01.01.2015 | Анастасия Гладильщикова

Библейское 3D

«Исход: цари и боги» – один из главных фильмов праздников

Фото: Кинопрокатчик «Двадцатый Век Фокс СНГ»

Переосмысление ветхозаветного сюжета о Ное и его ковчеге в исполнении Даррена Аронофски мы видели этой весной. Теперь настал черед Моисея. О его жизни решил рассказать гранд Ридли Скотт. Несмотря на то что западные критики фильм разругали, он производит сильное впечатление. «Исход: цари и боги» в прокате с 1 января.

Ридли Скотта в последнее время вообще не понимают: критиковали «Прометея», недоумевали по поводу «Советника». Меж тем, автор «Чужого», «Бегущего по лезвию», «Тельмы и Луизы», «Гладиатора» etc. еще даст прикурить молодым. «Исход: цари и боги» – очередное тому подтверждение.

В первую очередь – это невероятная с визуальной точки зрения работа. Один из редких случаев, когда эффект 3D полностью оправдан. Ощущение объемности изображения не покидает на протяжении всего сеанса, который продолжается два с половиной часа. И это притом, что, как правило, о 3D забываешь минут через пять. Каждый кадр – законченная картина, продуманная до мельчайших деталей, и зритель находится внутри нее, а не смотрит со стороны. Человеку XXI века побывать в Древнем Египте, пусть и придуманном – не самая плохая возможность. И это тот случай, когда не нужно защищать кино как самый молодой вид искусства, соединивший в себе черты всех других, не нужно доказывать его самобытность. Достаточно просто посмотреть фильм, и вопросы отпадут сами собой.

С библейским сюжетом расхождений, конечно, множество. Так, выросший при дворе фараона Моисей, почти брат будущему правителю Рамзесу, узнает о своем еврейском происхождении уже во взрослом возрасте; исход евреев из Египта начинается, когда Моисей еще молод и т.д.

Ридли Скотта упрекают в том, что, судя по «Исходу», он – атеист, который не смог прочувствовать текст Библии. И находят довольно смехотворным то, что в фильме Бог – это маленький мальчик. Но такое решение, напротив, кажется концептуальным и оригинальным. «Исход» – кино даже не атеистическое, а во многом критическое по отношению к Богу, и сделано оно таким явно специально. Бог – истеричный жестокий мальчик лет десяти, который насылает несчастья – от окрашенного кровью Нила до язв – на египетских жителей. И делает он это сам, а не руками Моисея, сомневающегося в том, что нужно действовать именно так, чтобы спасти евреев. Бог кричит: «Я хочу, чтобы фараон молил о пощаде!». Моисей говорит ему, что такая тактика похожа на месть.

Главная трагедия фильма происходит тогда, когда по воле Божьей гибнут все первенцы Египта. Поскольку убийства еврейских младенцев оказываются за рамками фильма, а гибель египетских в них вписана, это производит особенно сильное впечатление. Смерть сына – главная драма Рамзеса, и ему сопереживаешь, несмотря на его диктаторскую сущность. Тут стоит сказать, что Джоэл Эдгертон (Том Бьюкенен в «Великом Гэтсби» База Лурмана), совершенно неузнаваемый в роли фараона, переиграл гораздо более признанного Кристиана Бейла в роли Моисея. И момент, когда Рамзес в отчаянном порыве скачет к Моисею, которого во всем винит (несмотря на то, что воды Красного моря вот-вот над ним сомкнутся), иначе чем величественным не назвать. «Это твой Бог, убийца детей?» – вопрошает Рамзес, когда Моисей возвращается в Египет.

Ридли Скотт не скрывает того, что Рамзеса он и хотел сделать персонажем двойственным. И все же, несмотря на некоторую зрительскую симпатию, фараон – диктатор, который и о своем, египетском, народе не заботится. Когда в стране наступает голод, герою говорят, что с этим нужно что-то делать. Тот отвечает: «Ты хочешь, чтобы мы тоже голодали? У моего народа полно воды – выживет». Что уж и говорить о рабах-евреях. Конечно, Рамзес, как и положено, считает себя Богом.

И главный конфликт фильма разворачивается не между двумя братьями, а между двумя Богами – земным и небесным, одинаково жестокими и эгоистичными. Как победить диктатуру и самовластие? «Голодные игры» говорят нам: с помощью революции. «Исход: цари и боги» утверждает, что только с помощью божественной диктатуры. Она беспощадна, в том числе и к невинным, но никак иначе других невинных не спасти. Сомневающийся поначалу Моисей в итоге безоговорочно принимает своего нового Бога, свой народ. «Я подвел тебя» – говорит он, обращаясь к тому самому маленькому мальчику, заведя евреев в тупик. 

Чью сторону примите вы – решать вам. Но в любом случае не так уж Ридли Скотт погрешил против Библии: Ветхозаветный Бог ведь сурово обошелся даже с самим Моисеем, так и не дав ему добраться до Земли Обетованной.

Главная неудача фильма, как ни странно – это сам Моисей. Несмотря на то, что с ним происходят большие перемены, персонаж кажется недостаточно живым.

Обрывает свой подробный рассказ Ридли Скотт не на том месте, на каком вы ожидаете перед просмотром. Другая неожиданность: предельная реалистичность картины. «Ной» был во многом фэнтези, «Исход» совсем не таков. Особенно изобретателен эпизод с Красным морем, заставляющий вспомнить «Интерстеллар». Волны эпических размеров – тенденция киносезона.

КОНТЕКСТ

18.01.2018

Год сиквелов и триквелов

Что смотреть в кино в 2018 году

11.01.2018

Каждый четвертый билет

2017 год принес рекордные 13 млрд рублей сборов от проката российского кино

10.01.2018

На смерть Державина

После долгой болезни умер актер Михаил Державин

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ