15.10.2014 | Алина Гарбузняк

Эколог — значит враг

Защитников природы в России объявляют иностранными агентами

Акция экологов возле одного из дорогих бутиков в центре Москвы Фото: Интерпресс / ТАСС/ Петр Ковалев

Среди 100 НКО, попавших под закон об «иностранных агентах», около четверти – природоохранные. Как идет охота за экологами, почему министерство юстиции взялось именно за них и чем это все закончится.

Закон «Об иностранных агентах» был принят в конце 2012 года. По нему все некоммерческие организации с зарубежным финансированием, которые хотя бы косвенно влияют на российскую политику, должны регистрироваться как «иностранные агенты».

Когда этот закон только приняли, многие называли его законом «ad hoc», то есть принятым «по случаю» для нейтрализации 3-4 конкретных организаций, которые на тот момент больше всего раздражали власть. В центре внимания тогда был  «Голос», который говорил о фальсификациях на выборах, «Мемориал» и «Московская Хельсинкская группа», которые занимались политзаключенными, и Transparency international, разоблачавшая коррупцию. Именно их  называли «агентами» и обвиняли в «политической деятельности» за иностранный счет.

Главных «агентов» действительно нейтрализовали, парализовав их работу бесконечными отчетами и проверками, но на этом дело не закончилось: гипотеза не оправдалась. Статистика показывает, что за неполные два года под подозрение прокуратуры попало уже более 300 некоммерческих организаций самой разной направленности. Вал прокурорских предупреждений, административных дел и штрафов обрушился на них с мая по июнь 2013 года.

Но это, как оказалось, был только первый, отборочный тур. По итогам первых прокурорских проверок как минимум 100 организаций попали под пристальное внимание властей как потенциальные «иностранные агенты». От 20 НКО прямо потребовали зарегистрироваться «иностранными агентами», более 50 получили предупреждения, против 9 были заведены административные дела за нежелание регистрироваться «агентом», еще 30 подверглись иным санкциям, формально не связанным с новым законом. (Данные взяты с ресурса closedsociety.org, куда НКО сами отправляют сведения о давлении на них со стороны правоохранителей).

На тот момент еще ни один «агент» не был внесен в реестр: у прокуратуры и судов таких полномочий не было, а сами организации делать это отказывались. Однако отсутствие официального наименования «агента» не делало их жизнь легче. Скорее, наоборот. За первыми проверками, предупреждениями и штрафами последовали вторые, третьи, четвертые. Отобранную сотню потенциальных «агентов» вот уже год, как настойчиво принуждают сознаться в незаконной политической деятельности, замаскированной под всякие хорошие дела. 

Прокурорский тренд последних месяцев – экологи. В начале осени сразу четыре крупных объединения экологов публично заявили о давлении на них со стороны правоохранительных органов. Они жаловались на беспрерывную череду прокурорских проверок, анонимные доносы и судебные иски. Реакции власти не последовало. Тогда написали письмо президенту. Ответа все еще ждут. Между тем на днях вторую экологическую организацию внесли в реестр «иностранных агентов». Сам реестр фактически появился только этим летом, после того как Минюсту разрешили вносить в него НКО-«агентов» по собственному усмотрению – без представления прокуратуры и решения суда. (Сейчас там 15 организаций.) В суды, если желают, могут подавать сами «агенты» и доказывать, что политическую деятельность они не ведут и в реестр внесены незаконно. Пока таких дел никто не выигрывал.

Между тем, экологи все еще не теряют надежды доказать, что деятельность их не политическая, а экологическая. В суде им удалось оспорить одно предупреждение прокуратуры. Две природоохранные организации — «Экозащита!» и Ассоциация «Партнерство для развития», — уже внесенные в реестр, в поле зрения прокуратуры не попадали вообще. Минюст сам признал их «иностранными агентами» за то, что «Экозащита!» с 2007 года вела кампанию против строительства Балтийской АЭС в Калининградской области, а «Партнерство для развития» просвещало жителей Саратова на предмет того, где расположены радиационно-опасные объекты, и разъясняло гражданам их права.

В случае с организацией «Байкальская экологическая волна» политическую деятельность увидели в их обращении к председателю правительства в защиту озера Байкал. «Волна» уже проиграла несколько судов, где пыталась оспорить представление прокуратуры.

Амурскую экологическую организацию АмурСоЭС и Сибирский экологический центр признали политическими организациями за то, что их устав допускает участие в митингах и в выработке решений органов госвласти. По этой же причине предупреждение получил фонд «Феникс», который занимается сохранением тигров и леопардов на Дальнем Востоке.

Кольский экологический центр также уличили в политической деятельности: экологи ведут наблюдение за работой Кольской атомной электростанции и сегодня, в частности, бьют тревогу по поводу того, что ядерные реакторы, у которых уже истек срок эксплуатации, оставляют работать еще на 25 лет.

«Экологическая вахта по Северному Кавказу» не сомневается, что попала в число потенциальных иностранных агентов по личному указанию президента. Об этом говорится в заявлении на сайте организации. По словам экологов, они уже не один год ведут борьбу против незаконного строительства курорта «Лунная Поляна» в Кавказском заповеднике и частной дачи в краснодарском заказнике Утриш. Курорт, как утверждают экологи, построен для президента Владимира Путина, а дача строится для премьер-министра Дмитрия Медведева. Представители «Экологической вахты» отмечают, что смогли остановить строительство дороги к курорту, которую прокладывали по территории, охраняемой ЮНЕСКО.

Закон «Об агентах» написан так, что его можно применить к кому угодно, отмечают экологи. «Если формирование общественного мнения и влияние на принятие решений – это политичекая деятельность, то иностранным агентом можно объявить любую организацию с иностранным финансированием – было бы желание», — говорит член совета российского Социально-экологического союза Виталий Серветник. По его мнению, власти мешает любая гражданская активность, но в истории с экологическими организациями замешаны еще и корпоративные интересы. Серветник отмечает, что обе организации, уже внесенные в реестр «агентов», являются оппонентами Росатома: саратовские экологи протестовали против размещения радиоактивного могильника в области, а калининградские – против строительства Балтийской АЭС.

«Определение политической деятельности, данное в российском законодательстве, абсурдно, — говорит директор по программам «Гринпис России» Иван Блоков, — я не понимаю, как это определение может применяться. Мы, например, иногда встречаемся с премьером и президентом. Согласно букве закона, это политическая деятельность и нашу организацию должны были бы внести в список иностранных агентов». Блоков поясняет, что сделать это не позволяет  только форма регистрации: «Гринпис России»  является филиалом международной организации.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

26.07.2014

Пятая колонна на берегах Оки

Люди загаживают места, куда сами же снова приедут отдыхать. Что при этом происходит у них в голове?

03.10.2014

«Россия так же ущербна без Европы, как Европа без России»

Театральный режиссер Константин Богомолов — о романе власти и человека и современном «серебряном веке»

12.10.2014

В пыльной-пыльной галактике

Как сделать одно из величайших открытий в истории науки и ошибиться

КОНТЕКСТ

06.09.2016

«Мы проводим социологические исследования, они – ловят «иностранных шпионов»

«Левада-центр» не будет сворачивать деятельность после признания иностранным агентом

31.08.2016

Медведев призвал к расчистке «экологических завалов»

Медведев призвал к расчистке «экологических завалов»

20.05.2016

Госдума приравняла оценку работы госорганов к политической деятельности

Госдума приравняла оценку работы госорганов к политической деятельности

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ