logo
16.02.2015 |

Старообрядческая «горизонталь»

«Театр.doc» исследует альтернативные пути русской истории

Елена Гремина Фото: Сергей Авдуевский / «Профиль»

Среди ожидаемых премьер «Театра.doc», открывшегося после полутора месяцев скитаний в новом помещении, — спектакль «Старообрядцы». Мы встретились с его режиссером Еленой Греминой после предпремьерных показов в галерее «ЮВС», чтобы поговорить о том, каким другим особым путем могла бы пойти Россия, и о том, что роднит старообрядчество с протестантизмом.

Елена Гремина
Драматург, сценарист, один из основателей и директор «Театра.doc». Участвовала в организации фестивалей «Новая драма», «Новая пьеса», «Любимовка», «Кинотеатр.doc». В 2013 году дебютировала как режиссер спектаклем «150 причин не защищать Родину».  Руководит социальными проектами театра, среди которых театральные уроки в коррекционной школе, адаптация русской классики в школах для детей мигрантов, семинары и мастер-классы с заключенными подростками.

 

— Откуда вообще появилась идея сделать спектакль о старообрядцах? Довольно экзотическая тема, тем более для документального театра…

— Для любого театрального человека есть что-то важное в истории Московского художественного театра, и я, как все, интересовалась его историей. Мое внимание привлек Савва Морозов — выходец из старообрядческой купеческой семьи, предприниматель, построивший МХТ и дававший деньги на революцию. Меня заинтересовало, как это все сочеталось. Оказывается, старообрядцы с их системой взаимных связей были своего рода государством в государстве. Они держали всю торговлю, если купец не был старообрядцем, ему довольно трудно было вести бизнес, потому что староверы верили только друг другу. Никаких подписей и печатей, только честное купеческое слово, а его нарушение для купца означало гражданскую смерть. У нас в «Театре.doc» есть программа спектаклей «Живая история», в которых мы исследуем наши исконные, важные, но не слишком известные традиции. Это попытка посмотреть на нашу крайне богатую историю, в том числе в плане идеологии, с точки зрения того, какие уроки из нее можно извлечь. История старообрядцев — один из таких уроков, которые мы пытаемся разгадать.

— Что это было за государство в государстве? Как оно было организовано и на чем держалось? Что это за мировосприятие?

— Это была неформальная структура.  До самого конца XIX века старообрядцы были поражены во многих правах: не могли занимать ряд должностей, были ограничены в социальной жизни. Поэтому они держались друг друга. Так, приезжая из деревни в город, крестьянин-старообрядец шел на определенную фабрику к определенному хозяину — тоже староверу. Бизнесмен-старообрядец воспринимал свой труд как миссию, за рабочих он чувствовал ответственность как за собственных детей. Он должен был их лечить, к нему приходили, чтобы разрешить какие-то споры и конфликты. То есть это была постоянная взаимопомощь.

Меня вообще интересует горизонтальное самоуправление.  Нам все время объясняют, что мы не можем  жить без вертикали, но на самом деле именно у нас есть совершенно другие традиции, такие как артель ремесленников, крестьянская община, вече. Это все интересно и достойно изучения, а старообрядческая модель хозяйствования и ведения бизнеса оказалась необыкновенно эффективна. Ее плодами мы пользуемся до сих пор: Третьяковская галерея, Бахрушинский музей, МХТ, больница имени Боткина, Морозовская больница… — все это нам досталось от  старообрядцев. Они не прокутили деньги где-нибудь в Париже, а потратили на благо общества.

Я не знаю, как развивалась бы наша история, если бы у нас не было раскола, но, думаю, Россия была бы необыкновенно эффективной с точки зрения хозяйствования — отношение к труду как миссии человека в чем-то роднит старообрядчество с протестантизмом. Возможно, у нас не было бы Пушкина, Достоевского и Чехова, но наверняка мы были бы очень богатой и мощной страной. Впрочем, не исключено,  что эта старообрядческая система сложилась именно под давлением, в условиях, когда они были вынуждены жить, постоянно отстаивая свою идеологию, свою веру, себя. Во всяком случае, очень интересно думать про этих людей.

— То есть, на ваш взгляд, меценатская деятельность Третьякова, Морозова, Бахрушина и других связана с их верой и старообрядческой системой ценностей?

— Думаю, да, это внимание к духовной сфере — часть их идеологии. Хотя искусство совершенно не то, что религия, и театр для старообрядцев в принципе под запретом,  искусство — это тоже сфера идеального. Третьяков на самом деле совершил удивительный подвиг: ведь в то время многие вообще не верили, что русская живопись существует. Считалось, что живопись где-то там — во Франции, Италии, в Голландии, наконец, а у нас здесь, под серым осенним небом, ничего достойного в живописи нет и быть не может. А Третьяков покупал картины как бы несуществующих русских художников, поддерживал их, заказывая новые работы. При том, что вообще-то он был скуповат. Все это очень интересно, мечтаю когда-нибудь сделать и об этом спектакль.

— Спектакль «Старообрядцы» идет на древнерусском языке —  и для меня это было погружение не столько в прошлое, сколько в некое вневременное пространство, которое ощущается на каком-то интуитивном, чувственном уровне как нечто давно знакомое, но позабытое. А для вас в этом спектакле в чем связь с настоящим, если она есть?

— Мне интересны люди, которые ради того, во что они верят, готовы стоять до конца. Мне кажется, в этом и заключается связь с настоящим. Когда мы делали этюды, я просила актеров, произнося слова зачина — «Кого бо тако Бог любит, яко же ны возлюбил есть? Кого тако почел есть, яко же ны прославил есть и вознесл? Никого же!», то есть «Кого так Господь возлюбил, как нас? Больше никого» — внутренне для себя формулировать, что они для себя в этот момент понимают под особым путем нашей страны. Надо сказать,  у всех у них абсолютно разные политические взгляды. Кто-то говорил, что проблема России в том, что это проклятая страна, а кто-то — что это самая лучшая страна в мире, которой просто выпало очень много испытаний.

Еще, например, я артистов спрашивала, в чем для них заключается помрачение времен, на фразу «последнее помрачение времени наста» и ответы тоже были совершенно разные. Для одного оно было в том, что посадили в тюрьму мать семерых детей, для другого — в том, что во Франции венчают геев. Так мы работали над этим спектаклем, над языком, который в определенный момент сам стал одним из его героев. Для нас это было неожиданностью, мы оказались в каком-то особом мире, в который нас привела музыка языка. И возникло это ощущение — как будто ты приобщаешься к чему-то, что уже знаешь и как будто вспоминаешь. Мне и зрители потом говорили, что у них возникло то же чувство.

— Генетическая, культурная память?

— Это, как помните, как у Лермонтова — «По небу полуночи ангел летел… // И звук этой песни в душе молодой// Остался — без слов, но живой». Это что-то, что тебя волнует, как музыка, которая без слов что-то тебе сообщает, вызывает в душе непонятные, но сильные эмоции. В самом звуке древнерусского языка тоже есть какое-то сообщение, которое мы неожиданно для самих себя открыли. Да, наверное, это какая-то культурная память, интересно об этом думать.

— Когда вы изучали исторические материалы, тексты XVII века, какие у вас сложились образы главных героев спектакля — протопопа Аввакума и боярыни Морозовой?

— Это идеалисты, люди, которые действительно за веру шли до конца. Казалось бы, можно было бы перекреститься тремя пальцами и остаться в живых, но они выбрали другое. И ведь они отстаивали не просто внешнюю атрибутику, за ней — определенный порядок жизни общества, связанный с этим мировоззрением. Как я поняла уже из изучения научных книг, когда Золотая Орда стала терять былую мощь и Русь, одна из ее провинций, неожиданно стала мощным царством, объявившим себя после падения Византии Третьим Римом, появилась необходимость в соответствующей государственной идеологии — централизованной, вертикальной. Старообрядческая идеология, напротив, предполагала наличие множества горизонтальных связей и самоуправления. Невзирая на внешнюю строгость, в старообрядчестве гораздо больше свободы в отношении человека с религией и традицией, которую они и отстаивали. Поэтому они  предпочитали покончить с собой, чем идти на компромисс. В результате они создали свою субкультуру, которая впоследствии стала частью нашей большой культуры. Что касается Аввакума, это достаточно сложная фигура, но для меня это прежде всего очень талантливый человек, потрясающе пишущий, я просто преклоняюсь перед ним как перед писателем.

— Старообрядцы помогали вам в создании спектакля?

— Да, у нас замечательный консультант Семен, он оказался очень интересным человеком, сам художник, резчик по дереву, работает в одной из старообрядческих общин. Когда мы оказались на улице, он пытался помочь нам с помещением, которое старообрядцы могли бы сдать нам в аренду. Но это оказалось невозможным, потому что они еще строже, чем православные, относятся к театру. Тем не менее бригада старообрядцев, среди прочих волонтеров, очень помогла нам с ремонтом нового помещения. Кроме того, нас консультировал Вадим Хохряков, специалист по древнерусскому искусству, научный сотрудник «Эрмитажа». Как выяснилось, практика и наука во многом расходятся. Например, в старообрядческой традиции принято говорить АввАкум, в научной среде — АввакУм. Было чудесно наблюдать споры этих двух прекрасных людей.

Выселение «Театра.doc»
Независимый театр документальной пьесы «Театр.doc» был создан в 2002 году. В течение 12 лет он снимал помещение в подвале жилого дома в Трехпрудном переулке. В октябре 2014 года департамент городского имущества Москвы в одностороннем порядке расторг договор аренды с театром, ссылаясь на незаконную перепланировку части помещения. В ответ на официальное обращение к мэру Москвы с просьбой продлить договор аренды и дать время для устранения нарушений по перепланировке в начале декабря театр получил еще одно предписание департамента имущества освободить помещение. 30 декабря в «Театре.doc» должен был состояться показ документального фильма «Сильнее, чем оружие» о киевском Майдане, который на первых минутах был прерван полицией, заявившей о необходимости проверить поступивший сигнал о заложенном в подвале взрывном устройстве. Помещение театра было опечатано. 14 февраля 2015 года «Театр.doc» открылся в новом помещении на Спартаковской улице.

 

— Как сейчас обстоят дела с помещением «Театра.doc»?

— После того как в декабре нас выгнали из нашего дома, мы с большим трудом сняли новое помещение, отремонтировали, и вот 14 февраля у нас состоялось открытие. Новое помещение другое, оно немного больше, к тому же это не подвал, а первый этаж, с двенадцатью окнами и пятиметровым потолком, так что и сценические возможности другие, и это, конечно, вызов. Мы будем приспосабливать старые спектакли к новому пространству, но какие-то, может, в него не впишутся. Возможно, часть спектаклей приживется на дружественных площадках, на которых мы сейчас играем, — пока трудно сказать, будем определять опытным путем. Я надеюсь, что сейчас у нас каждый месяц будет премьера. Из ближайшего, помимо «Старообрядцев», — спектакль про «Болотное дело», по пьесе Полины Бородиной, а также постановка по моей пьесе, которая представляет собой воображаемый разговор между Петром I и его дочерью Елизаветой, отменившей смертную казнь, что по тем временам было большим свободомыслием.  Там будут играть Ильяс Тамеев и Дарья Екамасова.

— Какая помощь сейчас нужна «Театру.doc»?

— Конечно, нам нужны волонтеры, меценаты, потому что мы независимый негосударственный театр. У нас завершился краудфандинг на сайте Planeta.ru, но, возможно, мы будем собирать уже на конкретные проекты, на которые у нас совсем нет финансирования,  но которые мы обязательно хотим выпустить.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

13.02.2015

«Невозможно вести диалог с погромщиками»

Ирина Прохорова о социальной ответственности интеллектуала, разделенном обществе и психологии гражданской войны

31.01.2015

Понятно без слов

Что слышащие могут услышать от неслышащих

23.01.2015

Возвращение Милицанера

Режиссер Юрий Муравицкий о Пригове вокруг нас, границах восприятия и неменяющемся обществе

16.01.2015

Как звучат чужие мысли

Московские композиторы представляют музыку для чтения

КОНТЕКСТ

17.03.2018

«Я оставлю театр крепко стоящим на ногах»

Театр для Олега Табакова значил намного больше, чем кинематограф

12.03.2018

Лукавый гений

В Москве на 83 году жизни скончался Олег Табаков

11.03.2018

Афиша

12 – 18 марта 2018 года

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас