29.10.2014 | Валерия Житкова

Учить против ветра

История «Интеллектуала»: странная школа нестандартно учит детей и пытается идти наперекор реформе Минобразования

Фото: «Профиль» / Александр Уткин

До нынешнего учебного года главной бедой для учеников школы-интерната «Интеллектуал» были каникулы — парадокс, но здесь школьники хотят учиться круглый год. С 1 сентября на смену этой нехитрой проблеме пришла угроза слияния с гимназией №1588 и, как следствие, исчезновения специализированной образовательной системы, которая выстраивалась в «Интеллектуале» с момента его появления. «Профиль» выяснил, чего ждут от этого нового соседства преподаватели, родители и главные судьи образовательной перестройки — школьники.

«Московский Хогвартс»

Необычная школа для необычных детей появилась в районе Фили-Давыдково в 2002 году с легкой руки кандидата исторических наук и археолога Евгения Маркелова. Идея казалась простой, как и все гениальное, — давать детям учиться столько, сколько они хотят. Желающих проводить на уроках по 10–12 часов в сутки оказалось больше, чем могла вместить школа. Тогда в «Интеллектуале» ввели три тура вступительных испытаний: каждый будущий пятиклассник должен пройти письменный тест, защитить проект по одному из предметов и выдержать пилотную неделю в будущей школе. Сейчас в «Интеллектуале» 280 детей, которых учат 108 преподавателей.

Фото: «Профиль» / Александр Уткин
Фото: «Профиль» / Александр Уткин

Уроки похожи скорее на университетские пары — есть возможность выбрать несколько предметов с углубленным изучением, есть «окна», несмотря на которые сознательные «интеллектуальцы» не сбегают из школы гонять в футбол. А все потому, что футбол, танцы, музыка в «Интеллектуале» такие же уроки, как и физика с математикой. Почти за 12 лет работы экспериментальная система принесла завидные плоды: «Интеллектуал» вошел в топ-500 школ России и в топ-20 московского рейтинга. По итогам 2013/14 учебного года больше половины выпускников «Интеллектуала» получили больше 90 баллов хотя бы по одному предмету ЕГЭ.

Фото: «Профиль» / Александр Уткин
Наталья Нетрусова: «Если ребенок заявляет: в душе я математик, отстаньте от меня со своей историей ― ему не в «Интеллектуал»»Фото: «Профиль» / Александр Уткин

От модели высших учебных заведений западного образца, где студент выбирает только те науки, которые ему по душе, школа далека — «Интеллектуал» готовит эрудитов, а не узких специалистов. «Если ребенок заявляет: в душе я математик, отстаньте от меня со своей историей, — ему не в «Интеллектуал»», — объясняет заведующая кафедрой информатики, заместитель директора «Интеллектуала» Наталья Нетрусова. По ее мнению, такая система положительно влияет на психологическое состояние детей. Если в каком-то модуле по одному предмету ребенок начинает отставать, успехи в других областях не позволят ему чувствовать себя аутсайдером. Каждый школьник может выбрать углубленные программы по нескольким предметам — в среднем из 40–45 человек в параллели от 12 до 20 выбирают особое углубление по тому или иному предмету, параллель разбивается на небольшие группы.

В «Интеллектуале» работает редкая для средних школ модель общения ученика и учителя. Это не система «начальник-подчиненный», а скорее дружба с сохранением необходимой дистанции. «Мы слушаем детей и стараемся выполнять их образовательные запросы. Ну вот из последнего: захотели они китайский, в школе появились китаисты и центр китайской культуры», — рассказывает Наталья. В течение учебного года школьники делают проектные работы — своеобразные научные исследования. Предмет и тему для них ребенок волен выбрать сам.

По статистике, из 80–100 ежегодных работ около 20 оказываются выдающимися и удостаиваются наград. Проектная практика очень важна, считают преподаватели, — она помогает школьнику понять, интересна ли ему серьезная исследовательская деятельность, где кроме удовольствия от открытий бывают и периоды безрадостной рутинной работы. Есть и примеры коллективных проектов: в прошлом году команда «Интеллектуала» участвовала в конференции «Яндекс», где представляла собственную разработку: чат, привязанный к карте. Любой пользователь сервиса «Яндекс-карты» может зайти в программу и создать небольшое сообщение. Определив геолокацию автора, сервис поместит текст сообщения в соответствующем месте карты, а остальные пользователи смогут это сообщение прочесть и прокомментировать.

Как отдельный проект в «Интеллектуале» проводятся летние школы. Они ориентированы в основном на детей из других школ и регионов России. Каждый год из разных уголков страны — Камчатки, Якутии, Калининграда — съезжается порядка 60 школьников.

Нина Бурмистрова, 6-й класс: «Здесь я поняла, что могу быть дружелюбной»

Фото: «Профиль» / Александр Уткин
Фото: «Профиль» / Александр Уткин

Дома у Нины Бурмистровой, ученицы 6-го класса «Интеллектуала», не соскучишься — у нее девять братьев и сестер. Учась в младших классах, смысла фразы «школа — второй дом» Нина не понимала. В прогимназии, где прошли первые четыре года учебы, она не могла и не хотела находить друзей. Поступив в пятый класс «Интеллектуала», за первый же год обросла знакомыми. «Здесь я поняла, что на самом деле могу быть очень даже доброй и дружелюбной», — удивляется сама себе Нина.

Самым приятным сюрпризом для школьницы стали преподаватели в «Интеллектуале». «В прошлой школе при виде учителя у всех тряслись поджилки, — вспоминает Нина. — Здесь же абсолютно все преподаватели на одной волне с нами, все они очень крутые, с ними интересно». «Интеллектуал» научил Нину любить учебу. Не через «не хочу» каждый вечер садиться за ненавистные уроки, а с нетерпением собирать портфель на завтра и ждать наступления утра.

Нина гуманитарий: любит русский язык, литературу и историю. Остальные науки тоже не обделяет вниманием, но они, по признанию школьницы, «в одно ухо влетают, в другое вылетают». С будущей профессией Нина пока не определилась: «Я еще маленькая», — совсем по-взрослому заявляет шестиклассница. В свободные от учебы вечера Нина изучает латынь и введение в эпиграфику. А еще отвечает за красноухих черепах на аквариумистике.

Школьное раскулачивание

Размеренную жизнь «Интеллектуала» нарушила реформа среднего образования в Москве, которая стартовала в 2011 году. Департамент образования города открыл пилотную программу, в рамках которой установил для всех участников финансовый норматив. Для обеспечения проекта из резервного фонда бюджета Москвы выделялось 758,7 млн рублей, говорится на сайте департамента. На каждого ученика начальной, средней и старшей школы по новым правилам ежегодно выделялось по 85, 107 и 123 тыс. рублей соответственно. Бюджет большинства муниципальных школ с переходом на такую систему увеличивался. Но для специализированных заведений, которые получали от государства повышенное финансирование, вхождение в «пилот» означало резкое уменьшение выплат.

Проигнорировав этот государственный эксперимент, «Интеллектуал» продолжал получать деньги по старым правилам. Но в конце августа нынешнего года управляющий совет школы получил приказ: «Интеллектуал» переводят на систему финансирования обычных школ, установленную еще в 2010 году. Бюджет школы сократился с 289 до 63 тыс. рублей в год на ребенка. Если бы даже гимназия пожертвовала специальными надбавками и в 2011 году вошла в пилотный проект, сегодня школьный бюджет был бы вдвое больше. Но дороги назад нет — экспериментальная программа перестала принимать новых участников.

Фото: «Профиль» / Александр Уткин
Фото: «Профиль» / Александр Уткин

Чтобы получать государственные дотации, предусмотренные реформой 2011 года, «Интеллектуал» должен объединиться со школой, которая в свое время приняла участие в «пилоте». В конце сентября глава департамента образования Москвы Исаак Калина подписал указ об объединении «Интеллектуала» с гимназией №1588. Принцип, по которому школам подбирают «пару» для слияния, до сих пор остается загадкой для всех участников реформы. Преподавательский и родительский коллективы школы считают решение незаконным — для подобных преобразований необходимо согласие управляющего совета школы.

«Для рабочего коллектива гимназии, с которой планируют соединить «Интеллектуал», образование — это услуга. Учитель там выключен из процесса», — рассказывает Наталья Нетрусова. Для обсуждения острых вопросов была создана двусторонняя комиссия — два учителя и два родителя с каждой стороны. Преподаватели гимназии на встречу не пришли. Этот шаг очень показателен, считает Нетрусова, — учителя там полностью подчинены административной линии. «Мы настолько полярны, что даже не представляем, как подступиться к разработке какой-то единой системы», — сетует преподаватель.

Реформа проходит под флагом равных возможностей для детей всех муниципальных школ. Апологеты новой системы уверены: выдающиеся результаты, которые показывали воспитанники специальных школ, стали возможны благодаря повышенному финансированию. «Протест против «элитарных» школ часто пытаются представить как социальный. Ну вот вам пожалуйста школа, для поступления в которую не нужно происходить из семьи министров, бизнесменов или кинозвезд. Если социальный протест — это протест против мозга, то тогда да, пожалуй», — рассуждает в своем профиле участник проекта «Сноб», один из родителей Виктор Сонькин. «Иногда кажется, что чиновники всерьез, как руководство к действию, восприняли придуманные полковником ФСБ (не тем) слова Тэтчер — что, мол, в России достаточно оставить 15 млн человек, чтобы обслуживать трубу. Уничтожение «Интеллектуала» — это уже не намек на то, что нам другой человеческий капитал не нужен, это открытая декларация. И тогда нам всем точно труба», — заключает он.

Наташа Евдокимова, 8-й класс: «Мы задаем очень много вопросов»

Фото: «Профиль» / Александр Уткин
Фото: «Профиль» / Александр Уткин

В «Интеллектуал» Наташа попала не по доброй воле — школа, в которой она проучилась первые четыре года, девочку вполне устраивала. Протестовать против перевода она перестала после второго тура экзаменов, когда пришло время пилотной учебной недели в новой школе. «Меня покорил первый же урок. Была история, неожиданно учитель поднял всех со своих мест и разложил на партах артефакты разных эпох. Остаток урока мы догадывались, к какому времени принадлежит та или иная древность. А специфику быта Древней Руси, например, мы изучали по сказке «Колобок», — улыбаясь, вспоминает Наташа.

Сливать два разных коллектива школьников и учителей — плохая идея, считает она. И те и другие в «Интеллектуале» привыкли к неформальному общению двух поколений, совсем не похожему на строгую субординацию в классических школах. «Обычные учителя скорее всего придут от нас в бешенство. Мы задаем слишком много вопросов, на которые порой преподаватели не знают ответов. А ученик с задней парты может знать — это и нервирует их больше всего», — серьезно рассуждает восьмиклассница. Обычное здесь положение преподавателя во время урока — верхом на столе, самое грозное наказание — бросить в слишком шумного ученика ластиком (естественно, промахнувшись).

Если «Интеллектуал» перестанет быть интернатом, Наташе придется тратить по пять часов в день на дорогу из Подмосковья. «В начальной школе я приходила в восторг, когда у меня ночевали одноклассницы. А в «спалке» я живу с друзьями всю учебную неделю, это очень помогает выдерживать большую нагрузку», — рассказывает школьница.

Наташа углубленно изучает биологию, английский язык и историю — хочет стать психологом, как мама. Физика тоже входит в список предметов-фаворитов восьмиклассницы, но от нее к выпускному году придется отказаться — просто не хватит времени. После обязательных занятий она спешит на нейробиологию, французский и немецкий языки, в театральную студию или на латиноамериканские танцы.

Под угрозой исчезновения

Требования и просьбы остановить слияние «Интеллектуала» с гимназией №1588 рассматриваются на всех уровнях. Родительский комитет и преподавательский коллектив написали коллективное письмо вице-премьеру правительства Ольге Голодец, письмо-петицию мэру Москвы Сергею Собянину, обращение к руководителю департамента образования Москвы Исааку Калине, письмо уполномоченному по правам ребенка в Москве Евгению Бунимовичу. 11 октября на Суворовской площади прошел митинг против насильственного слияния московских школ, в котором приняли участие около 1400 человек. Ответ пришел пока только от Ольги Голодец: вопрос «Интеллектуала» не федерального значения, он находится в ведении московского департамента. Реакции остальных официальных лиц коллектив «Интеллектуала» пока еще ждет. Сейчас обсуждается возможность личной встречи преподавателей школы с начальником управления образования Западного округа Москвы Татьяной Бариновой.

Несмотря на все обращения в руководящие органы, реорганизация школы продолжается. Следующим ее шагом должно стать назначение директора «Интеллектуала» исполняющим обязанности главы гимназии №1588. И это первое нарушенное обещание: начальник управления образования Западного округа Москвы Татьяна Баринова гарантировала, правда, только устно, что на время переходного периода директор школы останется на своем посту. Через две недели после этого разговора директора уволили.

Де-факто реорганизация должна закончиться к марту 2015 года — гимназия №1588 вольется в «Интеллектуал» и официально перестанет существовать. В теории реформа выглядит довольно привлекательно, рассказывает преподаватель алгебры и геометрии Дмитрий Шноль: две самостоятельные системы должны превратиться в одну идеальную модель. Но реформаторы не учли главного: учебный процесс, ради которого затевались все преобразования, может просто захлебнуться в конфликте сильных преподавательских и родительских коллективов двух школ. Дмитрий легко представляет себе самый печальный сценарий развития событий: не справившегося с новыми задачами директора снимают, часть преподавателей разбегается, дети уходят вслед за учителями, школа перестает существовать.

Фото: «Профиль» / Александр Уткин
Дмитрий Шноль: «Реформаторы не учли главного: учебный процесс, ради которого затевались все преобразования, может захлебнуться в конфликте преподавательских и родительских коллективов двух школ»Фото: «Профиль» / Александр Уткин

Сокращение финансирования может привести к закрытию летних школ. Как, впрочем, и интерната при «Интеллектуале». Проживание детей на территории школы после слияния — пожалуй, самый волнующий вопрос. Для четверти из них переход на платную основу будет равносилен выселению, а возвращаться каждый день в другой конец Москвы, учитывая загруженность школьников, бессмысленно. «Сегодня точно можно сказать одно: выделенных средств не хватит на то, чтобы обеспечить всем школьникам бесплатное проживание», — констатирует Дмитрий Шноль.

Катя Рюмина, 10-й класс: «Мы не просто сидим за партами и пишем в тетрадках»

Фото: «Профиль» / Александр Уткин
Фото: «Профиль» / Александр Уткин

Катя пришла в «Интеллектуал» вслед за старшим братом. Пятиклассницей Катя видела себя филологом — во вступительном проекте рассматривала становление личности в повести «Судьба барабанщика». Спустя пять лет ушла в естественные науки: углубленно занимается биологией и химией, увлекается математикой. Будущее хочет связать с биоинженерией или биоинформатикой. С ботаникой, физиологией и анатомией Катя успешно расквиталась в предыдущих классах. В десятом, предвыпускном, все силы бросила на патологическую физиологию и молекулярную биологию.

«Мы не просто сидим за партами и пишем в тетрадках, для каждого предмета предусмотрен специальный кабинет с нужным оборудованием», — рассказывает Катя. Занятия в «Интеллектуале» похожи скорее на университетские пары, чем на традиционные школьные уроки. Есть разделение на лекции и практические семинары, где химики определяют наличие или отсутствие элемента в пробе, биологи распознают, к какому семейству принадлежат мхи и травы в ближайшем лесу, физики объясняют, как привычные нам предметы ведут себя под воздействием различных сил.

Будущий биоинженер, а пока десятиклассница Катя, как и большинство школьников, живет в интернате при «Интеллектуале». Если слияние с гимназией произойдет, интернат либо станет платным, либо перестанет существовать. «Для меня это одно и то же», — невесело констатирует Катя. Но даже если ситуация пойдет по этому печальному сценарию, школу она не бросит: мало где учитель биологии — это еще и заслуженный деятель науки.

Протест — прерогатива сильных

Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский
Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский

Родительское сообщество «Интеллектуала» продолжает бить тревогу — за выступлением 11 октября последовал митинг 25 октября на Лермонтовской площади. «Даже оставшись на улице с маленьким детьми, я не выходила на митинги обманутых вкладчиков — это не в моем характере. Но после вопиющего случая с «Интеллектуалом» не смогла остаться в стороне», — рассказывает Елена Матвеева, мама девятиклассницы Дайааны. «Проблема слияния очень серьезна, но и мы не из пугливых», — говорит Елена. В 2004 году она продала московскую квартиру и вложила все деньги в строительство подмосковного дома. Оказавшись без денег и без жилья, начала судебную тяжбу. После гибели мужа Елена уехала вместе с двумя дочерьми в деревню, на дачу рядом с Оптиной пустынью. Там молодая женщина с несколькими высшими образованиями научилась косить, завела кур, выращивала картофель и рукколу. Маленькая Дайаана полола огород и привыкала ко вкусу парного молока с ближайшей фермы. Работая в киноиндустрии, Елена постоянно была в разъездах. Дайаану приходилось брать с собой: так девочка снялась в семи кинокартинах.

До восьмого класса Дайаана училась в обычной школе и православной гимназии. В «Интеллектуал» она пришла убежденным гуманитарием с багажом знания старославянского и английского языков и писательскими задатками. Теперь она углубленно изучает химию, китайский язык и готовит проект по ядерной физике. Так радикально расширить сферу интересов Дайаане помогла нестандартная система «Интеллектуала». «Самая реальная угроза сейчас — даже не исчезновение этих дополнительных возможностей, а переход на платную основу. 40% учеников «Интеллектуала» из малообеспеченных семей, закрытие бесплатного интерната и плата за услуги школы для них фактически означает уход из нее», — считает Матвеева.

Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский
Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский

Бороться за сохранение «Интеллектуала» таким, какой он есть, родители будут до последнего. Уже сейчас они обсуждают возможность частичного финансирования сфер, на которые не выделяет денег государство. Даже если школа и интернат станут платными, но авторские учебные планы удастся сохранить, забирать дочь из школы Елена не будет. По крайней мере до тех пор, пока сможет тянуть обучение финансово.

Тем временем дети продолжают жить привычной школьной жизнью, ходить на уроки, кружки, делать домашние задания. Но психологическая атмосфера накаляется все больше, рассказывает мама девятиклассницы: школьники чувствуют, что грядут перемены. К чему им готовиться — к сдаче ГИА и полугодового проекта или к переходу в новую школу, ответить пока не может никто.

Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский
Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский

Они такие не одни
Кроме «Интеллектуала» в Москве есть еще несколько десятков школ, работающих с мотивированными и одаренными детьми: лицей «Вторая школа», школа №57, гимназии №1543, 1514, 1535, Химический лицей. Все они работают по различным авторским программам и тоже стоят на пороге растворения в государственных стандартах. Классические средние школы тоже не всегда поддерживают слияния. Среди них школа №1189, которую должны соединить с ГБОУ СОШ №2077. В составе последней уже сейчас пять школ, две из которых для детей с девиантным поведением. Если во главе такого конгломерата поставить единое руководство, внимания и средств на всех не хватит, считают в школе. Программы, по которым занимались в школе №1189, упразднятся (среди них намеренно низкая загрузка учителей, позволяющая им более творчески подойти к подготовке занятий). Некоторые учителя уже уволились, еще часть планирует уйти сразу после слияния. Коллектив школы собрал подписи 368 родителей — противников объединения. Список адресатов классический: письма с копиями подписей отправили Сергею Собянину, Ольге Голодец, Исааку Калине, Дмитрию Медведеву, Владимиру Путину.
ГБОУ СОШ №1113, которая по указу департамента образования должна влиться в комплекс №2054, рискует потерять не только громкое имя, но и особый статус школы искусств. Созданная по инициативе хореографа и балетмейстера Игоря Моисеева, филолога и искусствоведа Дмитрия Лихачева и народного артиста и дирижера Виктора Попова, помогает сочетать классическое среднее образование с углубленным изучением музыки и хореографии. Среди выпускников школы — чемпионка Олимпийских игр по синхронному плаванию Мария Киселева, певцы Николай Басков и Пелагея, актрисы Мария Миронова и Мария Голубкина, почти весь состав Академического государственного ансамбля «Березка».
После слияния ГБОУ СОШ №1039 с соседней школой №460 зарплата некоторых учителей сократилась на 14 тыс. рублей при том же количестве часов в неделю. Из отремонтированного кабинета пришлось переехать в ветхую аудиторию соседней школы, рассказывает на одном из форумов преподаватель 1039-й школы с 28-летним стажем. Родители объединенных 1350-й и 1363-й школ тоже были против слияния. Протестовать начали уже постфактум — на этапе подготовки им обещали, что ничего, кроме номера школы на тетрадках, в жизни учеников не изменится. На деле же оказалось, что дети 5, 6 и 7-го классов переводятся из 1350-й школы с математическим уклоном в 1363-ю лингвистическую школу. «После возвращения оттуда наши дети уже безнадежно отстанут по математике», — негодуют родители.

 

КОНТЕКСТ

06.12.2016

Бывшего главу батальона «Север» Геремеева вызвали на допрос по делу об убийстве Немцова

Бывшего главу батальона «Север» Геремеева вызвали на допрос по делу об убийстве Немцова

06.12.2016

Около 900 ДТП произошло в Москве за сутки

Около 900 ДТП произошло в Москве за сутки

05.12.2016

В Москве из-за пожара эвакуируют дипломатическую академию МИД

В Москве из-за пожара эвакуируют дипломатическую академию МИД

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ