Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 96
02.12.2014 | Инна Логунова

«Империя нам не по силам, не по карману и вообще губительна»

Леонид Парфенов о живой истории, Санкт-Ленинграде и российской суицидальной идее

Фото: Интерпресс / ТАСС / Сергей Николаев

Авторский проект журналиста Леонида Парфенова — фильм «Цвет нации» о Сергее Прокудине-Горском, одном из родоначальников мировой цветной фотографии, вошел в шорт-лист национальной премии в области неигрового кино и телевидения «Лавровая ветвь» как лучший документальный телефильм. Победители будут объявлены 17 декабря на закрытии фестиваля «Артдокфест», где фильм покажут в программе «Ящик». А пока мы поговорили с Леонидом Парфеновым о восприятии истории и трех Россиях, образы которой переплетаются в картине, как на фото с многократной экспозицией.

«Цвет нации», реж. Сергей Нурмамед
Фильм рассказывает о судьбе Сергея Прокудина-Горского, создавшего в начале ХХ века фотографическую «коллекцию достопримечательностей Российской империи». На своих цветных снимках он запечатлел тысячи объектов на территории страны, оставив уникальные свидетельства жизни дореволюционной России. Группа Леонида Парфенова проехала по следам экспедиций Прокудина-Горского, побывав в двенадцати регионах уже совсем другой страны, чтобы запечатлеть и осмыслить произошедшие перемены. В фильме приняли участие внуки фотографа, проживающие во Франции, а также эксперты библиотеки конгресса США, где сейчас хранится коллекция.

 

— В фильме «Цвет нации» вы, среди прочего, говорите о цивилизационном разрыве между Россией прошлого и настоящего, о том, что за последние сто лет мы живем уже в третьей стране. Каким образом этот разрыв может быть преодолен, если это возможно?

— Преодолеть, по моему убеждению, невозможно. На момент, когда закончился социализм, не осталось никого, кто бы передал живую память о первом русском капитализме нам — второму русскому капитализму. Какая тут преемственность? Только с советским. Мы третья за сто лет Россия — постсоветская. Остается только это понять, осмыслить, извлечь урок.

Фото: ОАО «Первый канал»
Фото: ОАО «Первый канал»

— В фильме по большей части идет речь о сильно разрушенных или вовсе утраченных памятниках. Как, по-вашему, исторические памятники могут быть вписаны в  современную жизнь и среду, действительно стать их частью, а не чистеньким, залакированным новоделом?

— Тому есть множество примеров — скажем, в Италии или Франции. При естественном развитии огромный жилой фонд роскошных апартаментов на больших бульварах Парижа, который весь более чем вековой, не разрезали на коммуналки, не ухайдакивали до полуруин и трущоб, как аналогичный питерский. Собственность не отменяли, не отбирали, она обретала новую судьбу в новых условиях. И это можно наблюдать во всех западных больших центрах. Есть даже целые живые города-музеи: офисы, жилье, магазины, рестораны существуют в Венеции в помещениях, которым и 200 лет, и 300. Никто их в «залакированный новодел» для этого не превращает. И только Елена Батурина, помнится, сетовала в интервью: в каком состоянии город!

— В одном из эпизодов вы рассказываете о лютеранской церкви в Санкт-Петербурге, перестроенной и замаскированной под ДК в советское время, и говорите о том, что церковь при желании можно восстановить, но это не вернет в город немецких булочников, сам дух времени. Согласна, это невозможно.  А в чем, по-вашему, дух нашего времени — последнего десятилетия?

— Не могу сказать. Особенно про Петербург. Я его неплохо знаю, учился в нем, часто езжу и без этих поездок скучаю по нему. Но новой судьбы города, нового духа не чувствую. По-моему, он их еще не обрел. Как и почти вся наша жизнь, Питер кажется еще в переходном периоде постсоветскости. Санкт-Ленинград, как горько говорят.

Фото: ОАО «Первый канал»
Фото: ОАО «Первый канал»

— Собирая материал для «Цвета нации», вы общались с научными сотрудниками библиотеки конгресса США, где хранится коллекция фотографий Прокудина-Горского. Поражает, с какой любовью они рассказывают о российской истории. Невольно думаешь о том, что мы сами часто ценим себя гораздо ниже. У вас не было такого чувства?

— Нет, я знаю российских энтузиастов, поклонников коллекции Прокудина-Горского и ее исследователей-любителей. У них сайт в интернете, они провели множество сопоставительных съемок в местах, где работал Прокудин-Горский. Часть этих кадров мы сняли вместе, занимаясь нашим фильмом. Другое дело, что это личная инициатива, а не деятельность госинституции. Но по мне так даже лучше.

Трейлер фильма «Цвет нации»

— На ваш взгляд, вокруг чего сегодня может строиться национальная идентичность в России? Нужна ли нам пресловутая национальная идея?

— Национальная идея, по-моему, одна: потенциал все еще самого большого европейского населения. Возможности жизненной реализации русского человека. Ведь все строили сильное государство при слабых людях. Но они ж не инструмент, а часто они для государства даже препятствием бывали. 140 миллионов россиян — главное богатство России, а вовсе не нефть и газ. Их карьеры, инициатива, бизнес, достойная жизнь, свободы, открытость миру, уровень образования и здравоохранения. Власть должна служить их благу. Я часто как раз в Питере повторяю — самый проклятый наш вопрос: почему Россия не Финляндия?

— Российская империя, советская империя, постсоветская империя. Как вы думаете, способна ли Россия уйти от имперской модели?

— Придется уйти. Она нам не по силам, не по карману и просто губительна. Да и где вассалы такой империи? Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье? Хорошо же это имперское величие! Суицидальная это идея, и ничего из нее не то, что не выйдет, — уже не вышло.

Фото: ОАО «Первый канал»
Фото: ОАО «Первый канал»

— Вы не раз говорили об идеологизированности российских учебников истории. Как, на ваш взгляд, должен преподаваться этот предмет? 

— А с чего вообще решили, что как в учебнике напишем  — так люди потом всю жизнь и будут думать? Вон в СССР какие строгие учебники были и только единые, а КПСС в них представала самой великой и вечно правой. И что? Да, сегодня учебники истории — те, что я вижу, — идеологизированные и адвокатские: они во всем оправдывают нашу страну. Россия и СССР в них сейчас предстают как раньше КПСС. А еще они скучные и написаны страшным суконным языком. Авторы просто фразы строить не умеют, плохо владеют русским письменным. Так что до этой идеологии обычный читатель скорее всего просто не продерется.

— Вы много ездите по стране. Есть ли у вас собственная коллекция достопримечательностей сегодняшней России — возможно, даже не визуальных образов, а воспоминаний о местах и людях, воплощающих для вас страну?

— Конечно, мне Русский Север дороже всего. А его главная жемчужина — Ферапонтов монастырь, небольшая обитель на холме меж двух озер. Главный собор расписан Дионисием с сыновьями в 1502 году.  Стараюсь бывать там каждый год, этим летом погода хорошая была, и я даже купался. Только туризм не развит, и я всем объясняю — как туда нужно вести провизию, где взять машину и лодку. Я-то знаю инструкцию по проезжему применению родины, а другие, бывает, пугаются.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

27.11.2014

Какая жизнь, такие и сказки

Два фильма с последнего «Кинотавра», снятые режиссерами-женщинами

21.11.2014

«Мы с Эдит Пиаф очень похожи»

Французская певица Жиль Эгро о жизни, сцене и желании вернуть прошлое

14.11.2014

«Сама реальность превратилась в продукт потребления»

Композитор Владимир Мартынов о закате гомо сапиенс и актуальном искусстве

КОНТЕКСТ

29.11.2016

Собери сам

Россияне стали больше финансировать проекты через краудфандинг

24.11.2016

Главный по съемкам

Старший вице-президент ВТБ назначен руководителем «Главкино»

18.11.2016

Скончался актер Евгений Лазарев

Скончался актер Евгений Лазарев

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ