29.03.2015 | Павел Локшин | Маттиас Шепп

Желание лететь

Британская певица Сара Брайтман о трехгодичной подготовке к полету на МКС

Пресс-конференция певицы Сары Брайтман, посвященная подготовке к полету на МКС Фото: ANDY RAIN / EPA / TASS

– 1 сентября вы должны будете полететь в космос. Для вас, человека искусства, подготовка к этому событию оказалась трудной?

– В Звездном городке – подмосковном Центре подготовки космонавтов – порой приходится работать по 15 часов в день. В половине девятого мы начинаем, занимаемся до шести вечера с одним получасовым перерывом, ну а вечером – домашние задания. Иногда я выматываюсь до предела. Так выкладываться мне не приходилось со школьной скамьи. Но, в отличие от учебы, здесь невозможно отвлечься даже на несколько минут. От меня все время требуется полная концентрация.

– А разве, когда вы поете, концентрация не нужна?

– Нужна, но искусство – это творчество. А обучение космонавта подразумевает стопроцентное усвоение фиксированных процедур – в частности, посредством заучивания и многократных повторов. От того, чему я научусь, зависит моя жизнь и жизнь других космонавтов.

– Как вам гигантская центрифуга с восьмикратной перегрузкой?

– Это было великолепно, хотя мне временами казалось, что на грудную клетку уселся слон. Я было даже попросила русских прибавить скорости. Но мне сказали: это лишнее, восьмикратной достаточно. В 80‑е годы мне доводилось летать на боевых самолетах – уже тогда я была без ума от экстремальных ускорений.

– Вы также должны овладеть русским языком. Как ваши успехи?

– Я занимаюсь по четыре часа в день, чтобы зазубрить все эти технические словечки. Русский – не самый простой язык для изучения. Но у меня с самого начала было чувство русского языка, в молодости я пела чудесные романсы Сергея Рахманинова.

– Когда вас впервые посетило желание полететь в космос?

– На самом деле это моя детская мечта, которая вдруг стала осуществимой. Я родилась в 1960 году, за высадкой на Луне в 1969-м следила в прямом эфире по телевизору. До сих пор хорошо помню тот день. И тогда же мне захотелось совершить в своей жизни что-нибудь незаурядное.

– В конце 70‑х вы исполнили песню, посвященную этой теме и ставшую хитом дискотек, – I Lost My Heart to a Starship Trooper.

– Это было время, когда мы все верили, что скоро сами сможем летать в космос и что в не очень далеком будущем возникнет множество внеземных колоний, появятся целые города.

– Какую песню вы запишете на орбите?

– Мы работаем над композицией, которую я смогу исполнить в столь тяжелых условиях, в сопровождении хора и оркестра, которые останутся здесь, на Земле.

– В конечном итоге вы просто хотите тем самым прорекламировать свой проект?

– Для этого я могла бы найти куда менее затратный способ.

– Ваши предшественники отдавали за возможность слетать в космос от 20 до 40 млн долларов. В какую сумму это встанет вам?

– Этого я сказать не могу по условиям контракта. Но я плачу все до последнего цента сама.

– Лететь страшно?

– Ракета «Союз» считается достаточно надежной. Другие космонавты тоже понимают, что делают, – у них есть семьи, дети. Когда я отправляюсь в турне, мне может упасть на голову прожектор, который кто-то плохо закрепил. Так что жизнь – это вообще опасная штука. 

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

29.09.2014

Летать, потому что не можешь не летать

Как сделать карьеру летчика, пропадает ли ощущение романтики и чего боится пилот, рассказывают представители профессии трех поколений

КОНТЕКСТ

08.12.2016

СМИ: телеметрия с упавшего «Прогресса» повреждена

СМИ: телеметрия с упавшего «Прогресса» повреждена

07.12.2016

ЦУП: окончательных выводов о причинах падения «Прогресса» пока нет

ЦУП: окончательных выводов о причинах падения «Прогресса» пока нет

07.12.2016

Названа причина падения «Прогресса»

Названа причина падения «Прогресса»

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ