05.06.2015 | Екатерина Буторина

От Карфагена до Пальмиры

Как уничтожалось культурное и историческое наследие планеты

Судьба величественных памятников Пальмиры, одного из красивейших и богатейших городов античности на территории нынешней Сирии, оказалась в руках религиозных фанатиков «Исламского государства» Фото: JTB Photo / TASS

779 объектов культурного наследия человечества числятся в списке ЮНЕСКО, 46 из них входят в специальный раздел находящихся под угрозой исчезновения. Из этой категории 12 расположены на Ближнем Востоке, 6 – в Сирии. Это древние города Дамаска, Босры, Алеппо, Пальмиры, древние деревни Северной Сирии, замки Крак-де-Шевалье и Калъат-Салах-ад-Дин. Свыше трех сотен памятников культуры в этом регионе уже было уничтожено в ходе войны за последние 4 года. Пока остаются в целости руины Пальмиры – богатейшего города античности, захваченного боевиками террористической организации «Исламское государство». Но они могут быть взорваны в любой момент, опасаются сирийские власти. Однако списков всех исторических и культурных памятников, уничтоженных людьми в последние три столетия, не существует. Подсчитать их невозможно, можно лишь вспомнить о самых болезненных утратах.

Честь человечества и совесть завоевателей

Сколько идут войны на Земле, столько воюющие стороны уничтожают произведения литературы, искусства, культуры, архитектуры. Так исчезли Троя, Карфаген и Коринф. Но возложить ответственность за это было некому, да и не на кого. Представление и понимание ценности этих объектов возникли у человечества лишь в процессе собственного взросления, и тогда начали формулироваться правила ведения войн, появились понятия памятников культуры. Впервые вопрос о защите предметов искусства, недопустимости их уничтожения во время военных действий был поднят в XVII веке голландским юристом Гуго Гроцием, написавшим «Три книги о войне и мире». В XVIII веке швейцарский юрист и автор трудов о естественных правах человека и по международному праву Эмер де Ваттель писал: «По какой бы причине ни разорялась страна, на ее территории должны быть сохранены строения, которые делают честь человечеству и не прибавляют ничего к мощи врага, а именно: храмы, могилы, общественные строения и сооружения выдающейся красоты».

Охрана памятников культуры де-юре стала гарантироваться декретом Конвента Великой французской революции 1791 года. Этот документ, правда, не предотвратил массового разграбления культурных ценностей, учиненного в Европе и Северной Африке во времена наполеоновских войн. В завоеванных странах Бонапарт забирал все, что считал нужным, во Францию вывозились сотни предметов искусства из Австрии, Пруссии, Италии, Испании, Египта. Целые города, оказывавшие наиболее яростное сопротивление, Наполеон отдавал на разграбление своим солдатам. Иначе было в Москве, куда император вошел в сентябре 1812 года. «Город столь же велик, как Париж. В нем 1600 церквей и более тысячи прекрасных зданий», – писал Бонапарт. «Мы остановились на несколько мгновений в экстазе, вызванном видом такого богатства, что не могли говорить», – вспоминал шеф батальона фузелеров‑гренадеров императорской гвардии Вьонне де Марингоне.

Наполеон обеспокоился тем, чтобы столь восхитившая его древняя столица не была разграблена, запретил большинству солдат заходить в город и расставил посты. Непоправимый урон Москве нанес пожар. Почти полностью выгорели целые улицы и кварталы – Замоскворечье, Заяузье, Земляной город, Китай-город. Погибла богатейшая библиотека графа Дмитрия Бутурлина, во дворце графа Алексея Мусина-Пушкина сгорел единственный известный науке средневековый список «Слова о полку Игореве», что впоследствии стало поводом для сомнений в подлинности произведения. Всего было уничтожено 6496 домов и 122 храма. А где пожар, там и грабеж. Причем в нем участвовали не только солдаты армии Наполеона, но и крестьяне из окрестных сел и деревень.

Принцип кулака и грубой силы

Конец XIX века ознаменовался подписанием Бернской конвенции и созданием в 1886 году Международного союза по охране произведений литературы и искусства. Конвенция до сих пор является одним из главных документов по охране интеллектуальной собственности в международном праве и в последний раз обновлялась в 1979 году. А в 1907 году во второй Гаагской конвенции были закреплены нормы о сохранении культурных ценностей в ходе войны. Была разработана их терминология: «ценности, движимые или недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа». К таковым отнесли «памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, архитектурные ансамбли, которые в качестве таковых представляют исторический или художественный интерес, произведения искусства, рукописи, книги, другие предметы художественного, исторического или археологического значения, а также научные коллекции или важные коллекции книг, архивных материалов или репродукций ценностей, указанных выше». Кроме того, под защиту попали музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов, а также так называемые «центры сосредоточения культурных ценностей».

Первая мировая война свела все это на нет. «Немцы <…> повсюду ни во что не ставят Гаагские международные конвенции, следуя только принципу кулака и грубой силы, – писал великий князь Николай Михайлович. – Целенаправленное разрушение бельгийских городов, таких как Лувен и других, – это низкие и неслыханные акты со всех точек зрения». Первая мировая была в первую очередь гуманитарной катастрофой, подчеркивал на прошедшей в апреле прошлого года конференции РАН, посвященной столетию начала войны, Александр Кузнецов – директор историко-документального департамента МИД РФ. Символом крушения гуманизма в Европе он назвал уничтожение Лувенской библиотеки в Бельгии и Реймского собора во Франции.

Уже в 1914 году в США была отправлена «особая миссия, составленная из выдающихся людей», чтобы ознакомить мировое сообщество с «жестокостями, допущенными германскими войсками в Бельгии». «Разрушили выдающиеся здания, сожгли драгоценные книгохранилища и уничтожили многие редкие памятники древности, – писала тогда газета «Новое время». – Равным образом эта миссия сообщила, что прекрасный город Малин, основанный в VIII веке, германские войска разрушили».

Уничтоженные памятники человеческой цивилизации

Осуждая уничтожение библиотеки в Лувене, Николай Рерих написал плакат «Враг рода человеческого», который в годы Первой мировой распространялся в частях русской армии. Художник вел активную борьбу по защите культурных ценностей, что в 1930‑х годах привело к созданию так называемого «Пакта Рериха», ставившего целью сохранение культурного наследия планеты и в мирное время, и во время войны. Пакт поддержали США, но Советский Союз подписывать его отказался, что и неудивительно – захватившие в 1917 году власть большевики отметились массовым уничтожением храмов, монастырей, дворцов и прочих исторических объектов. Тем не менее «Пакт Рериха» попал на рассмотрение в Лигу наций, но получить статус международно-правового акта так и не успел – началась Вторая мировая война.

Правда, некоторые вопросы урегулирования последствий разрушенных и уничтоженных культурных ценностей успели найти отражение в Парижских мирных договорах 1919 года, в них же предусматривалась ответственность за совершение подобных преступлений в будущем.

Морально-нравственная катастрофа

На площади Бебельплац в Берлине стоит памятник «Утонувшая библиотека»: пустые книжные полки и табличка с надписью «На этой площади 10 мая 1933 года студенты-нацисты жгли книги». Тот день стал кульминацией «Акции в борьбе с негерманским духом». Более 25 000 томов 313 авторов было демонстративно сожжено на площади, в пепле погибли в том числе произведения Зигмунда Фрейда, Стефана Цвейга, Эриха Кестнера, Генриха Манна, Карла Маркса, Курта Тухольского.

Разгоревшаяся вскоре война нанесла непоправимый урон культурному наследию человечества. В 1940 году был полностью разбомблен английский город Ковентри, после этого у немцев появился новый термин «ковентрировать» – сровнять город с землей. По масштабам разрушений Ковентри сравнивали впоследствии со Сталинградом. Во Франции разные степени повреждений получили древнеримские амфитеатры в Арле и Ниме. В Шартре разрушили ратушу, дом Монтескье и Речные ворота XV века, в Орлеане, Туре, Меце, Труа пострадали романские и готические кафедральные соборы. И это далеко не полный список утрат. В боях сильно пострадали исторические памятники Пизы в Италии. По данным Минкульта РФ, в годы войны только в России пострадало свыше 160 музеев, 4000 библиотек (погибло 115 млн изданий), архивы 19 областей (утрачено 17 млн дел).

В 1943 году была принята Декларация правительств США, СССР, Великобритании, 15 государств антигитлеровской коалиции и Французского национального комитета, в которой в ответ на разграбление нацистами культурных ценностей и вывоз их в Германию было сделано предупреждение – союзники оставляли за собой право на возвращение собственности их прежним владельцам.

Однако и сами союзники оказались повинны в уничтожении культурного наследия едва ли в меньшей степени. Так, был стерт с лица Земли монастырь Монте-Кассино, что в 100 км от Рима. «К ноябрю 1943 года на 38 главных немецких городов было сброшено 167 230 т бомб, уничтожено около 8400 га застроенной площади, – приводит данные англичан кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института военной истории Минобороны РФ Наталья Шепова. – На столицу Третьего рейха было сброшено 50 тысяч бомб». Были разрушены Штутгарт, Дармштадт, Фрайбург, Хайльбронн. «Величайшей англо-американской морально-нравственной катастрофой всей войны против Германии» назвал уничтожение Дрездена американский историк Пол Джонсон. Не меньшей катастрофой считается и уничтожение атомным взрывом японских городов Хиросимы и Нагасаки.

После войны была создана ООН и ее специальное подразделение по вопросам образования, науки и культуры – ЮНЕСКО. В 1972 году ЮНЕСКО приняла Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия.

Урожай «Арабской весны»

Официальные войны с тех пор практически прекратились, но люди не перестали воевать, изменив лишь терминологию. Войны стали именовать операциями – по наведению порядка, возмездия, контртеррористическими и т. д. В ходе таких операций в Чечне в 1994‑м, а потом в 1998–2001 годах на грани полного уничтожения оказалось множество древних построек: 15 боевых, 6 полубоевых, 80 жилых башен, около 200 склепов, 13 мавзолеев, 6 храмов и святилищ, каменноящичные некрополи.

Как свидетельствовал алжирский археолог, а ныне глава Арабского регионального центра ЮНЕСКО Мунир Бушенаки, в ходе бомбардировок Ирака в 2003 году погибли десятки памятников культуры Древней Месопотамии и Халифата Аббасидов, были повреждены музеи в Мосуле и Тикрите, а также Багдадский дворец. В 2001 году случилась еще одна масштабная катастрофа – талибы в Афганистане разрушили Бамианские статуи Будды, гигантские скульптуры высотой 55 и 37 метров. Распорядился об их уничтожении лидер талибов Мохаммед Омар, решивший, что статуям «не быть объектом культа ни сейчас, ни в будущем».

В 2011 году наступила «Арабская весна». Тунис, Египет, Йемен, Ливия, Сирия, Ирак, Иордания, Марокко и некоторые другие страны региона были охвачены массовыми протестами и восстаниями. Начались гражданские войны. Гибли люди, а вместе с ними бесценные памятники культуры и истории.

Второй по величине город Ирака Мосул был захвачен боевиками террористической организации «Исламское государство» (ИГ) в июне 2014 года. А в феврале этого года террористы разграбили знаменитую библиотеку Мосула и сожгли тысячи древних летописей и манускриптов. Глава ЮНЕСКО Ирина Бокова назвала это «одним из самых разрушительных актов уничтожения библиотечных коллекций в истории человечества». В марте 2015 года боевики ИГ совершили еще два преступления в Ираке – взорвали храм Георгия Победоносца в Мосуле и уничтожили развалины древнего ассирийского города Нимруд, основанного в XIII веке до н. э. и ставшего впоследствии столицей Ассирии.

С момента начала гражданской войны в Сирии в 2011 году было уничтожено более 300 памятников истории и культуры. В конце апреля этого года террористы ИГ взорвали армянскую церковь Сорока Мучеников XV века в Алеппо и разрушили ассирийский храм Мар Одишо в селении Тель Таль. Практически уничтожена старейшая в Алеппо мечеть Омейядов. «В Сирии огромное количество культурных объектов, которые нельзя перевезти на другое место, к примеру, удивительные византийские мозаичные полотна, которые находятся на юге страны, – рассказал Мунир Бушенаки. – Насколько нам известно, некоторые из них тоже пострадали во время конфликта».

20 мая под контроль боевиков ИГ попала Пальмира – жемчужина Сирийской пустыни, один из богатейших городов поздней античности. Оставшиеся от былого величия развалины принадлежат к числу лучших образцов древнеримской архитектуры и внесены в списки охраняемых ЮНЕСКО. Пока тревожных новостей об их уничтожении не поступало, но в сирийском правительстве опасаются, что это может произойти в любой момент.

Пока же ЮНЕСКО совместно с Советом Безопасности ООН пытаются предотвратить вывоз украденных ценностей. Пример такого случая привел Бушенаки: «В мае таможня Бахрейна задержала посылку с украденными в Сирии древностями, которую направили с помощью международной службы доставки DHL из Ливана в США. В ней находились древние предметы из стекла, фрагменты с древними письменами». А на прошлой неделе Бушенаки сообщил журналистам о тотальном уничтожении исламистами памятников истории и культуры Ливии: «Они специально полностью уничтожаются с помощью тяжелой техники, экскаваторов». В частности, в горном массиве Тандрарт-Акакус в Сахаре пострадали наскальные изображения эпохи неолита. 

24СМИ