17.08.2015

«Здравоохранение столицы имеет очень высокий запас прочности»

Глава Департамента здравоохранения столичного правительства Алексей Хрипун: «Любое изменение в медицинской сфере всегда вызывает бурное обсуждение»

Фото: Слава Алахов/ТАСС

В чем суть реформирования московского здравоохранения, что нововведения дали жителям столицы, куда трудоустраиваются уволенные медработники, не грозит ли Москве дефицит больниц, врачей и лекарств в интервью «Профилю» рассказал глава Департамента здравоохранения столичного правительства Алексей Хрипун.

− Реформа столичного здравоохранения с жаром обсуждалась всю зиму. Сейчас градус дискуссии постепенно снижается. Значит ли это, что преобразования завершены?

− Никакой реформы зимой не было. Мы выполняем федеральный закон №326 «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», принятый еще в 2010 году. Он изменил принцип финансирования медицинских организаций: прежде средства поступали преимущественно из федерального и местного бюджетов, теперь − из фонда ОМС. Что это означает на практике? Раньше, например, объем дотаций больницам определялся количеством коек. Сейчас же финансирование зависит от числа пролеченных пациентов «по законченному случаю». Это стимулирует медучреждения к эффективной, рентабельной работе и повышению качества услуг.

Изначально было понятно, что при переходе на новый принцип потребуется оптимизация работы – концентрация ресурсов, отбор наиболее квалифицированных кадров, совершенствование механизмов работы. Сроки выполнения этих задач прописаны в том же законе. Скорая медицинская помощь должна была, например, перейти на финансирование за счет средств ОМС к 1 января 2013 года, стационарная и амбулаторная высокотехнологичная − к 1 января 2015-го. И мероприятия конца 2014 года проводились в рамках этих положений закона. Вот и вся реформа. И, подчеркну особо, это происходило, и происходит, по всей стране.

− И как это происходит в Москве?

− Все начинается с частностей. Например, мы задались вопросом, как эффективнее использовать рабочее время участкового терапевта. Традиционно он четыре часа в день принимал пациентов, а еще четыре часа либо на общественном транспорте, либо пешком обходил свой участок. Теперь одни терапевты становятся «невыездными», все восемь часов принимая пациентов в поликлинике, другие − «разъездными». В распоряжение последних поступает автотранспорт, и «на колесах» они успевают гораздо больше.

Далее. Многим пациентам, записавшимся на прием, требуется лишь справка, рецепт, совет. Для них организованы «сестринские посты»: люди обращаются с подобными вопросами к медсестрам и быстро решают их, а очередь к врачу в результате сокращается почти на треть. Есть пациенты, помочь которым вообще можно по телефону. И теперь, позвонив в поликлинику, они смогут пообщаться с профессиональной медсестрой. Благодаря этому, в 25% случаев вызов врача на дом отменяется за ненадобностью. Отдельный подход разрабатывается для пациентов с хроническими заболеваниями и пациентов пожилого возраста. Для них выделяются персональные врачи, которым можно звонить в течение рабочего дня, чтобы не приходить на прием.

Эти изменения систематизируются в Единой медицинской информационно-аналитической системе (ЕМИАС), которая меняет саму психологию медиков. Сегодня ЕМИАС не просто выдает талоны на прием к врачу. Это и «Электронная медицинская карта», и «Электронный рецепт», и «Электронный листок нетрудоспособности», и «Централизованный лабораторный сервис». Больше не надо ходить от двери к двери со множеством бумаг − разве не удобно?

Проводя эти и другие, казалось бы, незначительные изменения, мы шаг за шагом идем к своей цели − выстраиванию трехуровневой модели оказания медпомощи. Первый уровень – базовые врачебные специальности и виды помощи, которые оказываются во всех поликлиниках. Некоторые из поликлиник мы объединили в одно юридическое лицо, и более сложные услуги доступны только в «головных» подразделениях - это второй уровень. Третий уровень – это экспертная работа в консультативно-диагностических отделениях городских стационаров.

- И что изменилось для посетителя поликлиник?

− Человек по-прежнему ходит в районную поликлинику в 10 минутах от дома. Но теперь в доступном территориальном пространстве появилось головное подразделение объединенных поликлиник, где можно получить специализированные медуслуги. Раньше нужно было ждать месяцами, чтобы сделать КТ или МРТ − томографы работали только в двух-трех специальных центрах. Установить такую технику в каждую из 450 городских поликлиник, которые мы имели в 2010 году, нереально. А в каждое головное подразделение 46 поликлинических объединений – можно. В итоге сегодня Москва по уровню оснащенности томографами сопоставима с крупнейшими городами Европы. В 2014 году выполнено 207,6 тысяч МРТ исследований, что в 3,5 раза больше, чем в 2010-м, количество КТ исследований за этот же период увеличилось вдвое - до 574,5 тысяч. Срок ожидания исследования сократился до 10-14 дней. Причем речь, безусловно, о случаях, не угрожающих жизни и здоровью – в экстренных ситуациях все делается незамедлительно.

Так же реорганизуются стационары. Путем объединения небольших и монопрофильных больниц, родильных домов и т.п. созданы 35 крупных больничных комплексов. Там собраны основные ресурсоемкие технологии, что позволяет гораздо быстрее оказать пациенту помощь. Ведь дело не только в наличии техники, но и в ее концентрации: если раньше в больнице не хватало необходимого оборудования, приходилось обходиться без него - не объезжать же с пациентом несколько больниц! Так что формально коечный фонд был сокращен, но при этом в 2014 году число пролеченных пациентов увеличилось, а качество оказания помощи улучшилось. Впервые за 5 лет пошла на убыль госпитальная летальность. Да и возможности по приему пациентов на амбулаторном уровне возросли – в этом году на 5870 посещений в смену.

− Организационные изменения вряд ли принесут пользу, если не вкладываться в модернизацию...

− А мы вкладываемся! За пять лет отремонтировано более 1100 зданий, построены 15 поликлиник, несколько новых больничных корпусов и подстанций скорой помощи. Сейчас строятся перинатальный центр на 450 коек на территории ГКБ №67 и новый корпус Морозовской больницы на 500 коек. Они будут введены в эксплуатацию в ближайшие 1,5-2 года.

− А что с финансированием? В интернете немало слухов о сокращении…

− Факты говорят об обратном: по сравнению с 2010 годом консолидированный бюджет столичного здравоохранения (городские средства плюс фонд ОМС) увеличился почти на 60%.

− Как преобразования отразились на самих врачах?

− Существовал серьезный перекос в кадровом обеспечении по отдельным врачебным и сестринским специальностям. Скажем честно: на некоторых специальностях всегда была возможность получать дополнительный доход, зарабатывать на «благодарных» пациентах. А на других - только официальный оклад. Поэтому в первом случае у нас наблюдался профицит кадров, а во втором – острый дефицит. Москве и сейчас крайне нужны рентгенологи, специалисты УЗИ-диагностики, кардио- и нейрореаниматологи, неонатологи, врачи общей практики. Но не нужно столько гинекологов или стоматологов, их просто некуда трудоустроить!

Под сокращение попали и работники с дублирующими функциями. Как человек много лет проработавший в больнице, могу сказать: в коллективе всем видно, кто работает много и востребован, а без кого можно обойтись. Так что медики, которые действительно нужны москвичам, без работы не остались.

Какое количество коек, врачебного и сестринского персонала должно быть в больнице, определяет не Департамент здравоохранения, а главный врач. Конечно, мы не сторонние наблюдатели, потому что нужно отслеживать маршруты пациентов, чтобы люди с определенными заболеваниями направлялись туда, где им смогут помочь. Если мы видим где-то перекос, чрезмерное сокращение коек по какому-то профилю, мы обращаем на это внимание главного врача. Но это не приказ, не разнарядка!

Врачи, которых пришлось сократить, получали на руки по 500 тысяч рублей. Медицинские сестры и санитарки − по 300 и 200 тысяч соответственно.

− А что происходит с теми, кому не нашлось места в новой системе?

− Точной статистики у нас нет. Но есть способы сохранить этих людей в системе городского здравоохранения. Проводится переобучение врачей: только в текущем году по профилю «Общая врачебная практика» прошли переподготовку несколько сот терапевтов и педиатров. Создан Центр «Содействие», там ждут всех. Раньше у «Содействия» было 18 тысяч вакансий, сейчас, может, поменьше. К сожалению, спрос на них невысок, пришло совсем мало людей, а именно 2,5 тысячи. Почему? У нас нет ответа на этот вопрос. Понятно, что среди сокращенных были и административно-управленческие сотрудники. Кроме того, иногородние медики уехали к себе домой. Кстати, из тех, кто обратился в Центр «Содействие» были трудоустроены 1,5 тысячи человек, остальные решили трудоустраиваться самостоятельно.

− Если все так хорошо, почему некоторые блогеры столь эмоционально реагируют на оптимизацию?

− Это обычная реакция! Любое изменение в медицинской сфере часто вызывает бурное обсуждение, ведь здоровье крайне важный вопрос для каждого. Если человек привык ходить в поликлинику в соседнем квартале, а ему предлагают поехать в ту, которая расположена на несколько автобусных остановок дальше, первая его реакция − негативная. Не принимается во внимание, что съездить предлагается для получения услуг, которых в его поликлинике нет и никогда не было.

С начала июля каждый, кто посетил поликлинику и имеет доступный нам электронный адрес, получает электронное письмо с просьбой оценить качество услуг, ответив на несколько вопросов. Таких электронных адресов у нас 1 миллион 650 тысяч. За прошедшее время 457 тысяч получили письма, 65 тысяч ответили. Уровень удовлетворенности помощью составляет 87%! Это очень репрезентативный опрос.

Тому, кто считает, что мы не прислушиваемся к мнению жителей, советую изучить итоги краудсорсинг-проекта «Моя поликлиника» − 58 тысяч человек внесли более 27 тысяч предложений. Разработана программа по практической реализации этих идей: где-то договорились об организации или продлении автобусных маршрутов, где-то изменили график приема специалистами. Самым главным, на мой взгляд, результатом стало создание «Московского стандарта поликлиники» – эталона качества оказания медпомощи, который сейчас активно внедряем.

− Из-за кризиса некоторые москвичи больше не могут позволить себе услуги коммерческой медицины. Готово ли городское здравоохранение к увеличению нагрузки?

− Отток пациентов из сферы платных услуг в государственную начался еще до кризиса, что свидетельствует о повышении уровня доверия к ней. В любом случае москвичей, которые пользовались услугами государственного здравоохранения, несопоставимо больше, так что если часть пациентов обратится в бюджетную медицинскую организацию, никакого коллапса это не вызовет.

Кстати, едва ли не четверть пациентов московских больниц − приезжие из других городов. Гражданам Российской Федерации нравится, как работает столичная медицина. Мы не против, ведь существует порядок территориальных расчетов в рамках системы ОМС. Так что здравоохранение столицы имеет очень высокий запас прочности.

− А к дефициту лекарств экономическая ситуация не приведет?

− На складах накоплены запасы, которых хватит до конца года. На закупку лекарств по льготным рецептам в нынешнем году затрачено 15,3 млрд рублей. Только 0,001% от числа льготных рецептов находится на отсроченном обеспечении. Необеспеченных рецептов свыше установленных Минздравом РФ сроков нет. Ну и мы, конечно, готовим конкурсы на закупку лекарств на 2016 год. Делаем это заранее.

Беседовал Алексей Смирнов

КОНТЕКСТ

02.12.2016

Здание Центра промышленности Болгарии загорелось в Москве

Здание Центра промышленности Болгарии загорелось в Москве

02.12.2016

В Москве вырос максимальный тариф за платную парковку

В Москве вырос максимальный тариф за платную парковку

02.12.2016

Отфутболить ради стройки

ВТБ избавится от футбольного «Динамо», но заберет у него долю в строительном проекте

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ