01.10.2015 | Александра Кошкина | Екатерина Буторина

Кому должен — всем прощаю

Новые правила банкротства физических лиц сулят одним тюрьму, другим — наживу

Только за первую половину этого года в России прекратили существование поти 7 тыс. фермерских хозяйств, и теперь всем им дорога в суд - к банкротству Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

С 1 октября вступают в силу нормы закона о банкротстве физических лиц. Эксперты считают, что большого наплыва судебных дел в связи с этим не будет из-за затратности процедуры. А возможностью объявить себя банкротом в первую очередь воспользуются разного рода аферисты.

Спасти от бедствия и нищеты российских граждан, индивидуальных предпринимателей и фермеров призван так называемый «закон о банкротстве физических лиц», нормы которого вступают в силу с 1 октября. Новоиспеченным банкротам не придется лишать себя и семью последней корки хлеба и угла из-за выплат по кредитам банкам, долгам коммунальщикам и прочим займам, которые с учетом штрафов и пени растут изо дня в день.

Однако, как выяснил «Профиль» в ходе общения с экспертами, правила банкротства сформулированы так, что законопослушному гражданину в процессе оформления своей несостоятельности придется не только пройти через все круги ада, но еще и обрасти новыми долгами, расплачиваясь с юристами и финансовыми управляющими. А малейшее подозрение в недобросовестности может довести не только до сумы, но и до тюрьмы. Впрочем, новый закон предоставляет потенциальным аферистам довольно широкий простор для фантазии.

Трудная глава

Банкротство физических лиц, а также приравненных к ним индивидуальных предпринимателей (ИП) и фермеров – это не отдельный закон, а лишь новая глава в федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)». Писать ее начали еще в 2006 году, но вновь и вновь переписывали и откладывали дату вступления. Точку поставили в декабре прошлого года, а нынешней весной опять начали вносить коррективы. Главным затруднением для законодателей стала судебная власть. Изначально решили, что банкротить граждан будут суды общей юрисдикции, так как именно они и занимаются делами физлиц. Но те возразили: у нас-де нет квалификации и опыта в такого рода спорах. Из-за этого введение в действие новых норм перенесли с 1 июля текущего года на 1 октября, поручив их реализацию арбитражным судам, имеющим богатый опыт банкротства юрлиц.  

Главные тезисы банкротства физлиц таковы. Подать в суд на гражданина, индивидуального предпринимателя или фермера о признании его банкротом кредиторы (налоговики, банки, коммунальщики и т.п.) могут в случае, если задолженность превышает 500 тыс. рублей, выплаты по этим долгам не производились в течение последних трех месяцев и платить, собственно, нечем, что и подразумевает термин «несостоятельность». Само физлицо может самостоятельно пойти в суд, даже если долгов накопилось и меньше. Вступившее в силу решение суда о признании банкротом означает, что «сроки исполнения обязательств считаются наступившими», штрафы и пени больше не начисляются, как и проценты, а также «иные финансовые санкции». Кроме того, «прекращается взыскание с гражданина по всем исполнительным документам», за исключением компенсации о причинении вреда жизни и здоровью, а также по алиментам.

Итог банкротства – продажа имущества «с молотка». При этом ИП лишается лицензии и права в течение года регистрироваться в качестве такого. А для фермеров предусмотрена возможность финансового оздоровления хозяйства. Люди уже побежали к юристами с вопросом, не отберут ли у них последнее, признается адвокат Baker & McKenzie Павел Новиков. Но волноваться о том, что кредиторы пустят по миру не стоит. Жилья и земли под ним не лишат, необходимую мебель и предметы быта не отберут, буренку-кормилицу со двора не уведут – все это жестко регламентировано как новыми нормами закона о банкротстве, так и Гражданским кодексом.

«Принятие закона поможет в первую очередь гражданам, которые охотно брали кредиты в период кредитного бума и не рассчитали свои возможности, — отметил юрист юридической группы «Яковлев и Партнеры» Владимир Новиков. — Учитывая сегодняшнюю ситуацию с курсом рубля, закон будет особенно актуален для заемщиков, взявших кредит в иностранной валюте и оказавшихся в затруднительном финансовом положении».

Трудно быть честным

«На мой взгляд, новые нормы могут быть полезными только для честных, но не очень удачливых физических лиц», — считает руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева. Это мнение юрист обосновывает сложностью процедуры. При задолженности в 500 тыс рублей и невыплатам по ней в течение трех месяцев в суд нужно обращаться в течение 30 рабочих дней. Если сам потенциальный банкрот этого не сделает, подчеркивает Литовцева, то потом, когда в суд пойдут уже кредиторы, долги могут и не простить. Кроме того, неисполнение своего обязательства по признанию в судебном порядке несостоятельным может грозить административным штрафом в размере от одной до трех тысяч рублей.

Фото: Владимир Семенюк/РИА Новости
Возможность банкротства позволит гражданам избежать уплаты всех долгов и описи последнего имущества, но для этого придется постараться и собрать целую кипу документовФото: Владимир Семенюк/РИА Новости

Но даже сама процедура подачи заявления в суд далеко не проста. Для этого за указанные 30 дней нужно будет собрать до 25 различных справок. В конце августа Минэкономразвития РФ утвердило формы, которые необходимо заполнить при обращении в суд о признании банкротом. Вряд ли здесь можно будет обойтись без профессиональной помощи, а юристам придется платить. И не только им. Для реструктуризации долга суд назначит финансового управляющего, и его труд также оплачивается банкротом. Да и сам процесс объяснений в суде нелегок. «Придется доказывать, что человек действительно не в состоянии исполнить обязательства в срок и при этом отвечает признакам неплатежеспособности или недостаточности имущества», — поясняет Владимир Новиков. И будьте готовы исповедаться суду во всех своих «грехах». «Придется раскрыть максимальную информацию о себе, своей семье, обо всех действиях, которые совершались с имуществом за три года до обращения с заявлением о банкротстве», — говорит Литовцева.

Как уже говорилось, самого необходимого суд не лишит, но к этой категории не относятся, например, драгоценности и предметы роскоши. А личное авто, с точки зрения правосудия, вовсе не средство передвижения, а именно роскошь, с которой придется расстаться в пользу кредиторов. Все эти вопросы будут решаться при реструктуризации долга. Еще один недостаток эксперты видят в том, что гражданину-банкроту значительно урезали финансовую свободу. «Закон таков, что гражданин практически лишается возможности самостоятельно распоряжаться хоть какой-либо частью денежных средств, необходимых для его жизнеобеспечения после начала процедуры реализации имущества должника», — объяснила Литовцева.

Мои долги – ваши трудности

Многие юристы полагают, что в первую очередь возможностью объявить себя банкротом воспользуются разного рода аферисты. Ответственность за преднамеренное банкротство предусмотрена в Уголовном кодексе, который угрожает за подобное лишением свободы сроком до шести лет, но это, говорят эксперты, не всякого остановит. «Банкиры рассказывали о таких случаях, — вспоминает Павел Новиков. — Человек набирает кредитов на несколько десятков миллионов рублей. Банки точно знают, что он пирует в ресторанах и у него дорогущая машина. Но при этом человек, конечно, оформляет все это не на себя. И банки понимают, что сейчас такой должник воспользуется механизмом банкротства, чтобы освободиться от долгов. За преднамеренное банкротство грозит тюрьма, но, по моему опыту, даже с юридическими лицами доказать преднамеренное банкротство всегда очень сложно».

Недобросовестные должники — основная головная боль кредиторов, подтверждает партнер практики банкротства адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Ковалев. «Рынок застыл в ожидании того, что крупные должники смогут готовиться к введению процедуры банкротства и таким образом уйти от исполнения обязательств», — говорит он. А партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская обращает внимание на то, что при банкротстве закон во многом предъявляет физлицу требования, аналогичные тем, что прописаны для юрлиц. Но в отличие от последних, деятельность физлиц далеко не так прозрачна.

«Например, есть нормы о предпочтительности удовлетворения требований одного кредитора перед другим, — поясняет она. — Нужно доказывать осведомленность контрагента о неблагоприятном положении должника. Юрлица сдают официальную налоговую отчетность, у банков с финансовыми проблемами есть отчетность перед ЦБ, картотеки неисполненных платежных поручений. А к физлицу такое в принципе неприменимо». Легко будет оспорить сделки с родственниками, продолжает эксперт, но это не помешает должнику воспользоваться услугами каких-либо «доверенных лиц», что с трудом будет поддаваться проверке. Сложности возникнут и при расследовании подозрений в фиктивной задолженности. «Например, банк подал заявление о банкротстве, становится вашим основным кредитором, — объясняет Тарнопольская. — И когда за долги станут продавать машину, банк заберет себе все деньги.  Что вы можете сделать в этой ситуации? Напишете несколько расписок друзьям о том, что вы брали у них взаймы крупные суммы. Доказать обратное практически невозможно. Таким образом, вы делаете их своими кредиторами, и деньги от продажи машины распределятся пропорционально».

Адвокат Литовцева обращает внимание еще и на то, что закон не справедлив в отношении запрета на взыскание единственного жилья. У кого-то это обычная «однушка», а у кого-то дворец – разницы между ними законом не предусмотрено, и никто не заставит продать особняк, купить комнату в коммуналке и расплатиться по долгам. Тем не менее, считает Литовцева, и у кредиторов есть свои рычаги давления на должников. «Грамотный кредитор сможет противостоять мошенникам, — уверена она. — В законе содержится значительный перечень обстоятельств, при которых нельзя освободить от долгов. Например, если лицо не предоставило о себе необходимую информацию (а это огромный список), либо эта информация не соответствует действительности, либо лицо чинит препятствия финансовому управляющему, совершает иные незаконные действия. В таких случаях процедура банкротства будет завершена, но долги сохранятся». Еще один новый инструмент для кредиторов, говорит Литовцева, это возможность оспаривать сделки физлиц, чего раньше законодательство не предусматривало даже в случаях обоснованных подозрений в том, что имущество умышленно скрывается.

Трудовые резервы

Возложение на арбитражные суды обязанности по процедуре банкротства физлиц может существенно увеличить их нагрузку, которая и без того растет день ото дня. В России 85 арбитражных судов — по одному в каждом субъекте, и все они перегружены. «С января 2015 года нагрузка арбитражных судов по банкротствам выросла от 30% до 40% по разным регионам. В Москве — просто шквал», — отметил Павел Новиков. По оценке «Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств» (НАПКА), до конца 2015 года около 200 тысяч должников могут подать на банкротство. Кроме того, уже сейчас существует около 400 тысяч неисполненных судебных решений физических лиц, сумма по которым более 500 тысяч рублей, говорит Литовцева. Справляться с нагрузкой предполагается путем увеличения количества судей и численности аппарата суда.

Фото: Лев Федосеев/ТАСС
Ответственность за преднамеренное банкротство предусмотрена в Уголовном кодексе, но это, говорят эксперты, не всякого остановитФото: Лев Федосеев/ТАСС

Эксперты пока не прогнозируют большого наплыва дел в связи с введением закона о банкротстве физлиц. На то есть несколько причин. Одна из них – затратность процедуры. Примерно  80% должников по потребительским кредитам — это неплатежеспособные граждане, поясняет Литовцева, и они не смогут платить юристам и финансовым управляющим. Адвокат Ковалев добавляет, что и банки вряд ли станут массово подавать иски. «Большинство кредиторов смотрит на эту процедуру с большим опасением: одно дело самому принимать решение о банкротстве, и совсем другое — отслеживать всех должников и поручителей в их намерении запустить процедуру банкротства», — говорит он. Но все может измениться. «Не уверен, что сразу можно ожидать наплыва, — объясняет Павел Новиков. — Но не исключаю, что если эта процедура после первых дел зарекомендует себя хорошо, то через какое-то время такой наплыв произойдет».

Кроме банков, основными кредиторами для ИП и фермеров являются налоговики, Пенсионный фонд, коммунальщики, которые также могут инициировать процедуру банкротства. И они не перестают напоминать предпринимателям о том, что они обязаны рассчитываться по долгам, даже если уже ликвидировались. По данным ФНС, в период с января по июль этого года 216,6 тыс ИП и 6,9 тыс. фермерских хозяйств прекратили свое существование. А всего, по данным ФНС на 1 августа, в стране зарегистрировано 3,5 млн ИП и 139,6 тыс. фермерских хозяйств.

Труд насмарку

Адвокатам новый закон на руку. «Люди все равно будут обращаться к адвокатам, — говорит Павел Новиков. — И немного выиграют приставы, так как у них появится еще один механизм взыскания долгов». А вот финансовым управляющим работать с гражданами-банкротами будет совсем не выгодно. Их участие в процедуре обязательно, назначает их суд, а услуги оплачивает гражданин. Но стоимость их мизерна — единовременно выплачивается 10 тыс. рублей, а после 2% от реализации имущества, если таковое имеется. При этом процедура банкротства юрлиц длится до трех лет, а сколько времени уйдет на работу с физлицами, пока не знает никто. «Арбитражные управляющие обещали даже объявить «итальянскую» забастовку, не давать согласие на участие в процедурах банкротства физлиц, потому что материально это не выгодно», — рассказала Литовцева. Финуправляющий может избежать участия в процессе. «Он имеет право попросить суд освободить себя от этой должности, например, из-за перегруженности по другим, очень серьезным процедурам банкротства», — говорит Павел Новиков.

Сами управляющие, похоже, пребывают в растерянности. «Мы работаем только на основании закона. Отказаться от процесса из-за того, что не устраивает сумма или еще что-то, наверное, нельзя. А, может быть, и можно, — рассуждают в Саморегулируемой организации (СРО) арбитражных управляющих Центрального федерального округа. — Арбитражные управляющие, в соответствии с законом, самостоятельные лица и обязать что-то делать вряд ли кто-то может. Но это догадки. Как будет на самом деле, наверное, никто не знает. Хотелось бы понимать, сколько процедура будет длиться, тогда был бы предмет разговора». Надавить напрямую на управляющего сложно, зато можно на саму СРО. «В заявлении кредитора или должника будет указан не конкретный управляющий, а саморегулируемая организация. Именно СРО должна будет представить кандидатуру, — объясняет Литовцева. — Если СРО на запросы суда будет постоянно отвечать отказом, то к ней возникнут претензии, и могут быть применены, на мой взгляд, определенные административные меры. Тут возможен и механизм по аналогии с отсутствующими должниками, которых дают управляющим в нагрузку. Хочешь, чтобы тебе в СРО давали нормальную процедуру? Бери две-три процедуры отсутствующего должника, работая фактически бесплатно — за те же 10 тысяч. Думаю, СРО так же будут вынуждены давать в нагрузку дела физических лиц». Эксперты также обращают внимание на потенциальную опасность сговора между должником и управляющим, так как обе стороны могут быть заинтересованы в оплате услуг не в том объеме, нежели это предусматривает закон.  

Закон о банкротстве физлиц скажется и на коллекторах, но пока сами они не берутся оценивать, в каких именно масштабах. «Скорее, это должно затронуть тех, кто приобретает долги, — объяснил директор НАПКА Борис Воронин. — Но, в основном, это небольшие кредиты, и если заемщик очень плох, то это уже учтено в цене приобретаемого портфеля. Влияние закона на бизнес есть, но его сложно оценить и его не нужно переоценивать. Бизнес из-за этого не уйдет. Далеко не все заемщики пойдут на банкротство. И как раньше платили, так сейчас будут платить, потому что большинство заемщиков — нормальные люди, а не какие-то хитроумные мошенники, которые побегут переводить свое имущество и платить управляющим и жуликоватым юристам». 

КОНТЕКСТ

17.11.2016

Минстрой в доле

Новый Компенсационный фонд дольщиков сможет банкротить застройщиков

20.10.2016

Антисемейное правительство

Мизулина предлагает лишить министров права на отзыв при внесении поправок в УК

19.10.2016

«Он не играет в политические игры, это не его»

Мать бывшего сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина попросила Путина о помиловании

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ