31.12.2014 | Александра Ильина | Валерия Кущук | Василий Колотилов

«Я уверен, что она справится»

Пять историй о главных героях лучших публикаций «Профиля» в 2014 году

В наших текстах мы делаем ставку на истории реальных людей. Поэтому в конце года «Профиль» собрал в одном материале пять сюжетов, о которых мы рассказывали вам весной, летом и в начале осени. Мы поговорили с героями тех публикаций и узнали, что изменилось в их жизни, взглядах, целях и желаниях за время с нашего последнего разговора. 

1. Олеся Буданова, бывшая пациентка психоневрологического интерната для детей-сирот

Май 2014

Фото: ИДР-Формат / Александр Корольков
Фото: ИДР-Формат / Александр Корольков

Олеся Буданова попала в Черкизовский психоневрологический интернат в 18 лет. До этого с 15 лет девочка жила в детском доме, куда ее отдала мать по совету отчима. Олеся училась в коррекционном класе, а по окончании школы ее отправили в психоневрологическую больницу, где безо всяких обследований сразу поставили диагноз — «шизофрения с олигофреническим компонентом дефекта». После этого девушка отправилась в ПНИ. Спустя год Олеся услышала от работников интерната, что суд заочно лишил ее дееспособности.

Когда девушка узнала об этом, она позвонила своему другу Михаилу Степанову, который и нашел девушке защиту в лице юристов из Гражданской комиссии по правам человека — организации, которая уже более десяти лет занимается в России восстановлением прав в сфере психиатрии. На то, чтобы пересмотреть решение суда о лишении Олеси дееспособности, ушел год. Читать текст полностью

 

Декабрь 2014

Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский
Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский

«Здравствуйте, как зовут вас?», — улыбается мне Олеся. С момента нашей с ней последней встречи прошло больше семи месяцев. Когда мы виделись в последний раз, девушка страдала от воздействия психотропных препаратов, которые ей выдавали в интернате, поэтому все воспоминания о том периоде для нее что-то вроде страшного сна. Последний раз таблетки она принимала в апреле. Понадобилось больше полугода на то, чтобы к девушке вернулось ее прежнее состояние. «Когда мы познакомились, она была другим человеком. Потом те препараты, которыми Олесю пичкали в ПНИ, сильно изменили ее. Сейчас она уже восстановилась, снова стала собой», — говорит Михаил.

В октябре Олесе исполнилось 20 лет. 15 мая они с Мишей поженились: «Белого платья не было: у нас тянулось судебное разбирательство, так что было не до платья. Отмечали на даче в Подмосковье только с самыми близкими». Суд ребята выиграли, дееспособность удалось восстановить. Мать Олеси об этом не знает — последний раз она навещала дочь еще до того, как та попала в Черкизовский ПНИ. Отца, которого не видела с самого детства, девушка нашла «Вконтакте». Освобождению дочери он порадовался, но общение вне сети решил не продолжать.

Сейчас Олеся и Миша живут вместе с мишиными родителями. Делают дома ремонт и готовятся наряжать елку. «Самыми тяжелыми были первые недели после интерната, — вспоминает Миша. — Олеся практически не спала, ее лихорадило, это была настоящая ломка, как от наркотиков, если не страшнее. Потом бессонница сменилась затяжной депрессией. Когда депрессия пошла на спад, проявился другой симптом — она начала машинально проговаривать мысли вслух. Все это сошло на нет только к концу лета».

Олеся сильно изменилась: пропала болезненная отечность, потерянный взгляд стал осмысленным, черты лица как будто стали тоньше. Весной это был запуганный ребенок, теперь — симпатичная молодая девушка.

Пока она только учится жить вне стен интерната — осваивает компьютер, готовит, впервые за многие годы самостоятельно покупает вещи. Собирается учиться на медика. «Мы думали, что можно попробовать выучиться на зубного техника, ей это интересно, нравится изучать медицинские справочники, — рассказывает Миша. — Если не получится, можно и на более простую работу. Секретарем, например. Но я уверен, что она справится».

 

2. Александр Кривенко, доброволец из Перми, отправившийся воевать в ЛНР

Фото: РИА Новости / Максим Блинов
Фото: РИА Новости / Максим Блинов

Июль 2014

В июле «Профиль» опубликовал интервью с ополченцем из ЛНР Александром Кривенко. Бывший организатор оппозиционных митингов и убежденный либерал Кривенко уехал воевать в Луганск, будучи депутатом пермского молодежного парламента. В августе Кривенко получил ранение в колено во время разведоперации. Командир его подразделения в том же бою был убит. Кривенко перенес операцию и был вывезен в Россию. Читать текст полностью

 

Декабрь 2014

«Примерно месяц я был в лежачем состоянии, потом на костылях и только в конце октября встал на ноги. Сейчас уже вполне нормально хожу, но колено сгибается процентов на 45, поэтому бегать мне пока трудно. У меня осталось много незаконченных дел, так что лежать мне особо было некогда, хоть и пришлось.











У меня очень много планов, связанных с моим любимым Пермским краем, а если говорить о краткосрочной перспективе, то я до сих пор боец спецроты «Мангуст», хоть и находящийся на излечении.











К Новому Году я рассчитываю оказаться снова в ЛНР. Если получится, я останусь в своей роте. Если же не выдержу нагрузок спецроты, то уйду в артиллерию или танкисты.




 Я ведь до сих пор хромаю и буду хромать, видимо, до конца жизни. Перед этим я планирую побывать в Перми. Хочу встретиться с друзьями, знакомыми, коллегами, плюс, хочу сходить на могилу командира, Александра Срефановского, позывной «Мангуст».

Сначала я все время думал о том, чтобы вернуться в ЛНР. Потом был период, когда возникали мысли о том, что там все затихнет, война закончится, и я смогу зажить гражданской жизнью. Эти мысли быстро исчезли. Вообще пока я лечился, я много о чем передумал, смотрел много фильмов, читал много книг. Правда, в основном о войне.











Если летом у меня было ощущение, что эта война ненадолго, пару-тройку месяцев, то теперь такого ощущения нет. Эта война надолго. И от ее исхода зависит очень многое для нашей страны. Мало того,




 есть ощущение, что Первая Украинская может послужить прологом к более масштабному конфликту. Примерно как гражданская война в Испании послужила прологом к Второй Мировой. Надеюсь, этого все таки не будет.
















Мои родственники еще не знают ,что я собрался ехать обратно на войну.




 В любом случае, я принял решение, а я своих решений не меняю».











 

3. Роман Губа, беженец из Славянска, уехавший во Львов

Июнь 2014

Фото: «Профиль» / Вадим Брайдов
Фото: «Профиль» / Вадим Брайдов

Одним из жителей Донбасса, уехавших с востока Украины весной, был студент местного вуза и журналист Роман Губа. Из-за проукраинских пубикаций его начали разыскивать вооруженные люди. Когда они приехали к нему в общежитие, Роману без денег и документов пришлось бежать из Славянска. Губа добрался до Львова, где его пустили пожить в общежитие Украинского католического университета. Он собирался дистанционно получить диплом бакалавра и поступить в магистратуру одного из западноукраинских вузов. Читать текст полностью

 

Декабрь 2014

«Я поступил на магистерскую программу по журналистике в Украинский католический университет. Это единственный в Украине, да и в целом единственный по СНГ католический вуз. Сдавал я английский, специальность, собеседование и примеры журналистских материалов. Из-за своего слабоватого английского чуть не пролетел, но с другими предметами, к счастью, больших проблем не было.

Вуз частный, и бюджетного отделения там нет. В этом году у нас много ребят в группе с юго-востока Украины (8 из 23). Нам выдают гранты на обучение западные и украинские фонды. За мое обучение и проживание, например, платит мобильный оператор «Киевстар».

Я очень благодарен школе журналистики УКУ за то, что они меня опекали еще с весны, после того как я уехал из Славянска. Да и вообще к переселенцам в университете хорошо относятся, и студенты, и преподаватели.

Несмотря на то, что вуз католический (на западе Украины в основном исповедуют греко-католицизм), образовательный процесс полностью светский. Преподают люди далеко не последние в украинской практической журналистике. У нас постоянно проходят мастер-классы украинских и зарубежных журналистов, в том числе и российских. За последний год я лично в УКУ слушал выступления Константина фон Эггерта, Павла Казарина, Валерия Панюшкина, Лилии Шевцовой.

Специфика у университета конечно есть, хотя учатся здесь не только католики. Часовни в корпусах, философско-богословский факультет, ректор–священник, пост по пятницам. Общежитие называется коллегиумом.

Я очень доволен тем, как все получилось. Я не слишком доволен теми обстоятельствами, при которых я сюда переехал. Успокаиваю себя тем, что все равно собирался переезжать на западную Украину. Львов — хороший город. Тихий, спокойный.

Мои родители тоже очень довольны, они у меня придерживаются проукраинских взглядов. Правда, сейчас я далеко от дома, почти сутки на поезде в одну сторону ехать. Поэтому вижусь я с ними редко, за семестр всего один раз дома был. Родители живут в Красном Лимане, это 50 км от Славянска. Войны там уже нет, там все хорошо. С друзьями, которые остались на востоке, у меня тоже все нормально — с теми, кто на стороне сепаратистов, я попросту не общаюсь, а с остальными связь поддерживаю».

 

4. Денис и Константин Кузьминых, молодые предприниматели из Ижевска, успешно начавшие бизнес в Москве

Июль 2014

Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский
Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский

Денис и Константин Кузьминых приехали в Москву, за три года с нуля и со стартовым капиталом в 30 тысяч рублей раскрутили два интернет-магазина часов и мини-кофейню в подземном переходе у станции метро «Римская». 20-летние братья открыли кофейню в начале 2013, работали там сами и иногда менялись с наемным бариста. К ним выстраивались небольшие очереди, постоянные клиенты запоминали, что кому-то больше нравится капуччино, который делает один бариста, а кому-то — латте у другого. Месячная выручка достигла 250 тысяч рублей. Через пять месяцев братья продали успешный бизнес всего за 150 тысяч рублей, а 3 декабря открыли новую, тоже в формате «кофе с собой» на Тверской, рядом с переходом на Пушкинской. Читать текст полностью

 

Декабрь 2014

За углом, на Тверском бульваре, находится похожая точка, в которой кофе стоит 50-100 рублей, в зависимости от размера стаканчика. Поэтому у Кузьминых кофе без добавок вроде сиропа стоит 50, 70 или 100 рублей — они не могут поднять цены. Их цель — сохранить высокое качество услуг и конкурировать не только с похожей палаткой, но и с сетевыми кафе.

После продажи первой кофейни Денис и Константин занимались консалтингом и помогли запустить семь кофеен. А в переходе на «Римской» начался ремонт, и там закрылись все торговые точки, о чем братья жалеют.

В кофейню в переходе на «Римской» Кузьминых вложили 500 тысяч рублей, а в точку на Тверской, 17 — в два раза больше, уже при участии инвестора. Если раньше братья арендовали павильон у посредника, то под новое дело они купили 5 кв. м.

По данным консалтинговой компании JLL, Тверская осенью 2014 опустилась на четвертое место в списке самых дорогих торговых улиц Москвы и Санкт-Петербурга. Одна из причин — растущие трудности у арендаторов. Но хозяева новой мини-кофейни на Пушкинской говорят, что спрос у них примерно такой же, как на старом месте.

Здесь пробивают 100-130 чеков в день — на Римской было 90-100, у конкурентов за углом на Тверской — 200. Планки в 200 стаканчиков Кузьминых достигли за один вечер, когда проводили на Тверской акцию. На Римской такое число получалось, только если акция действовала весь день. Там средний чек был 120 рублей, на Тверской — 80.

Денис и Константин с его девушкой Ангелиной по-прежнему иногда встают за прилавок по очереди с наемным бариста. Летом Денис рассказывал, что мечтает открыть клуб верховой езды для тех, кто просто любит лошадей, а не профессиональный спорт, но сейчас он понял, что это нерентабельная идея. В 2015 году Денис и Константин Кузьминых хотят запустить производство картонных стаканчиков для кофе.

 

5. Аяз Шабутдинов, бизнесмен, ставший миллионером в 21 год

Август 2014

фото из личного архива
фото из личного архива

Аяз Шабутдинов заработал свой первый миллион в 21 год, открыв хостел в Ижевске. Летом он рассказал «Профилю», как расширил бизнес до сетевой империи, которая заполняет все новые ниши на рынке, как работал в хостеле администратором в первые дни и почему развивает компанию в регионах, а не в Москве.

На запуск первого хостела 20-летний Аяз потратил 100 тысяч рублей, взятых в кредит. Он мог попросить помочь родителей, но захотел доказать, что справится сам. Сначала не было денег на зарплату администратору — и он первое время засыпал с телефоном у уха, чтобы не пропустить звонок, потому что тогда каждая тысяча рублей была на счету. Шабутдинов быстро набрал знаний по маркетингу и вывел хостел в плюс через 3-4 месяца. Читать текст полностью

 

Декабрь 2014

Фото: «Профиль» / Валерия Кущук
Фото: «Профиль» / Валерия Кущук

Теперь все новые проекты Like Аяз старается выводить на окупаемость в течение месяца. Аяз ведет блог «Цель — 30 млн рублей за год». В начале 2014 он не знал, как достигнет ее, но сейчас говорит, что по итогам года компания это сделает. При этом финансовые показатели были основной целью только на раннем этапе. Летом Шабутдинов планировал увеличить количество проектов с 9 до 30 к концу года, но в декабре их насчитывается меньше 20. К сети автошкол, автомоек, кофеен, турагентств, внутренней юридической и IT-компании, магазину подарков-впечатлений, кулинарной студии, центру бизнес-обучения и салону красоты прибавились языковая школа, фотошкола, доставка лапши, производство пончиков, точки продаж наборов для творчества и цветочные магазины. Еще несколько проектов сейчас в стадии запуска. Франшизу холдинга купили уже 200 человек.

На 2015 Шабутдинов составил новую стратегию развития холдинга. Он предлагает покупать за 1 млн рублей право открыть представительство Like в своем городе и хочет в перспективе благодаря франчайзи открыться во всех регионах страны. К концу 2015, по его плану, чистая прибыль холдинга достигнет 1 млрд рублей. Пока подробности этого плана знают только три человека.

Летом Шабутдинов рассказывал «Профилю», как он чередует дела и отдых: «Я погружаюсь в работу на 20 дней, почти не сплю, а потом выделяю четыре дня на полную разгрузку. Уезжаю куда-нибудь. Через четыре дня я начинаю скучать по работе и возвращаюсь». Но через пару месяцев он написал в блоге, что теперь будет отдыхать хотя бы раз в неделю. В конце года он вместе с командой отправится в кругосветное путешествие.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

13.05.2014

«Не волнуйся, тебя больше никто никуда не заберет»

Три истории детей-сирот, которых сделали постоянными жителями психоневрологических интернатов

29.08.2014

«Я вывез в Россию томик Пастернака»

Бывший ополченец — о том, как погиб его командир «Мангуст», как был ранен он сам, чего не хватает луганской больнице и кто перевозит раненых через границу

13.08.2014

«Неудобно делать выговор сотруднику, который старше меня»

Как студент из Ижевска построил региональную бизнес-империю

24СМИ