19.08.2015 | Юлия Амалия Хайер | Вальтер Майр_ | Кристоф Шойерманн

Новый Великий поход

Самые щедрые и самые привередливые: миллионы китайских туристов подстраивают западный мир под себя

Групповое фото китайских туристов на фоне знаменитой Пизанской башни Фото: JONATHAN BROWNING/ DER SPIEGEL

Китайцы стали чемпионами мира по туризму, обогнав немцев. Пять стран и восемь городов за девять дней - для китайцев это не самоистязание, а воплощение мечты. Старики десятилетиями мечтали о загранице; для молодых такая поездка – жизненная веха, как покупка квартиры или личного автомобиля. 

Если ты родом из Китая, обойти весь Рим за полдня для тебя не составит труда. Собор Святого Петра, замок Святого Ангела, фонтан Треви – экскурсия длится каких-то два часа и позволяет сделать все фотографии, которые с тебя спросят дома.

Глоток бургундского и тонны Swarovski

Китаянка Ван Фан из восточнокитайской провинции Аньхуи останавливается перед Колизеем: какой смысл заходить внутрь этих странных руин? Ведь подружки знают их только снаружи, как в кино. Фан делает селфи. Экскурсовод призывает поторапливаться – нужно скорее возвращаться в отель, чтобы отоспаться и адаптироваться к смене часовых поясов. Вылет из Шанхая был ночным.

Следующий день начинается с автобусной экскурсии во Флоренцию с заездом в Пизу и заканчивается в австрийском Ваттенсе, что под Инсбруком. Это родина Swarovski - бренда, который знаком каждой молодой китаянке, живущей в городе, хотя на языке мандарин запомнить его непросто («Ши-хуа-луо-ши-ки-шуй-дзин»). Вики из Шанхая покупает себе цепочку и брошь для мамы, в общей сложности за 600 евро. Дальше дорога лежит в немецкий Нойшванштайн и Люцерн в Швейцарии. Оттуда китайцы отправляются во французский Бон на дегустацию бургундских вин. «Не выпивайте сразу весь бокал, пробуйте маленькими глотками», - предупреждает руководитель группы.

Маршрут заканчивается там же, где и почти все европейские туры китайцев: в Париже. Ровно в половине девятого утра автобус сворачивает на бульвар Осман, где уже припаркованы четыре других автобуса с китайскими туристами. До открытия Галери Лафайет остается еще час, после чего у гостей из Народной республики будет пять часов, чтобы потратить тысячи евро на дамские сумочки, парфюм и шелковые платки – для себя, детей, родителей и друзей.

Пять стран и восемь городов за девять дней - для китайцев это не самоистязание, а воплощение мечты. Старики десятилетиями мечтали о том, что однажды смогут позволить себе отправиться за границу; для молодых такая поездка – жизненная веха, такая же непременная, как покупка квартиры или личного автомобиля.

И потому этим летом они снова отправляются в путь. Самый многочисленный народ, освободившийся от маоизма, утомленный более чем тридцатью годами головокружительного экономического подъема и окрыленный заработанными миллиардами, рассредоточивается по миру. Это туристы и адепты роскошного шопинга, студенты, бизнесмены и инвесторы.

«Китайский туризм изменит мир»

Конечно, китайцы и раньше ездили за границу, но не в таких масштабах. Сначала они оттеснили японцев, а в 2012 году стали чемпионами по туризму, опередив немцев. И если им не помешает экономический кризис, война или природная катастрофа, они смогут сохранять за собой этот титул десятилетиями.

Но что говорит «чемоданное настроение» китайцев о современном Китае? Как такие путешествия изменяют людей и их представления о загранице, сформированные главным образом государственными СМИ? Приведет ли новый Великий поход, в который выступил Китай, к изменениям в картине мира китайцев, как ранее это произошло с другими народами? Трудно предположить, что нет, и потому новую туристическую статистику в КНР пристально изучают, как кривую температуры меняющегося общества.

Пекинские власти, похоже, не боятся, что народ от них сбежит. Ведь они отправляют за границу и собственных детей. В университетах Великобритании и США студенты из Китая составляют самую большую группу иностранных студентов; дочь президента Си Цзиньпина окончила Гарвард.

47-летний Дай Бинь – глава государственной Академии туризма в центре Пекина и владелец двух часов с кукушкой. «Одни я приобрел, когда был в Германии, вторые недавно привезли мне мои дети, - говорит он. - Интересно, сколько таких часов мы уже купили у немцев?»

В 2014 году китайцы совершили почти 109 млн заграничных поездок. Они потратили около $165 млрд, на 28% больше, чем годом ранее. В поездках китайцы по щедрости опережают даже арабов с берегов Персидского залива. Они покупают «янхуо» - западные брендовые товары. «Тухуо» – отечественные бренды, в которых ни один уважающий себя китаец а приличном обществе старается не показываться. Итальянская обувь, французские рубашки поло и швейцарские часы для многих превратились в фетиш. The Bling Dynasty, «Династия блеска» - под таким названием вышла книга банковского аналитика Эрвана Рамбура о непоседливых шопоголиках из Китая.

Как и другие, Дай Бинь ожидает, что тяга к перемене мест, равно как и покупательная способность китайцев будут только расти. По его оценкам, в 2020 году за границей побывают 200 миллионов китайцев, турбюджет которых составит $250 млрд долларов, и это консервативный прогноз. Как считает президент Си Цзиньпин, число туристов в ближайшие годы может превысить 400 миллионов человек.

В настоящий момент заграничный паспорт есть примерно у пяти процентов из 1,36 миллиарда китайских граждан. Европейские дипломаты в Пекине ожидают, что в 2020 году Народная республика выдаст до 300 млн паспортов. «Японский туризм изменил Японию, - говорит Дай Бинь. - Китайский туризм изменит мир».

JONATHAN BROWNING/ DER SPIEGEL
JONATHAN BROWNING/ DER SPIEGEL
Ничто не интересует глобальную туристическую отрасль больше, чем прогнозы туристического поведения китайцев: они и впредь предпочтут путешествовать преимущественно в составе групп? Сколько еще времени будет сохраняться тренд краткосрочных туров? Куда будут ехать большинство китайцев – как и прежде, в Азию, или же в США и Европу?

Вольфганг Арльт, сидящий рядом с Дай Бинем, один из знатоков рынка. Немец, основавший Китайский институт исследований заграничного туризма, тоже ожидает серьезного увеличения в Китае спроса на загрантуры - несмотря на замедление экономического роста. Для этого он видит три причины: заработная плата представителей городского среднего класса продолжает расти. Многие компании только сейчас начинают предоставлять работникам оплачиваемый отпуск. Наконец, возможности внутреннего туризма практически исчерпаны, о чем свидетельствует давка на китайских вокзалах, в аэропортах и у Великой китайской стены. «Глазами китайца такая страна, как Италия, кажется довольно безлюдной», - смеется Арльт.

На самом деле туризм – это один из немногих «дефицитных» секторов китайской экономики, который сегодня «недосчитывается» более чем $100 млрд в год. В то время как все больше китайцев отдыхают за рубежом, количество иностранных туристов в Китае уже несколько лет сокращается. Это одно из последствий грязного воздуха, дорогого женьминьби (юаня) и, как признает Дай, не особо изобретательной китайской рекламы для иностранцев: «Мы не можем вечно рассказывать миру о наших пандах и Великой Китайской стене».

Несколько месяцев назад Арльт был на Азорских островах, куда его товарищи по цеху пытаются завлечь китайских отпускников. «У меня есть для вас две новости, плохая и хорошая, - сказал Арльт. – Начну с плохой: нога 99% китайцев никогда не ступит на Азоры. Хорошая: если один процент китайцев все же приедет сюда, у вас будет 13 миллионов отдыхающих».

«Будь мирной пандой!»

Но что нужно сделать, чтобы китайцы заинтересовались? Чего они ждут от отпуска за границей? 27-летний Жао Лон, специалист по зарубежному туризму, учил швейцарских работников гостиничного бизнеса правильному обращению с гостями из Китая. Вот самое важное: «Если у вас есть номер со «счастливой» восьмеркой, отдайте ее китайцам. Не селите их на четвертом этаже, четыре – это несчастливое число. Всегда размещайте организованные группы на одном этаже и в одном крыле, позаботьтесь, чтобы на завтрак было как минимум одно блюдо с мясом и лапшой, и будьте готовы ответить на первый вопрос любого китайского туриста: «Какой здесь пароль на wifi?»

Угодить китайским туристам не так уж и трудно, говорит Жао Лон. Однако вместе с тягой к перемене мест усиливаются и другие черты: китайцы становятся более самоуверенными и притязательными. «Теперь многие думают: здесь командуем мы. И вам придется к нам привыкать», - отмечает он.

Порой это приводит к неприятностям. В одной закусочной на автостраде под Франкфуртом-на-Майне группа китайских туристов отказалась платить за пользование туалетом и в знак протеста облегчилась прямо на газоне. В Париже китайцы сметают весь товар в магазинах роскошных брендов и бурно выражают недовольство, когда на полках ничего не остается. А на обратном пути из Таиланда одна китаянка вылила на стюардессу кипяток за плохое обслуживание.

Правительство в Пекине сначала отреагировало кампанией, призывающей к подобающему поведению («Будь мирной пандой!»), а затем приняло закон о туризме с угрозой, что не будет выпускать за границу граждан, которые там позволяют себе «постыдные» или «позорные» выходки. Президент Си во время визита на Мальдивские острова счел, что обязан предупредить: «Не выбрасывайте пустые бутылки из-под воды где ни попадя. Не ломайте коралловые рифы. Ешьте меньше лапши из пакетиков и больше местных морепродуктов». Сегодня китайцы составляют на Мальдивах около трети туристов.

Несладкий дым отечества

Их философия путешествий, говорит Вольфганг Арльт, отличается от американской: «Для китайцев Европа – не колыбель цивилизации, они не будут стоять с раскрытыми ртами перед каждым зданием, которому больше двухсот лет». Конечно, они интересуются чужой культурой, «однако венец творения для них – это они сами». В то же время вкус китайских отдыхающих становится более утонченным. В ближайшие годы главным будет оставаться тот же тренд, который характеризует и развитие китайского общества в целом: индивидуализация. Все больше китайцев бронируют одиночные туры, пешие походы или путешествия класса люкс, отправляются в Гималаи или за Полярный круг, где уже сегодня на их долю приходится треть туристического потока. Впечатления, с которыми они возвращаются домой, изменяют взгляд китайцев на собственную страну, как в позитивную, так и в негативную сторону.

«Я уже дважды была в походах по Индии, и непременно поеду туда снова, - говорит 30-летняя Лю Хайюань. – Но я рада, что живу в Китае. Нищета и антисанитария там меня просто шокировали!» Вместе с тем, в блогах появляется все больше разочарованных постов китайских туристов, которые после пары недель за границей возвращаются в Пекин или Шанхай и недоумевают, почему у них дома такой плохой воздух. «Ты чувствуешь этот запах?» – таким часто оказывается первый вопрос пассажиров, когда смог через открытую дверь проникает в салон самолета.

В гости к «врагам»

Разумеется, никакие путешествия не обходятся без политического контекста. Когда человек оказывается за границей, его взгляды на чужие страны и народы меняются. Великобритания, которая традиционно ассоциируется у китайцев, прежде всего, с опиумными войнами, удивляет своей ухоженностью, признается китайская туристка в опросе журнала Asia Pacific Journal of Tourism Research. Американцы и европейцы заботятся об окружающей среде и соблюдают установленные правила: «Большинство моих сограждан не имеют сопоставимого качества жизни. Здесь нам еще догонять и догонять».

Япония, которую китайская пресса постоянно рисует заклятым врагом, - одна из самых популярных у китайцев туристических целей. В 2014 году количество туров в Японию выросло на 80%, почти полмиллиона китайцев посетили страну только во время весенних праздников в 2015 году – при том, что китайско-японские отношения давно не были такими плохими. Социологи еще не исследовали, насколько это изменило взгляд китайцев на их соседей, и не стали ли они в результате меньше верить своей пропаганде. Но можно предположить, что тот, кто хотя бы однажды был в Японии, уже не будет видеть в ней только бывшего военного противника и первым делом вспомнит о шопинге в Токио, цветках сакуры и о суши.

Китайское правительство знает о таком влиянии туризма и о его силе. При случае оно без зазрения совести использует растущую любовь граждан к странствиям в собственных целях. Так, правила получения загранпаспортов представителями религиозных меньшинств в Тибете и беспокойном были Синьцзяне ужесточены. А если кто действует в пику Китаю, в Пекине его тут же наказывают. В 2010 году с этим столкнулась Норвегия, когда Нобелевская премия мира была присуждена диссиденту Лю Сяобо, рассказывает один скандинавский бизнесмен, занимающийся турбизнесом в Китае: «Из программы государственных турагентств спешно исключили групповые поездки к фьордам».

Однако действие таких мер не безгранично. «Все мы знаем о нынешнем отношении КНР к Японии, - говорит Дай Бинь, - но это не останавливает наших туристов». То же самое относится к таким странам, как Филиппины или Вьетнам, с которыми Пекин не может прийти к согласию по группе островов в Южно-Китайском море.

«Ваш муж точно не хочет остаться в Германии?»

Некоторым китайцам настолько нравится за границей, что им хочется остаться там навсегда, чтобы сбежать от грязного воздуха у себя дома или от атмосферы политических гонений. Если раньше решение об эмиграции нужно было принимать раз и навсегда, то сегодня граница между туристами и эмигрантами размывается.

Во время своего государственного визита в Пекин в конце 2013 года вице-президент США Джо Байден порадовался, что так много китайцев хотят посетить США: «Мы пребываем в постоянном поиске умных и молодых людей, которые приезжали бы в Америку и оставались бы у нас». С такими словами он обратился не к кому-нибудь, а к китайцам, стоявшим перед американским посольством в очереди для подачи документов на визу.

JONATHAN BROWNING/ DER SPIEGEL
JONATHAN BROWNING/ DER SPIEGEL

Джеки Си не помнит, чтобы хоть кто-нибудь из европейских политиков появился у входа в визовый отдел своего посольства в Китае. 25-летняя руководительница тургрупп сетует: получить европейскую визу для китайцев долгие годы было мучительно трудно и зачастую проблемы сохраняются до сих пор. «Больше всего препон нам по-прежнему создают немцы», - считает Си. В консульствах Германии на территории КНР процедура подачи документов занимает несколько дней и сопровождается вопросами, которые ее клиентов обескураживают. Пример: «Вы уверены, что не собираетесь остаться в Германии?» По прибытии во Франкфурт инквизиторский допрос подчас продолжается: «А ваш муж – он точно не хочет остаться в Германии?»

Другие европейские страны облегчают жизнь китайским туристам. Великобритания создала 12 визовых центров по всей стране и ввела экспресс-оформление – за доплату визу можно получить даже в течение 24 часов. Италия выдает визы за 36 часов, Испания – за 48. Франция тоже еще в начале 2014 года сократила срок обработки заявлений на туристическую визу до 48 часов и количество прилагаемых документов. После этого французы стали выдавать китайцам примерно на 60% виз больше. Министр иностранных дел Лоран Фабиус заявил, что в ближайшие годы Франция компенсирует за счет туристов свой дефицит торгового баланса с Китаем.

Из Китая бегут не бедняки, а богачи

В Испании число китайских туристов за последние два года выросло примерно на четверть; комфортно себя чувствуют там и инвесторы из КНР. Год назад Ван Дзяньлинь, магнат рынка недвижимости, приобрел высотное здание Эдифисио-де-Эспанья в Мадриде, являющееся одним из символов города. Он планирует превратить его в торговый центр с отелем и 300 апартаментами класса люкс. Не исключено, что покупателями станут состоятельные соотечественники Вана. В 2013 году Испания ввела «золотую визу»: если иностранец приобрел недвижимость стоимостью свыше полумиллиона евро, инвестировал миллион в испанские акции или создал рабочие места, он получает вид на жительство, позволяющий свободно перемещаться по всей Шенгенской зоне. Впоследствии такой вид на жительство даже может быть заменен на гражданство Испании.

В 2012 году аналогичное правило ввела и Португалия, благодаря чему всего за два года привлекла инвестиции в размере миллиарда евро. 1101 «золотую визу» из 1360 выданных до конца июля 2014 года получили китайцы. А в США туристы и бизнесмены из Народной Республики с недавних пор могут рассчитывать даже на 10-летнюю визу.

Германия тоже постепенно поворачивается лицом как минимум к китайским бизнесменам; срок обработки визовых заявлений в Пекине для них сокращен до 48 часов. Правда, чтобы обосноваться в Германии, инвесторы по-прежнему должны доказать знания немецкого языка. А туристам и студентам приходится ждать куда дольше. При этом число тех, кто бежит от нищеты и хочет остаться в Германии, ничтожно мало, признают дипломаты. Из Китая бегут богачи.

Лондонские декорации

Возможно, в скором времени китайцам вообще не понадобится позитивный настрой некитайцев, чтобы в любом уголке мира они чувствовали себя как дома. Везде, куда бы они ни приезжали, как правило, уже есть их соотечественники. 28-летний Тао Вей из Чонкина отправился в Великобританию шесть лет назад, чтобы учиться на архитектора. Параллельно он увлекался фотографией - и, когда все больше знакомых стали просить сфотографировать их, открыл свое дело. В числе его клиентов - молодые, часто состоятельные китайцы, которые хотят привезти домой фотографии с «европейской» свадьбы или из предсвадебного путешествия. Бизнес процветает, Тао Вей говорит, что только в Лондоне есть десять фотостудий, которые специализируются на брачующихся из Китая. Летом почти перед каждой красной телефонной будкой устраиваются фотосессии.

Семь часов утра. Шумао и Менъя стоят перед перекрестком напротив Вестминстерского дворца. «Поближе друг к другу, - командует Тао Вей. - А теперь поцелуйтесь!» Мимо с шумом проезжает мусоровоз, водитель сигналит. Шумао и Менъя забронировали «день свадьбы, пакет Б»: десятичасовая фотосессия в центре города, визажистка и как минимум 600 снимков. «Тао делает кадры как на киноплакаты», - радуется жених. За это он заплатит 2700 евро.

Шумао и Менъя познакомились в университете Ковентри. Он изучает автомобилестроение, она - журналистику. Сегодня оба они встали в два часа ночи, чтобы постричься и накраситься. Сама свадебная церемония состоится в Ланьчжоу, родном городе жениха, или в Шанхае. Лондон – это только красивые декорации.

Платье Менъя не закрывает плечи, Шумао одет в смокинг из тонкой ткани. Но оба они улыбаются, не замечая утренней прохлады, и терпеливо позируют на фоне уличного фонаря. Тао явно постановочные кадры нравятся, ведь ради них его нанимают. На его фотографиях парочки, как правило, запечатлены на фоне проезжающих мимо двухэтажных автобусов или черных кэбов-такси, это фотооткрытки, так полюбившиеся китайцам.

Тао низводит Лондон до уровня декораций, мир по ту сторону Великой стены превращается в фотообои. В конечном итоге Европа помещается на одну карту памяти USB.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

11.08.2015

Юань пошел вразнос

Китай девальвировал курс национальной валюты к доллару на рекордные 1,9%

20.07.2015

Конец китайского экономического чуда

Страна входит в период кризисов и замедления экономического роста

09.07.2015

Кровопускание для акционеров

Правительство Китая запретило проведение IPO для стабилизации фондового рынка

КОНТЕКСТ

09.12.2016

Точно наоборот

Рейтинг туристической привлекательности регионов России удивил специалистов отрасли

06.12.2016

Пекин призвал Лондон «не отравлять атмосферу» в Совбезе ООН

Пекин призвал Лондон «не отравлять атмосферу» в Совбезе ООН

02.12.2016

Квартирный вопрос на экспорт

Китайцы покупают жилье в Москве активнее других иностранцев

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ