поясняет он. Однако дело не только в сохранении памятника прошлого, но и в чисто практических соображениях. «Зачастую вновь построенным стадионам крайне тяжело обеспечить постоянную загрузку. После чемпионата такой объект может стать тяжким бременем для бюджета города или всего региона. При таком варианте развития событий конечная стоимость стадиона будет значительно выше, хотя строительство обошлось дешевле реконструкции», – отмечает Красов.

По такому же принципу действуют в Екатеринбурге: после долгих обсуждений решено было отказаться от второго нового стадиона, реконструировав имеющийся «Центральный». Однако в данном случае решение менее очевидно. «Центральный» задумали отремонтировать за несколько лет до того, как Россия получила ЧМ‑2018. Дело обернулось долгостроем и завершилось только в 2011 году, когда уже было ясно, что требованиям FIFA новый вариант не соответствует из-за малой вместимости. А значит, только что сделанное нужно ломать и снова закрывать арену на несколько лет, выселив местную команду «Урал» в манеж. Городские активисты сочли это преступлением против здравого смысла и выступали за строительство другого стадиона. Но вердикт Москвы не оставил шансов – из федерального бюджета финансируется только реконструкция, поскольку она дешевле на 2–3 млрд.

Из-за этой заминки госконтракт на реконструкцию «Центрального» был заключен только месяц назад – 11 сентября. Генподрядчиком выступило ОАО «Синара-Девелопмент». Как сообщили «Профилю» в компании, пока завершается подготовка строительной площадки, территории для башенных кранов и котлована. Устройство фундамента планируется завершить в феврале 2016 года. Тем не менее обстановка вокруг стадиона по-прежнему не очень здоровая. В начале октября сотрудники ФСБ изъяли документы по стадиону «Центральный» в ГУП «Распорядительная дирекция МУГИСО», также стало известно о судебном процессе «Синары-Девелопмент» с ГУП «Урал‑2018». Однако в центре общественных связей «Синары» уверяют, что на ходе работ эти события не скажутся: «Проверка ФСБ проводится только относительно документов по формированию земельного участка, находящегося за границами спорткомплекса. «Синара» же работает исключительно в границах стадиона. Что касается судебного процесса с «Урал‑2018», то он касается только работ по демонтажу старого стадиона, осуществленных по отдельному контракту. Соответственно, он не относится к работам по реконструкции. Срок их окончания – 31 декабря 2017 года». Причем и здесь проект непростой: необходимо встроить современную арену в фасад середины XX века.

Фото: Константин Чалабов/РИА Новости
На месте будущего стадиона в КалининградеФото: Константин Чалабов/РИА Новости

И наконец, «Стадион Калининград» – самый проблемный объект ЧМ‑2018. На его месте – чистое поле, стройка еще не начиналась. Процесс забуксовал в том числе из-за того, что местное ООО «НПО Мостовик», занимавшееся проектированием, весной 2014 года объявило себя банкротом. Только в марте 2015‑го с ним расторгли контракт, а стадион доверили Crocus Group Араса Агаларова.

«Я надеюсь, в июне проект уйдет на экспертизу, а в августе – на стройплощадку, потому что сроки поджимают», – торопил в апреле Мутко. В начале лета вице-премьер Шувалов поручил начать строительство «в ближайшие дни». Однако на дворе уже октябрь, а проект по-прежнему находится на согласовании в Главгосэкспертизе. Как уточнили в «Спорт-Ин», теперь подписание контракта ожидается не ранее декабря.

«Мы сделали проект с учетом того, что калининградский стадион, как и ростовский, стоит на болоте, – пояснил «Профилю» Арас Агаларов. – Под ростовский стадион было забито 15 000 свай, составленных из 2 штук, под калининградский требуется

12 500 точно таких же. Если раньше вес кровли стадиона составлял 18 тыс. тонн, то сегодня вес всего стадиона будет 20 тыс. тонн. Это вынужденная мера, поскольку на строительство остается всего два года. Недостатков у конструкции нет, есть только преимущества, поскольку бетонный каркас стадиона заменен на металлический».

Секвестр трибун

Все проекты ЧМ‑2018 претерпели существенные изменения в сторону удешевления и упрощения. К примеру, в Ростове планировалось устроить необычную крышу, по форме похожую на излучину Дона, но затем от идеи отказались, и нынешний вариант «Ростов Арены» мало отличается от десятков других стадионов. Оригинальный проект готовился и для арены в Калининграде, очертания которой должны были напоминать волны Балтики. Но и здесь будет типовой каркас из готовых конструкций по принципу Lego.

Также была значительно урезана вместимость стадионов. С самого начала минимально необходимое по нормам FIFA количество зрительских мест – 45 тысяч – превышалось только в «Лужниках» и Санкт-Петербурге. Затем в результате переговоров с FIFA нижняя граница была опущена до 35 тыс. (столько будет в Екатеринбурге и Калининграде), а вместимость «Лужников» сократили с 89 тыс. до 81 тыс. (раньше он вмещал 78 тыс.). В результате общее число зрительских мест на площадках ЧМ‑2018 не превысит 580 тыс. Для сравнения: в Бразилии‑2014 и Германии‑2006 было порядка 660 тыс. Но и при этом часть трибун будут временными – после завершения ЧМ‑2018 их демонтируют, снизив общее число кресел до 496 тыс.

Впрочем, рациональное зерно в устройстве сборно-разборных трибун – новаторском решении в мировой практике футбольных турниров – есть. «Необходимо помнить о периоде наследия чемпионата. Еще на этапе проектирования важно продумывать дальнейшую судьбу спорткомплекса. В частности, спасают от простоя в будущем временные конструкции, которые позволяют впоследствии уменьшить вместимость», – считает представитель «Астерос» Алексей Красов.

Так или иначе, в главном FIFA не уступает – российские стадионы придется построить по самым современным стандартам. «Хотя экономическая ситуация изменилась, не изменились условия контракта и стандарты FIFA. В сентябре 2015 года делегация FIFA проинспектировала «Лужники» и осталась удовлетворена», – рассказали в «Мосинжпроекте». По словам Алексея Красова, FIFA год за годом ужесточает требования по части качества телетрансляции, а также безопасности зрителей. Также повышаются требования к прилегающей к стадиону городской среде. «Шум и свет во время матча не должны мешать окружающей жилой застройке, а сам стадион не может располагаться в экологически неблагоприятном районе. Возле арены должны быть расположены фанзоны, паркинги, торговые точки, пункты питания и так далее», – сказал специалист.

КОНТЕКСТ

23.07.2018

Открытость как «новая нефть» России

Главной сенсацией ЧМ стало то, что Россия оказалась совсем не страшной. Если на «волне доброжелательности» предоставить право безвизового въезда, то турпоток в Россию резко вырастет. И иностранные туристы станут нашей «новой нефтью»

28.05.2018

Стройка на грани фола

Создание инфраструктуры к ЧМ-2018 завершилось почти без провалов, но понервничать все же пришлось

25.03.2018

Welcome to Russia

Призыв бойкотировать ЧМ 2018 понравился не всем британским болельщикам, зато многих настроил против парламентариев и правительства

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас